Б.Н. Никольский. Капитуляция разума.
(радио "Петербург" 20.11.99)

У микрофона главный редактор журнала "Нева" Б.Н. Никольский, 20.11.1999:

Капитуляция разума

Несколько лет тому назад я написал статью, которая называлась «Капитуляция разума». Недавно я прочел ее и обнаружил, что могу повторить ее слово в слово. Почти ничего не изменилось. Тогда непосредственным толчком к написанию этой статьи послужила одна история, которую я вычитал в весьма уважаемой многотиражной газете. Добавлю, что потом эта история была перепечатана еще и другой газетой.

А история была такова. Некая американка, совершая круиз по Средиземному морю, влюбилась в своего попутчика, красивого венгра. Через девять месяцев она родила ребенка, покрытого шерстью, с когтями и клыками, буквально волчьими. И далее совершенно серьезно сообщалось, что врачи Лос-Анджелеса признали в новорожденном оборотня, который точно является человеком и точно им не является. Затем эта американка пыталась найти своего возлюбленного, и когда она приехала в Венгрию, по тому адресу, который он ей оставил, оказалось, что это адрес кладбища.

И вот дальше в этой статье совершенно серьезно утверждается, что действительно, как считают ученые, в Европе существуют около 10 оборотней, которые время от времени превращаются в волков, потом снова в людей. И понимаете, что меня поразило: что это все рассказывалось на совершенно серьезном псевдонаучном уровне. Это не была фантастика. Кстати говоря, ради забавы скажу, что потом этим сюжетом, прочитав мой рассказ, воспользовался один писатель-фантаст и написал уже действительно фантастический рассказ с таким сюжетом. Но тогда читателям предлагалось воспринять это, как действительно серьезные изыскания ученых.

Казалось бы, можно было просто поиронизировать, посмеяться над этой галиматьей. Но ведь подобная галиматья обрушивается на нас ежедневно. Вот сегодня хотя бы. Я иду сюда на радио и у входа в метро получаю очередную порцию бесплатных рекламных газет. И что мы видим на последних страницах этих газет? Как правило, это реклама разного рода «потомственных» колдунов, членов академий иррациональной психологии, магов и т.д. Предлагаются все услуги, начиная с того, что тебе организуют связь с умершими, уничтожат всех твоих соперников или соперниц в любовных делах, снимут с тебя заговор, сделают приворот и т.п. И люди в это верят, потому что приучены верить печатному слову. Они забывают, что эти объявления напечатаны за деньги, а сегодня за деньги, к сожалению, можно сделать очень много. Раз есть такие предложения, значит, существует спрос на них. И наоборот, раз есть спрос, есть и предложения. Это очень тревожит, потому что такая степень суеверия, веры в какие-то оккультные науки сегодня очень возрастает.

Говорят, что истинная вера и суеверия несовместимы. Теоретически это вроде бы так. Но на практике мы видим, что сегодня, с одной стороны, возрастает религиозность (я не знаю, какая, истинная или чисто внешняя, об этом я скажу ниже), но параллельно идет нарастание суеверий, предрассудков самого различного толка. Одно другому, получается, не мешает. Часто видишь, как один и тот же человек носит крестик и верит самым диким предрассудкам. И мне кажется, что это, к сожалению, явления одного порядка, потому что и то, и другое предполагает зависимость человека от потусторонних сил. Ведь религия тоже исходит из того, что человек – существо ничтожное, его жизнь на Земле – преходящий момент, а самое главное ждет его где-то там, за гробом. На собственную жизнь можно не обращать существенного внимания, так как это так, минутное явление. Церковь исходит из того, что человек, если его оставить наедине с собой, погрязнет в грехах, будет мерзок, зол и т.д. Но это совсем не так.

Я думаю и всегда считал, что одной из самых великих революций, которая произошла в XX веке, хотя была подготовлена еще XIX веком, была революция человеческого сознания. Она заключалась в том, что человек впервые понял, что он небессмертен, что у него не будет загробной жизни. И человек это принял. Во всяком случае, огромное число людей было вынуждено с этим смириться, а другие это приняли. И что же, человек от этого стал хуже? Говорили, что если он поймет, что смертен и нет никакой загробной жизни, то решит, что все позволено. Но ничего подобного не произошло. Мы знаем, что атеисты, безбожники вовсе не стали совершать больше преступлений, чем верующие. А когда наша страна была сплошь религиозной, тоже совершалось достаточно много преступлений. Поэтому ставить прямую зависимость между религиозностью и нравственностью, способностью совершать или не совершать преступления, неверно.

Нам возразят: а какие преступления стали совершаться в атеистическом государстве на государственном уровне? Оно, конечно, верно, но давайте возьмем и другую сторону этого дела. Мы часто говорим о Гражданской войне как о взаимном истреблении, ужасной бойне, которая противоречила всем христианским заповедям. Брат поднимал руку на брата, отец – на сына. Но разве 1-я Мировая война, в которой погибли миллионы людей, была лучше? Разве там не братья во Христе, если уж говорить религиозными терминами, поднимали руку друг на друга? И разве там церковь с той и другой стороны не поощряла убийство в ответ на убийство, когда в России служились молебны во имя победы над Германией и уничтожения немцев, а в Германии соответственно шли церковные службы во имя победы немецкого оружия. Церковь выступала не как примиряющее начало, а наоборот – разжигала агрессивные военные страсти.


