Слова и дела в России
N 35, 2005 г.

Заметки о науке, образовании и текущем моменте с гневом и пристрастием*

«Фундаментальная наука должна быть прибыльной для государства. Всё чаще и чаще так говорят. Конечно, это чушь. <…> Не может быть фундаментальная наука прибыльной для государства, она вообще не может быть прибыльной. Если мы хотим говорить о будущем страны, то мы должны вкладывать деньги в это так же, как в искусство». Золотые слова. Их автор будет назван позднее.

Будем называть фундаментальную науку просто наукой. На Западе говорят не о двух видах науки, а об изысканиях и разработках. Луи Пастер говорил: «Не существует такой категории наук, которые можно было бы назвать прикладными. Существует наука и её применение в жизни, связанные между собой так, как плод с тем деревом, на котором он созрел».

Каждый учёный знает, что плоды эти зреют долгие десятилетия, и никто не может сказать заранее, какая ветвь окажется плодоносной. Однако ждать некогда. Министр финансов потребовал в сентябре 2004 г. от руководства Физического института РАН прибыли по итогам года в качестве условия положительного ответа на просьбу увеличить ассигнования. Министру нужно не развитие науки, а продукт, гoтовый к продаже. Это была прелюдия к новому акту перманентной войны против российской науки, начатой еще в 1992 г. («Российская наука в годину кризиса», «ЗС», 1998, № 8).

Осенью 2004 г. в недрах правительства была разработана концепция, согласно которой предложено из 2342 государственных научных организаций оставить на бюджетном финансировании 400–700, причём 300–500 должны заниматься «коммерциализацией открытий и разработок». Фундаментальными исследованиями за счёт государства должны заниматься лишь 100–200 институтов во всей стране. Остальные подлежат приватизации. На бюджетном финансировании должны остаться только те организации, которые выполняют исследования на «требуемом качественном уровне» либо обладают уникальным оборудованием.

Концепция готовилась втайне от РАН. Очевидно, чиновники планировали, что они сами будут решать, какие институты оставить в живых, и судить о «качественном уровне» фундаментальных исследований. Резкая реакция научной общественности привела, однако, к тому, что РАН позволили самой реорганизовать систему своих институтов. А чтобы она не ошиблась, предложено, чтобы президент РФ лично утверждал президента РАН на его посту.

Авторы концепции не понимают, что высшие достижения науки сопоставимы с вершиной песчаного конуса, высота которого неизбежно уменьшается, если уменьшить его объём. Даже чисто теоретические достижения становятся, как правило, (Эйнштейн — редчайшее исключение) возможны лишь потому, что существуют научная школа и стимулирующее окружение. Нельзя пообещать открыть новую элементарную частицу в будущем году, сомнительна польза от априорного определения наиболее перспективных направлений. Движение науки определяется внутренней логикой её развития, совокупностью её текущих результатов, в которых можно усмотреть возможность прорыва в новое знание. Каждый исследователь «стоит на плечах» не только своих предшественников, но и коллег-современников.

____________

Вся жизнь современной цивилизации обусловлена успехами науки прошлых веков и десятилетий. Без развития науки мы не сможем ответить на вызовы будущего, наступит загнивание и образования, и существующей технологии. Даже и от столь недоходного занятия, как любование звёздами, произошли очень и очень полезные вещи — вся современная механика, теория ядерных реакций в звёздах и в водородной бомбе, космонавтика и наведение ракет…

Но путь этот занял долгие века. Впрочем, от уравнений Максвелла до радиосвязи прошло уже менее полувека, как и от теории Эйнштейна до лазеров. Только три месяца прошло между открытием немецкими учёными делимости ядер урана и осознанием в начале 1939 г. грозной мощи цепных реакций деления ядер урана. Как говорил позднее один из создателей квантовой механики Вернер Гейзенберг, летом 1939 г. двенадцать человек могли, договорившись между собой, предотвратить появление атомной бомбы. Известно, что когда летом 1943 г. рейхсминистр Шпеер спросил, сколько времени надо для ее создания, Гейзенберг ответил, что 3–4 года. Устроили бы 3–4 года министра Кудрина?

