О статье Ф. Зелинского «Умершая наука»
N 34, 2005 г.

«История умственной культуры человечества усеяна трупами умерших верований» (Ф. Зелинский)

Статья Ф. Зелинского «Умершая наука» в данном номере журнала*, посвящена истории астрологии. Название способно, пожалуй, вызвать у читателя ироническую улыбку, ибо эпитет «умершая», казалось бы, мало подходит предмету обсуждения. Однако работа, написанная более 100 лет назад, заслуживает внимания уже тем, что её автор, глубокий знаток античности, детально рассматривает происхождение учения, дожившего, вопреки названию статьи, до наших дней, и объясняет, почему оно оказалось столь привлекательным не только для людей древности, но и для их потомков вплоть до новейшего времени. К сожалению, ограниченность журнальной площади не позволила поместить материал целиком.

Фаддей Францевич Зелинский (1859–1944), филолог и исследователь культуры античного мира, более 30 лет преподавал классическую филологию в Санкт-Петербургском университете, после 1922 г. жил в Польше, затем — в Германии. Он был широко известен как переводчик, литературовед и популяризатор античности. Его перу принадлежит, в частности, серия статей, посвящённых античной религии и философии, изданная под общим названием «Из жизни идей» (1907). В этот сборник вошла и статья, о которой идет речь.

Интерес к истории астрологии, как и любого явления человеческой культуры, вполне закономерен, подобные работы публикуются и в наши дни. Беда в том, что их авторы часто не обладают знаниями, позволяющими дать объекту исследования адекватную оценку. Вот, например, диссертация Дениса Куталёва «Астрология как историко-культурный феномен» (http://www. astrologic.ru/culture/disser). Он пишет (раздел «Проблема научности астрологии»): «Существовавшая около двух тысячелетий в статусе науки, астрология лишь в 17–18 вв. стала считаться сугубо оккультным учением, интерес к которому правомерен только для мистически настроенных людей. И такая смена точки зрения на астрологию была вызвана прежде всего торжеством физики Ньютона, в рамках которой астрологические воздействия не могут быть объяснены. Но отсутствие объяснений не обязательно означает ложность астрологии». Автор вообще склонен считать, что научное знание — это нечто ограниченное, тяготеющее к неким заранее заданным схемам; ему видится «альтернативная парадигма», состоящая в «магическом, органическом» восприятии мира. Очевидно, что такая позиция играет на руку сторонникам оккультных учений: если научному знанию имеется альтернатива, также являющаяся знанием, то научным подходом к оценке явлений в определённой ситуации можно пренебречь. Детальная критика диссертации Д. Куталёва не входит в мои задачи; приведу лишь две цитаты, которые не нуждаются в пространных комментариях:

«…в современной метеорологии отмечается своего рода „возвращение“ к астрологии на новом витке: в частности, признаётся связь погоды с таким астрономическим фактором, как солнечная активность».

«Как известно, современная химия выросла из концепций средневековой алхимии, которая оперировала астрологической символикой».


Понятно, что подобные публикации отнюдь не способствуют просвещению читателя. Тем актуальнее необходимость объективно разобраться в происхождении древнего учения, претендующего на научность и занимающего умы немалой части наших современников. Этому как нельзя лучше служит статья, написанная с культурологических позиций специалистом, способным наглядно показать читателю и мифологические истоки представлений о божественной силе небесных тел, и особенности человеческого мышления, заставляющие в эту силу верить. Не в пример современным невежественным диссертантам, относящим солнечную активность к ведению астрологии и путающим эмпирические наблюдения с концепциями, Ф. Зелинский был человеком широкой эрудиции, и его подход к рассматриваемой проблеме отличается глубиной и разносторонностью.

Тяга к вере в мистическое, лежащее за пределами рационального, кроется в человеческой психологии и имеет древние корни. Астрологические построения, в основе которых лежало естественное стремление людей познать закономерности природы и выяснить их значение для человека, возникли на стыке науки и мифологии. О том, как это происходило, Ф. Зелинский рассказывает в живой и поэтичной форме, давая читателю понять, что современные астрологи платят дань богам древней Месопотамии, античной Греции и Рима. Он с блестящим остроумием показывает надуманность основополагающих моментов всей мистической системы предсказаний, резонно замечая: «Нечего настаивать на изъянах и непоследовательностях этой теории — они вполне естественны в веровании, стремящемся принять вид науки».

Статья Ф. Зелинского дает внимательному читателю гораздо больше, чем просто сведения о наивных представлениях людей далекого прошлого. Она проливает свет на причины безуспешности борьбы с оккультизмом одними лишь средствами естественных наук. Причины веры в мистику, особенно наукообразную, лежат в совершенно иной плоскости, и естественнонаучное просвещение само по себе не является панацеей в борьбе с ней. Возражения против астрологии очевидны, но они не достигают цели, как не достигали ее доводы здравомыслящих людей и во времена античности, и в более поздние эпохи. Решающим здесь оказывается знание исторических, психологических и культурных истоков критикуемого явления. Простыми наскоками, даже очень лихими, и призывами к логике и здравомыслию убедить людей, верящих в потустороннее, невозможно, недаром Зелинский метко называет фантазию астрологов «бесстрашной перед абсурдом». Люди с рациональным складом мышления не нуждаются в доказательствах несостоятельности астрологии, а склонные к иррационализму не приемлют аргументов «механистической» науки. Об этом необходимо помнить тем, кто считает возможным одним махом разделаться с вековыми заблуждениями человечества, просто записав их в категорию лженауки. «Стены реального города страдают от ударов тарана; против воздушных замков, которые возводит волшебница Моргана, он бессилен», — пишет Зелинский в заключительной части своей работы. История цивилизации показывает, что воздушные замки иной раз оказываются долговечнее каменных.

Так или иначе, статья Ф. Зелинского даёт обширную информацию для размышлений. Мы имеем случай убедиться, что история человеческих заблуждений порой бывает не менее интригующей, чем история знаний, и уж, конечно, не менее поучительной.

__________________________________

* На сайте статья не выкладывается

Наталья Васильева

наверх


спецодежда модный доктор