Желанная или нет, православная церковь вернулась в школу

http://www.nytimes.com/2007/09/23/world/europe/23russia.html?ex=1191124800&en=8c525769450054fa&ei=5070&emc=eta1

КОЛОМНА, Россия – один из самых непримиримых споров в российском обществе вокруг школьного образования разворачивается в этом городе недалеко от Москвы, где на днях учительница Ирина Доншина, отложив в сторону учебники и, прохаживаясь перед второклассниками, задала им, как с церковной кафедры, вопрос: «У кого мы должны учиться делать добро?»

«У Бога!» - ответили дети.

«Правильно!» - сказала госпожа Доншина. «Потому что люди, которых он создал, распяли его. Но разве он обвинил их, или проклял их, или возненавидел их? Конечно, нет! Он продолжал любить и жалеть их, хотя мог уничтожить всех нас и целый мир в долю секунды».

Примерно 20 лет спустя после распада Советского Союза и возвращения религии в общественную жизнь в России на местах крепнет убеждение, что школьное образование должно строится на путях православной церкви, включая приобщение к её традициям, литургии и историческим образам.

Уроки обычно предваряются церковными лидерами, объясняющими, что насаждённый коммунистами атеизм оставил россиян вне веры, которая до того была основой национальной идентичности.

Новая программа отражает продолжающуюся борьбу нации за идентификацию россиян в посткоммунистическую эру и роль, которую должна играть религия, до того грубо подавлявшаяся советской властью. Но стремление возрождающейся церкви распространить своё влияние на систему образования вызывает сопротивление, и не только со стороны остатков партии коммунистов.

Оппоненты заявляют, что руководство РПЦ стремится нарушить принцип отделения церкви от государства путём внедрения прозелитизма в школу. Они говорят, что Россия является многоэтнической плюралистической страной, в которой возникает риск отчуждения мусульманского населения в случае, если РПЦ будет претендовать на роль государственной религии.

Церковь объявляет эти обвинения необоснованными, утверждая, что речь идёт о культурологических курсах, а не религиозных.

Но, крайней мере, в классе г-жи Доншиной дети, похоже, имеют своё понимание первой темы курса. «Каждый обязан любить Бога» - сказала Кристина Пособилова. «Мы должны верить только в Бога».

Диспут недавно достиг вершины, когда 10 выдающихся российских учёных, включая двух нобелевских лауреатов, послали письмо Президенту В.В. Путину, протестуя против того, что они назвали «растущей клерикализацией» российского общества. В дополнение к критике введения религиозного обучения в школы, учёные атаковали попытки церкви добиться государственного признания учёных степеней по теологии и возражали против присутствия православных священников в армии.

Чиновники на местах достаточно широко реализовали новую политику образования под надзором Москвы. Некоторые регионы ввели курсы русского православия, другие позволили родителям отстранять своих детей от этих курсов, хотя едва ли нашлись те, кто воспользовался этим правом. В остальных регионах эти курсы не введены.

Путин, обычно без колебаний анулирующий действия местных чиновников, отнесся к этим инициативам уклончиво. Он сказал в сентябре, что предпочел бы, чтобы дети изучали религиозные вопросы в общем виде, учитывая четыре основные российские религии – православие, ислам, иудаизм и буддизм. Но президент, который фотографируется с крестом и принимает участие в церковных службах и других церковных событиях, не сказал, что существующая практика должна быть свёрнута:

«Мы должны найти форму, приемлемую для всего общества. Давайте подумаем об этом вместе».

Опросы показывают, что от половины до двух третей россиян считают себя православными – резкое увеличение по отношению к времени кончины Советского Союза в 1991. Священничество принимает участие в государственных мероприятиях, и народ часто носит кресты. Но Россия остается глубоко светской, и большинство россиян никогда не ходит в церковь.