Поэтому я бы сказал так: христианские заповеди, конечно, прекрасны и совпадают с высоконравственными человеческими устремлениями, но есть одно маленькое «но». Было бы прекрасно, если бы сама церковь исполняла эти христианские заповеди. Но этого же не было никогда. Религия выступает против богатства, а что делает, например, наша православная церковь? Она стремится прежде всего подавить человека своей роскошью. И разве она сама отказывается от богатства? Наоборот. Мы знаем, что в любой церкви всегда привилегии и лучшие места предоставляются кому? Может быть, самым благочестивым? Нет, самым богатым. И это постоянно делается. Тем, кто больше пожертвовал на церковь, дал деньги, от кого церковь материально зависит. А нынешние имущественные притязания церкви, это как выглядит? У меня создается впечатление, что сегодня официальная церковь озабочена, во-первых, дружбой с государственной властью и, во-вторых, наращиванием своего имущества. Ведь когда мы видим наших церковных иерархов? Главным образом во время церемоний, когда приносятся взаимные поздравления либо президенту, либо от президента, вручаются ордена, проходят торжественные беседы. Либо когда возникают споры об имуществе, когда надо отобрать помещение у какого-нибудь музея. Но мы почти не слышим слова церкви, ее иерархов в защиту обездоленного, страдающего человека, в защиту тех людей, которые сегодня оказались в нищете и бесправии. Меня это поражает!

Если бы церковь сама следовала заповедям, было бы хорошо, но она этого не делает. Больше того. Недавно я раскрыл журнал «Новый мир» и прочел беседу одного литератора с крупным церковным деятелем из США, который доказывал, что церковь поступила совершенно правильно, когда отлучила и предала анафеме Льва Толстого. Почему? Потому, что Лев Толстой, якобы, расшатывал религиозные и государственные устои. Но мы-то знаем, что на самом деле Толстой вполне разделял христианские заповеди и отстаивал их в своей публицистике и прозе. Но он отстаивал в них истинную высоконравственную сущность: доброту, человечность. А церковь, получается, его за это как раз и наказала. Таких нестыковок между тем, что официально провозглашается религией и совершается на самом деле, достаточно много. Это ее самое уязвимое место.

Часто говорят, что сейчас, мол, очень много верующих даже среди ученых и писателей. Действительно, едва ли не в каждом интервью, в конце, кокетливо, с оговорочками они сообщают, что верят в Бога или какую-то Высшую силу. Мне кажется, что происходит это прежде всего потому, что люди поддаются всеобщей моде. Если раньше было неприлично и даже опасно говорить, что ты верующий человек, то теперь считается столь же неприличным и неудобным говорить о своем атеизме. И многие поддаются этой общей волне. А с другой стороны, тем, кто хочет сказать противоположное слово, в защиту атеизма, часто не дают слова. Об этом писали, кстати, два выдающихся физика на страницах «Литературной газеты».

О религиозности ученых существует целый ряд мифов. В частности, ссылаются на И.П. Павлова. Как же, говорят, вот такой великий естествоиспытатель, лауреат Нобелевской премии, а был верующим человеком. Известно, что Знаменская церковь, куда он ходил, сохранялась, пока он не умер. Так ли это? Так, да не совсем. Вот недавно я беседовал с нашим выдающимся физиком Ж.И. Алферовым, и он процитировал мне воспоминания о Павлове, которые написаны биологом, тоже выдающимся ученым академиком Кребсом. Он был человеком высокой культуры и чести, прошел через сталинские лагеря, так что ему верить можно. Так вот еще в 1923 году он записал, что ему говорил Павлов. А тот говорил так:

«Что касается моей религиозности, веры в Бога, то это все неправда, выдумки. Я – семинарист, и, как большинство семинаристов, уже со школьной скамьи стал безбожником. Мне этого не нужно. Но человек не может жить без веры, он должен во что-нибудь верить. Большевик верит, что коммунизм даст счастье человечеству. Если не ему самому, то его детям, внукам. Эта вера дает ему силу переносить голод и холод».

А дальше Павлов говорит, что лично он верит в научный прогресс, что именно наука принесет счастье человечеству. И сегодня очень печально, что мы сдаем эти позиции. Иногда кажется, что те усилия, которые потратили просветители-энциклопедисты, многие лучшие умы человечества, забываются и отбрасываются. Но я думаю, что все-таки это явление временное. За каждой революцией, в том числе в области сознания, обычно следует реставрация, а потом начинается обратная волна. И человечество, которое обладает такими огромными интеллектуальными ресурсами и творческими силами, безусловно должно провозгласить единственную веру – веру в разум, веру в человека.

Ведущий передач - радиожурналист А.Б. Федоров.

наверх


На счет дренажа вот бетонные водоотводные лотки.