Наша наука оказалась тогда на высоте. Хотя первую бомбу ядерного деления мы сделали по американским чертежам, но лишь для того, чтобы ускорить работу. Что же касается бомбы ядерного синтеза, то американцы взорвали лишь стационарное устройство величиной с хороший дом, а первая транспортабельная водородная бомба была взорвана нами. Она оказалась достаточно лёгкой пoтому, что использование изотопа лития, предложенное В.Л. Гинзбургом, позволило обойтись без огромных охлаждающих устройств. Затем появились идеи Сахарова и Зельдовича, которые позволили почти неограниченно увеличивать мощность бомб. Сахаров был уверен, что именно это спасло тогда мир на планете. Сколько стоит мир на планете? И можно ли после этого требовать от учеников Гинзбурга в ФИАНе приносить прибыль по итогам года?

____________

По-видимому, требование немедленной эффективности от науки связано с обывательской убеждённостью, что всё полезное уже открыто. Но это не так. Недавно с самой высокой трибуны было объявлено, что Россия разрабатывает ракетно-ядерные системы, перед которыми не устоит никакая защита. Стало быть, технологии ещё сохранились, и безопасность государства мы по-прежнему намерены обеспечивать своими силами.

Однако все, даже самые совершенные технологии устаревают. Мало того, возможен новый прорыв в теории, а затем и появление таких изобретений, о каких мы сегодня не можем и помыслить. Ещё лет пять назад некоторые учёные предсказывали конец науки, о нём всё ещё говорят отставшие от жизни журналисты, философы и деятели культуры, но то было лишь временное замедление. Ныне физика, астрофизика и космология, не говоря уж о биологии и кибернетике, вступили в период новой научной революции, плоды которой рано или поздно приведут к неслыханному росту человеческого могущества. В 1998–2003 гг. астрономические наблюдения привели к потрясающему выводу: мы понимаем природу лишь ничтожной доли вещества нашей Вселенной. Только 4% её массы (плотности энергии) определяется известными нам элементарными частицами, ещё 26% — какими-то другими гравитирующими частицами, охоту за которыми начали физики, а остальные 70% связаны с новой формой энергии, природу которой ещё предстоит понять!

Огромные успехи достигнуты и в построении единой теории элементарных частиц и всемирного тяготения. Эта и другие теории нуждаются в практической проверке, для чего, в частности, нужны гигантские телескопы и ускорители, которые строятся во всех развитых странах, но не в России.

Прорыв в неизведанное неизбежен, и он непременно приведёт к сказочным по нынешней мерке новым технологиям. Однако при российском отношении к науке они появятся не у нас, а в США, Европейском Союзе или КНР. Рассчитывать на их приобретение за границей не приходится. Япония, например, давно уже убедилась в бесперспективности такого пути и развивает собственную фундаментальную науку. Нельзя рассчитывать и на то, что, поэкономив на науке десяток лет и дождавшись удвоения ВВП, мы сможем её восстановить.

Во-первых, если и дальше так будет продолжаться, темпы экономического развития будут падать, а не нарастать. Во-вторых, для восстановления науки придётся приглашать дорогостоящих зарубежных специалистов, и не факт, что это будет возможно. Сегодня средний возраст докторов наук у нас 60 лет. Талантливая молодёжь остаётся в науке, пока не находит места в бизнесе или за границей, поступая так не корысти ради, а лишь из-за невозможности прокормить семьи и даже себя...

Пока финансирование всей Российской академии наук остаётся меньшим, чем у одного американского университета, повысить эффективность науки не удастся никакой концентрацией на избранных направлениях, никакими реформами. Нельзя вылечить больного без пищи, даже давая ему прекрасные лекарства.

____________

Нынешний министр финансов ещё в качестве зампреда правительства РФ возглавлял Комиссию по оптимизации бюджетных расходов (пресловутую КОБРу). 10 апреля 2003 г. она опубликовала решение о необходимости подготовки проектов «реорганизации, приватизации, ликвидации научных учреждений» и рекомендовала рассмотреть «целесообразность приватизации или ликвидации государственных научных организаций, осуществляющих исследования исключительно (преимущественно) по направлениям, не входящим в список приоритетных направлений развития науки, технологий и техники». Соответственно предлагалось «пересмотреть в сторону уменьшения государственное задание» на подготовку специалистов, а также лишить финансовой самостоятельности РАН, МГУ, Эрмитаж, РФФИ, РГНФ и т.д. Деятельность этой-то комиссии вкупе с представителями Высшей школы экономики как раз и принесла к лету и осени 2004 г. известные плоды законотворчества.

_____________

Всем нам хочется верить в лучшее будущее своей страны, а оно зависит и от того, чему и как мы учим наших детей. От качества образования зависит судьба страны. Это многократно подтвердила история. Безграмотность 70% населения России была не последним фактором в её неудачах на полях Первой мировой войны.