10-15%

россиян - мусульмане, большинство из которых живут на юге, хотя Москва и другие большие города имеют значительную популяцию мусульман. Вследствие эмиграции и ассимиляции еврейское население уменьшилось до нескольких сот тысяч из 140 миллионов. Исламские и иудаистские лидеры обычно находятся в противостоянии русскому православию, хотя им и предоставляется некоторая активность в школе.

«Мы не хотим, чтобы детям мусульман навязывалось изучение других религий», - сказал Марат Хазрат Муртазин, ректор московского исламского университета. - «Мусульмане должны изучать свою религию».

В имперской России РПЦ имела огромное влияние в качестве официальной религии, и практически все дети изучали православие в рамках «Закона Божьего».

Один из ученых, подписавших письмо Путину, Жорес Алфёров, нобелевский лауреат по физике 2000 года, сказал, что он опасается возврата страны к тем дням. Он вспомнил, что его отец был вынужден изучать Закон Божий при последнем царе Николае Втором.

«Церковь хотела бы иметь больше верующих», - сказал Алфёров, член парламента от коммунистической партии. - «Но она может иметь свои религиозные и воскресные школы. В обычных государственных школах ей не место».

Московский патриарх Алексий II, глава церкви, постоянно повторяет, что дети должны знать православие для того чтобы понимать произведения искусства, литературы и историю России. Он характеризовал письмо учёных к Путину как «эхо атеистической пропаганды прошлого».

5 лет назад Коломна, расположенная в 60 милях к югу от Москвы, стала первым городом, где была введена церковная программа в школах. Местная церковь и чиновники образования отмечали, что до революции Коломна была центром русского православия, местом расположения многих храмов и монастырей, которые были разрушены или использовались при коммунизме в качестве складских помещений. Не естественно ли, учитывая историю края, говорят они, что местные ученики изучают православие?

«Цель усилий церкви и государства состоит в том, чтобы народ, дети знали свою историю и свои корни», - сказал Владимир Пахачев, церковный лидер, который помогает разработать школьную программу.

Например, отец Пахачев сказал, что было бы нелепо изучать русский язык, не зная о святых Кирилле и Мефодии, двух братьях, которые в девятом веке разработали кириллицу – алфавит, используемый в России. Братья были монахами и значительными религиозными фигурами, и этот аспект их жизни не может быть забыт.

В школе № 3, расположенной в тени восстановленного собора, курс православия факультативный, но уроки ведутся еженедельно во время школьных занятий, и их ведут обычные учителя. «Ни один родитель не попросил об освобождении для своих детей», - сказала директор школы Анна Кихтенко. - «Ничьи права не нарушены. Родители детей из мусульманских семей говорят: «Мы живём среди православных людей и хотим, чтобы наши дети знали, во что они верят».

Недавно Оксана Телнова, учитель шестого класса, рассказала своему классу, как князь Владимир ввёл христианство на Руси в 988 году, отвергнув прочие верования. Это событие церковь называет крещением России. Некоторые дети вслух читали стихи из Библии.

«Православие оживило и преобразовало славянскую душу, став её моральной и духовной основой» - сказала Телнова, цитируя патриарха Алексия. - «В течение веков христианство помогло создать великую страну и великую культуру».

Рядом г-жа Доншина, учительница второго класса, учила своих учеников 10 заповедям, указывая на тонкое дерево напротив класса с ветвями, лишёнными листьев:

«Вера в Бога так же важна для человека, как корни для дерева. Но наше дерево, к сожалению, умерло, как человеческая душа может умереть, если не делает добро. Такое происходит с людьми, которые не делают добрых дел и не следуют божеским законам».

Она закончила обсуждением русских святых, сказав, что они «показали нам, как должно жить близко к Богу». С этим она распустила класс, но перед этим раздала каждому по кусочку шоколада.

Клиффорд Дж. Леви, газета «Нью-Йорк Таймс», 23.09.2007

Перевод Е.Б. Александрова

наверх