Не робеть перед оппонентами

Среди верующих есть два сорта людей – искренние и лукавые. Это обстоятельство, вероятно, стоит учитывать в дискуссиях с ними на богословские темы. Так, например, если мы имеем дело с первыми – глубоко невежественными представителями мира искусств, подобными «писателю» Максимову*, следует принимать во внимание, что природа наделила их одним лишь правосторонним мышлением – они, по сути дела, не виноваты в том, что не могут мыслить логически. Поэтому в школе они могли воспринимать лишь гуманитарные предметы и, как огня, боялись естественнонаучных дисциплин. Это подспудно интуитивное осознание своей «особости» развило у них агрессивно нигилистическое отношение ко всему, требующему рационально-критического мышления. Повзрослев и выбившись «в люди», эти люди отыгрываются на тех, кому в детстве бессознательно завидовали, и на том, что, как им казалось, унижало их в школе. Так вот, когда сталкиваешься с такими воинственно дремучими господами, им полезно настоятельно советовать перечитывать школьные учебники и чаще смотреть по телеканалу «Культура» научно-познавательные программы, в частности, ВВС. Чтобы у них отпадала потребность задавать «детские» вопросы.

Лукавые требуют иного подхода. Они не столь наивны, но, хорошо чувствуя конъюнктуру, держат «нос по ветру». А коль скоро религиозность нынче в моде и приносит дивиденды, несравненно большие, чем наука, то вере и присягают на верность. Даже если они - кандидаты г.-м.н., подобные протоиерею Буфееву. Когда он утверждает, что современная синтетическая теория эволюции, развивающая идеи Дарвина, не есть теория по той, дескать, причине, что она не проверяется экспериментально подобно физике или химии, он выдает ложь за правду. И тут возможен ответ: не проверяются экспериментально также астрономия, география, геология, палеонтология, археология, история, лингвистика, психология, социология и т. д. и т. п. А далее задать вопрос: может быть, их следует отнести к соответствующим разделам католицизма или протестантизма? Далее, когда креационист утверждает, будто переходные формы организмов в природе отсутствуют, его следует обвинять в фальсификации. Переходные формы существуют, но, прежде всего, в виде ископаемых форм, например в виде археоптерикса, питекантропа и т.д. Другое дело, что их останки находят несравненно реже, нежели останки стационарных форм, подобных динозаврам. Но это объясняется как раз их переходностью, то есть тем, что их конституция менялась значительно быстрее, чем у стабильных форм: в течение тысяч, а не миллионов лет. Кстати было бы и упоминание о законе Мюллера – Геккеля, согласно которому онтогенез (индивидуальное развитие особи) кратко повторяет филогенез (историческое развитие вида), что служит еще одним наглядным доказательством справедливости синтетической теории эволюции.

А

со служителями культа, подобными Сысоеву, дискутировать следует только в одном ключе: не оправдывая науку, а уличая в глупостях и явных натяжках Библию и Евангелия. Ибо у таких защитников веры нет ни возможности, ни, тем более, желания понимать элементарные вещи, доступные пониманию любого среднего ученика начальных классов.

Атеистам пора перестать робеть перед своими оппонентами и, вопреки тенденциям, «спускаемым сверху», гнуть свою линию. Ибо дело наше правое.

Гиви Гивишвили, вице-президент РГО

* Cм. /ru/articles.phtml?num=000485

наверх