Всеобщее начальное обучение после революции стало законом, и затем качество школьного и вузовского образования стало достаточно высоким, чтобы обеспечить собственными силами ракетно-ядерный паритет и выход в космос. С тех пор за нашей системой образования утвердилась слава едва ли не лучшей в мире. Повысить качество физико-математической подготовки школьников было первой заботой американских руководителей, после того как граждане США услышали над своей головой «бип-бип» первого спутника.

Прошли годы, США победили и в гонке в космосе, и в холодной войне, и начали забывать об уроках прошлого… Эта ситуация стала беспокоить американцев. В тридцатую годовщину первой высадки людей на Луну, 20 июля 1999 г., министр образования США создал Национальную комиссию по преподаванию математики и естественных наук во главе с сенатором Джоном Гленном, первым американским космонавтом. Комиссия констатировала, что «уровень подготовки учащихся по математике и естественным наукам недопустимо низок», хотя именно от качества подготовки в этих областях зависит «будущее благосостояние государства и народа».

Комиссия разработала ряд мер по исправлению положения, среди которых повышение численности и квалификации учителей, материальное стимулирование преподавателей математики и естественных наук. «Дело, к которому мы призываем американский народ, не простое. Его невозможно оценить по рыночным ставкам… Грядущая цена отказа от решения этой проблемы сегодня будет возрастать экспоненциально по сравнению со стоимостью её немедленного решения», — сказано в отчёте комиссии Гленна.

Выводы Комиссии воспринял президент Буш-младший, который заявил: «Реформа образования будет основным направлением деятельности моего правительства». Но Конгресс США в конце 2001 г. выделил на реформу образования даже на 4 млрд долларов больше, чем запрашивал Буш…

Аналитические способности, умение логически мыслить, отмечалось в докладе Комиссии, воспитывает прежде всего математика. Однако российские проекты реформы образования, разрабатываемые почему-то в Высшей школе экономики, предусматривают как раз резкое сокращение математики и естественных наук в школах. Главными задачами школьного образования должны стать «воспитание самостоятельности, правовой культуры, умения сотрудничать и общаться с другими, толерантности, знания экономики, права, менеджмента, социологии и политологии, владения иностранным языком».


Предусмотрен «отказ от сциентистского и предметоцентристского подходов» и вообще «существенное сокращение объёма образования» (несмотря на планы увеличения срока обучения до 12 лет). Планируется, что в средней школе в неделю должно быть: три часа русского языка, три часа математики, три — иностранного языка, три — обществоведения, три — естествознания. Никаких там физик или биологий — это ведь «тупиковый предметно-ориентированный подход». И уж упаси господь от синусов и логарифмов...

Впрочем, что уж говорить о синусах. В книге академика Арнольда приводится потрясающий список сотен имен и вопросов, знакомство с которыми в школе, по мнению Минобразования, можно отменить. Планировавшиеся «Стандарты общего образования» предлагали не требовать от школьников владения даже начатками научных знаний; например, необязательно знать, что Солнце — одна из звёзд.

Увы, наши проекты реформы образования сочиняют не космонавты, а экономисты, несостоятельность которых давно доказана практикой. Приведем выписку из статьи проф. Ю. Борева, опубликованной в «Литературной газете». Он пишет:

«По заказу и на основе руководящих указаний Ходорковского команда „серьёзных экспертов“ во главе с Е. Ясиным написала доклад «Государство и экономическая политика», который был озвучен в Думе. Ясин сказал: „В ходе исследований выявилось множество возможностей сокращения государственных расходов, причём многие из них можно использовать для повышения темпов экономического роста и формирования свободной и открытой экономики“. „Множество возможностей“ предполагает сокращение расходов на образование и науку. <…> Общий смысл доклада Ясина: Россия не должна быть страной просвещённых, образованных научно продуктивных людей. Её предназначение — быть стратегическим поставщиком нефти и другого сырья для цивилизованного зарубежья, а для этого не нужны ни образованные люди, ни академическая наука. <…> Похоже, именно идеи этого доклада были приняты правительством РФ как руководство к действию».

Как отмечал ректор МГУ акад. В. А. Садовничий, критикуя вышеупомянутый доклад Ясина, «сейчас наиболее широко пропагандируемым стал взгляд на систему образования преимущественно как на сферу услуг. В оборот вошёл термин „безумие образования“. Так именуется любая линия в подготовке специалистов, не согласующаяся с сиюминутной реакцией на рыночный спрос. Будешь готовить специалистов, например, по современной космологии, рискуешь быть записанным в число клиентов [психиатрического] Института имени Сербского».

