Ответ на вопрос о «смысле жизни» даст астрономия

        Вышел из печати Бюллетень № 2 Комиссии РАН по борьбе с лженаукой. Публикуем фрагмент доклада «Наука: вызовы природы и общества», включенного в это издание.

Коснусь одной темы, которая волнует меня и многих других исследователей и, как мне кажется, должна волновать многих людей, живущих на нашей планете.

В фундаментальной науке XXI века возрастает роль астрономии. Эта тенденция порождена не только естественной потребностью исследователей ответить на самые крупные вызовы природы, но и стремлением понять, почему мы, человечество, оказались в этой части Вселенной и каковы цели, поставленные перед нами, т.е., в определенном смысле, стремлением дать ответ на вопрос о «смысле жизни». Последний вопрос содержит значительную идеальную компоненту, и он связан, как мне представляется, с тем обстоятельством, что мыслящий человек, начиная с первого homo sapiens, всматриваясь в звездное небо (типичный наблюдатель видит на небе невооруженным глазом не менее 3000 звезд), быстро осознавал гигантские масштабы окружающего его космического пространства. А далее, чем глубже он познавал этот мир, тем чаще задавал самому себе вопросы о смысле своего пребывания во Вселенной, о месте, в нем занимаемом, о смысле своего бытия. С моей точки зрения, желание всматриваться в небо было характерно, прежде всего, для народов, живущих в южных широтах, поскольку южное небо прозрачно и звезды на нем ярки; для северных же народов небо почти всегда закрыто и поэтому ничего им не говорит и ничего не будит в их сознании. Не случайно именно в южных широтах возникли первые великие цивилизации, и там же родились и действовали величайшие мудрецы человечества.

Надо сказать, что современная цивилизация характеризуется не только высоко развитыми технологиями, которые обеспечивают настоящие и ближайшие будущие практические потребности людей. Она характеризуется также многочисленными вторичными мирами (религиями, культурой, искусством, философией и т.д.) и созданной духовными усилиями людей чрезвычайно избыточной искусственной средой (спорт, шоу-бизнес, мода, реклама, звания, награды и т.д.), ни от одной из компонент которой человечество не готово, а возможно и не способно, отказаться. Возникает естественный вопрос, как совместить эту фантастическую, и по большей части творческую, активность людей в областях, не связанных с проблемой выживания, с отчетливым пониманием того, что Вселенная, масштабы которой на 26 порядков больше масштабов человека, абсолютно безразлична к самому факту существования человеческой цивилизации, пониманием того, что события, которые происходят в Космосе, способны хладнокровно прекратить ее существование.

В далеком космосе мы видим множество таких апокалиптических событий — столкновения галактик, взрывы звезд, черные дыры, разрывающие или поглощающие звезды. Но и в нашей Солнечной системе происходили и происходят не менее масштабные катастрофы. Достаточно вспомнить о многочисленных следах столкновения Земли с астероидами, ряд из которых приводил к радикальным изменениям флоры и фауны Земли. В частности, кратер Чиксулуб в Мексике, является свидетелем такого события, которое произошло на рубеже мезозойской и кайнозойской эр, т.е. приблизительно 65 миллионов лет назад, в результате чего произошло массовое вымирание одних видов животных и развитие других. Попигайская котловина на севере Средне-Сибирского плоскогорья образовалась 35.5 миллионов лет назад от столкновения с Землей астероида диаметром 1.5 км, что привело к существенным изменениям в фауне Земли. Совсем недавно, в июле 1994 г., мы были свидетелями столкновения кометы Шумейкеров-Леви с Юпитером, свидетелями события по масштабам эквивалентного столкновению с Землей астероида диаметром не менее 10 км.

Итак,

где будет получен ответ на поставленный ранее вопрос. Мне кажется, что он будет в той или иной степени получен в астрономии, то есть именно в рамках той науки, которая этот вопрос и поставила.

Один из путей решения этого вопроса намечают идеи т.н. антропного принципа. В соответствии с ним, Вселенная управляется такими законами, которые позволили ей приблизительно за 14–14.5 миллиардов лет проэволюционировать из довольно примитивного начального состояния, состояния радиационной стадии, в сверхсложное состояние с галактиками, звездами, планетными системами. При этом Вселенная так тонко подстроила свои фундаментальные параметры (фундаментальные физические постоянные, размерность, топологию и т.д.), что в ней, хотя бы на одной планете, смогли начаться биологические процессы, возникли жизнь, разум и цивилизация.

А ведь могло бы быть и совершенно по-другому. Достаточно было бы слегка изменить физические законы, например, чуть увеличить величину элементарного электрического заряда, как возникла бы Вселенная, в которой нет атомов, а есть только темная энергия. Если же изменить закон, так, чтобы заряд был чуть меньше, то во Вселенной были бы только атомы таких простых элементов, как водород и гелий. Если бы сильные взаимодействия, удерживающие протоны и нейтроны, были бы чуть слабее, то подавляющее большинство химических элементов таблицы Менделеева были бы нестабильны, в результате чего не возникли бы сложные молекулы, в том числе и ДНК. А если бы они были чуть сильнее, то не были бы возможны термоядерные реакции, дающие энергию звездам и обеспечивающие энергообеспечение планетных систем.

Рассуждения такого рода можно продолжать, и они, как следствие, приведут к заключению, что все существующие фундаментальные константы и фундаментальные физические законы, взятые в совокупности, имеют очень узкий интервал допустимых значений, позволивший создать Вселенную, в которой возникла жизнь и разум.

Отсюда возможны два варианта ответа на поставленный ранее вопрос. Один состоит в том, что наша Вселенная, в которой возникла жизнь — это только случайность среди множества, может быть даже бесконечного множества, других вселенных. Такой подход исключает возможность того, что называется «Божественным замыслом» или «Божественным дизайном». Он же лишает всякого содержания вопрос «о смысле жизни». Другой подход предполагает, что существует такой фундаментальный закон, согласно которому может существовать только такая Вселенная, которая способна породить жизнь и разум, и эта Вселенная — уникальна. В этом случае, можно говорить, что Вселенная является результатом «Божественного дизайна», согласно которому неизбежность возникновения жизни и разума была заложена фундаментальными физическими законами в момент рождения Вселенной из сингулярного состояния. Такой подход можно рассматривать в качестве попытки построения физической модели того, кого верующие люди называют Творцом. В этой модели вопрос «о смысле жизни» неизбежно приобретает глубокое содержание и на него, вероятно, можно получить строгий ответ.

Рассуждая об антропном принципе, я хотел продемонстрировать вам, как в рамках научного языка можно получить строгие ответы даже на такие вопросы, которые постоянно ставятся и обсуждаются в рамках философии или тысячелетиями нащупываются мировыми религиями.

Андрей Финкельштейн, член-корреспондент РАН, директор Института прикладной астрономии РАН (Санкт-Петербург)

наверх