И.Ф. Шарыгин, заведующий отделом геометрии Московского центра непрерывного математического образования и член исполкома Международной комиссии по математическому образованию, приходит к следующему заключению: «По сути, планируется полное уничтожение российского образования, низведение его ниже уровня церковно-приходской школы. А население (именно население) России должно заниматься обслуживанием сырьевого комплекса. И немного уметь объясняться по-английски. Раб должен знать язык господина».

«Малообразованцев» от экономики, проектирующих, однако, реформу образования, возглавляет ректор Высшей школы экономики Я.И. Кузьминов. Научный руководитель этой школы — всё тот же г-н Ясин. Его доклад в Думе, упомянутый выше, требовал приведения подготовки специалистов в соответствие с сиюминутным рыночным спросом и сокращения бесплатного образования. Эти господа обычно ссылаются на опыт США. Но почему же они не берут пример с американских проектов реформы образования? И как примирить их задачи со следующими золотыми словами:

«Когда говорят о том, что та или иная проблема близко примыкает к вопросам государственной безопасности, то главным обрaзом для того, чтобы подчеркнуть значимость проблемы. Должен сказать, что все проблемы в сфере образования не нуждаются в этой дополнительной драматизации. Потому что сaмо по себе образование — это системообразующая вещь. Есть перспективное эффективное образование — будет и эффективное государство. Нет этого — не будет эффективнoго государства». (Ссылка на источник будет дана позднее).

_______________

Закон № 122, обычно называемый законом о монетизации льгот, содержит множество статей, направленных на уменьшение финансовой поддержки науки и образования. Многие его статьи сводятся к тому, что образование должно быть платным, а поддержкой государства должны пользоваться лишь научные исследования, немедленно пригодные для извлечения из них прибыли. Научное сообщество резко высказалось еще летом 2004 г. против проекта закона. В «Известиях» было опубликовано письмо к президенту РФ, среди подписантов которого был и академик В.Л. Гинзбург. Вот отрывок из этого письма.

«Речь идёт О СУДЬБЕ РОССИИ в XXI веке в связи с сложившимся отношением к фундаментальной науке. В последнее время об этом стали много говорить (но не делать). Мы, возможно впервые, обращаем внимание на те предельно жёсткие сроки, которые отпущены на исправление ситуации. Вопрос не сводится к бюджету науки или к положению РАН (как об этом часто говорят). Половина фундаментальной науки находится в Минатоме, Минобразования, МГУ, РАМН и других госакадемиях. В России фундаментальная наука пока ещё не потеряла силу, но уже вступила на путь вымирания. Пора избавляться от мифов о возможности возрождения сильной России без сильной фундаментальной науки в ней. Ситуация подобна плаванию „Титаника“, когда господствовал миф о его непотопляемости и опасность была замечена слишком поздно. Нам уже не избежать потерь, но ещё можно сохранить плавучесть России в океане мировой истории. В Правительстве и в других государственных структурах РФ сложилось непонимание роли фундаментальных наук и, что особенно опасно, — мнение о ненужности её для современной России. Например, на заседании Совета Безопасности 24.02.04 прозвучало сравнение вложения денег в фундаментальную науку с попыткой „отапливать улицу“. Оно ошибочно, больно бьёт по безопасности РФ и очень удачно подыгрывает геополитическим интересам США и ЕЭС. Без подпитки свежими фундаментальными идеями уже через 5–15 лет инновационный процесс станет испытывать „голод на идеи“. Утопична надежда черпать технологические идеи из Интернета или из мировой научной литературы. Без естественных наук мирового уровня у нас не будет ни „зародышей“ новых технологий, ни „чутья“ на них, ни той научной среды, которая смогла бы „вскормить“ их и передать в прикладные НИИ на „воспитание“, даже если кто-нибудь поделится с нами.

Таким образом, без фундаментальной науки страна обречена на глубокую зависимость экономики и техновооружённости армии от конъюнктуры международных отношений на время, требуемое для её восстановления, т. е. на ближайшие 50–100 лет или более. Таков приложенный к условиям России XXI в. исторический опыт ведущих стран мира. Минимальный срок — 40–50 лет — определяется временем накопления „ноу-хау“ научных школ и требует непомерных расходов. Гораздо эффективнее сохранить и развивать то, что имеем. Начинать спасать фундаментальную науку надо именно теперь: через 4–5 лет будет уже поздно»….

_______________

Ещё один эпизод атаки на науку — предложение правительства отменить аккредитацию научных организаций. Это фактически означает, отмечают В.Л. Гинзбург и В.Н. Кудрявцев («Научное закрытие». «ЗС», 2004, №33), что научная работа более не признаётся отдельной сферой деятельности. «Проект, сочинённый в стенах министерства, по существу разрушает науку в России. Он ставит её ниже любого коммерческого предприятия…» Теперь всем можно всё. «Сначала организуем частную лавочку открытий и изобретений, потом перекупим перспективную лабораторию с бедствующей профессурой, а затем, глядишь, приватизируем серьёзный институт и выйдем в олигархи» .

Контроль, главным звеном которого была Академия наук, упраздняется. После отмены аккредитации научных организаций будут окончательно развязаны руки бесчисленным фантазёрам и жуликам, многие из которых требуют огромных денег на немедленное воплощение в жизнь своих многообещающих — но никогда не действующих на практике — изобретений. Эти псевдоучёные получат хорошую «крышу», под которой они смогут на законных основаниях требовать деньги от государства. «Академия высшей магии и оккультных наук» уравняется в правах с РАН…

_______________

Имеем ли мы дело с элементарной некомпетентностью или с принципиальной приверженностью принципам социал-дарвинизма? Возможно, как уже говорилось, и третье — служение чужим интересам. И даже всё это вместе...

Ю. Головин писал в «Литературной газете» (8-14 мая 2002): «Однажды один из этих „реформаторов“ так и сказал мне: «А нам плевать на все ваши интеллигентские всхлипы о загубленной России, о нищих стариках и бездомных детях. Этим займутся другие. Наша задача — перераспределить собственность. И мы сделаем это, даже если половина населения подохнет в нищете, зато другая половина скажет нам потом спaсибо». Это сказал в 1992 г. г-н Чубайс.

Гайдарономика оказалась типичной лженаукой. Выводы можно было бы сделать ещё в конце 1992 г., когда вместо обещанного Гайдаром увеличения цен вдвое они выросли в 26 раз. Впрочем, он, оказывается, это знал, но знал и то, что «тогда народ за нами не пошёл бы». Он, оказывается, не лжеучёный, а просто лжец (см. статью В. А. Абалкина в книге «Наука и власть», М.: «Наука», 2001).

________________

Давно пора понять, что нам нужна не реформа образования или науки, а меры по их спасению. Средний возраст вузовских профессоров составляет 67 лет. Практически исчезло среднее поколение учёных. Подрастая, люди уходят из страны или из науки, будучи не в состоянии прокормить семью. За вымиранием учителей скоро исчезнет и пригодная для экспорта молодёжь…

Почему Россия к 1927 г. первой в Европе достигла довоенного уровня производства и наивысшего за всю её историю уровня благосостояния населения, разрушенного вскоре сталинской диктатурой? И это после Мировой войны, революции, Гражданской войны и страшного голода 1921 г. Почему за 10–15 лет Китай из голодающего захолустья превратился во вторую страну мира по промышленной мощи и вскоре достигнет настоящего процветания? Не потому ли, что в обоих случаях был взят курс на сочетание частного и государственного хозяйствования? На это надеялся А. Д. Сахаров, говоря о новой России.

На опыте (в том числе и опыте «нового курса» президента Ф. Д. Рузвельта) доказано, что рыночная экономика только вместе с социально ориентированной внутренней политикой способны вывести из кризиса. И недаром в Китае приоритетом национального развития объявлены наука и образование…

Пора теперь сказать, откуда взяты выделенные жирным шрифтом золотые слова в начале и середине статьи. Это сказал президент РФ В. В. Путин на VII съезде Российского союза ректоров в декабре 2002 г. (см. в кн. «Образование, которое мы можем потерять», 2-е изд., М., 2003, с. 57). Выпущенные из первой цитаты слова, отмеченные многоточием, были:

«Моё мнение, мнение руководства Правительства с этим мнением не совпадают».

Однако действия не соответствуют этим словам. Остаётся надеяться, что в руководстве страны победят силы, действительно думающие о России. И не только о её сегодняшнем дне. Когда-то Черчилль заявил, что он стал премьером не для того, чтобы председательствовать при распаде Британской империи.

Плачевная социально-экономическая политика, тенденция к упразднению науки и примитивизации образования намного опаснее для будущего России, чем терроризм.

_________________

* Текст приводится в сокращении.

Юрий Ефремов

наверх


Организация Декор-Центр: сколько стоит венецианская штукатурка - звоните - комплексная раскрутка сайта с внесением правок Срочно!.