Письмо десяти. Война за территорию будущего

Из http://community.livejournal.com/carians/245094.html (с небольшими сокращениями)

Честно говоря, впервые за последние 10 лет я испытал гордость за наших российских ученых. Они проявили не только огромную гражданскую смелость, выступив против наглой агрессии «почти государственной» церкви (зная, что идут на серьезный политический конфликт). Они продемонстрировали также способность логически корректно и последовательно анализировать социальные отношения, выходящие за рамки их профессиональной области.

Неформальный лидер группы ученых-естественников, нобелевский лауреат, всемирно известный физик Виталий Гинзбург* в нескольких интервью четко расставил точки над «i». Православная церковь стремится стать государственной идеологией и подменить своим катехизисом объективное научное знание и школьное образование.

      «РПЦ всеми силами старается протолкнуть религиозную веру в ущерб настоящей науке» (Из интервью радио «Эхо Москвы»).
      «Русская православная церковь всяческими путями стремится, чтобы в младших классах школы преподавали Закон божий, но под названием Основы православной культуры. Это вера в Библию, а что есть в Библии? В Библии есть известный креационизм, то есть Бог взял и создал человека таким, как он есть. Между тем, наука твердо установила, что человек - плод длительной эволюции». (Из интервью «СИТИ-FM»).
      «Петербургская школьница и ее отец подали в суд на учителя биологии, который преподавал теорию эволюции, но не преподавал теорию божественного творения. И получили при этом поддержку патриархии» (Из интервью порталу «24.ua»).
      «Преподавая религию в школах, эти, мягко говоря, сволочи церковные хотят заманить души детей» (Из интервью «Вести образования»)

Надо сказать, идеологи МП РПЦ на протяжении предшествующих 10 лет прикладывали колоссальные усилия, чтобы ввести в заблуждение авторитетных ученых-естественников.

Гражданскую бдительность ученых пытались усыпить длинными и насквозь лживыми рассуждениями о том, что, де, православное учение не противоречит науке, что оно, якобы, вообще лежит в некой другой плоскости. Церковники всеми правдами и неправдами пытались отвлечь Комиссию РАН по лженауке от проблемы церковного обскурантизма. Ей подсовывали в качестве «главных врагов науки» гадалок, торговцев приворотными зельями, снимателей сглаза и прочих мелких коммерсантов, эксплуатирующих расхожие бытовые суеверия. Священники МП РПЦ планомерно сталкивали РАН с негосударственными академиями (РАЕН, МАИ), умело используя недовольство ученых сомнительной деятельностью этих академий.

Доходило до того, что священники РПЦ участвовали в научной конференции против «иррациональных верований», делая вид, будто православие-то вовсе не противоречит науке, а вот новые религиозные движения – те противоречат. Ученых пытались убедить, будто церковный мистицизм безобиден, и некоторое время РПЦ это удавалось. Но, как гласит народная мудрость, шила в мешке не утаишь. Хоть ситуация и была далека от предмета естественных наук, ученые в ней разобрались. Так появилось «Письмо десяти».

Скорее всего, переломным моментом стал «обезьяний процесс.ру», когда церковь с помощью своих марионеток – рекламных агентов К. Шрайбера и А. Вуймы – попыталась через суд опорочить теорию эволюции и ввести в школьные учебники библейский миф о сотворении человека в качестве «авторитетной научной теории».

К этому моменту Виталий Гинзбург и его коллеги из числа здравомыслящих российских ученых уже обстоятельно исследовали православный клерикализм и обскурантизм, но, видимо, еще допускали возможность того, что государственная власть сама поставит церковь на место. Но на XI Русском народном соборе патриарх Алексий II заявил: «Никакого вреда не будет школьнику, если он будет знать библейское учение о происхождении мира. А если кто хочет считать, что он произошел от обезьяны, - пусть он так и считает, но не навязывает это другим».

Никто из министров, присутствовавших (в нарушение конституции) на этом церковном сборище, не одернул распоясавшегося архиерея. Пришлось это делать ученым.

      «А что, если в школе изъять любые доказательства, забыть про элементарную логику, полностью выхолостить последние остатки критического мышления и перейти на зазубривание догматов, тоже никакого вреда не будет?» (Из «Письма десяти»)

Ученые популярно объяснили президенту: нельзя одновременно воцерковлять общество и рассчитывать на научно-технический прогресс. Тут одно из двух: или Московская Патриархия будет внутри церковной ограды, или Российская Федерация будет на помойке. Выбирайте, мистер Путин. Мистер Путин задумался и пока молчит. Молчат и министры. Их можно понять: и национальную идею бросать жалко, и на помойку не хочется. Трудный выбор. Зато окружающие с лихвой компенсируют их молчание.

На Виталия Гинзбурга (как общепризнанного лидера научного антиклерикального движения) обрушился шквал обвинений со стороны политправославных идеологов.

«Молодая гвардия», молодежное крыло правящей партии «Единая Россия», 27 июля 2007 породила статью «Физики «в законе» (автор - Мария Сергеева). Цитирую:

      «Для того, чтобы выживать и добиваться успеха, нужна конкурентоспособность. А с этим у нас, честно признаемся, беда. Писать концепции и изобретать уникальную, не имеющую мировых аналогов, высокобюджетную, не окупаемую и никому не нужную установку, которую некуда внедрить – это мы умеем. А приспособить науку под непосредственные нужды государства и бизнеса, научиться не только изобретать, но и внедрять и продавать свои достижения мы пока не можем. Как не могут господа академики посмотреть правде в глаза и признаться, что в бедственном положении науки виноваты они сами, а вовсе не государство или, тем более, Русская Православная Церковь. Но нет, вместо того, чтобы оперативно решать стоящие перед членами РАН задачи, наши дипломированные мракобесы решили найти «козла отпущения» в виде набирающей влияние РПЦ. Осмелюсь предположить: сам факт того, что в мире существуют люди, считающие себя произошедшими от Бога, а не от обезьяны, не дает достойным академикам спокойно спать по ночам. Потому как при сильной позиции духовенства ученым придется (страшно сказать!) заниматься наукой, а не разглагольствовать на общечеловеческие темы, привычно вещая с телеэкранов о справедливости и добре… Уважаемые господа Гинзбург, Алферов и иже с ними! Вместо того, чтобы в очередной раз выступать в роли гуманитарных авторитетов,… займитесь лучше плачевным состоянием нашей науки. Сделайте так, чтобы ваши изобретения приносили пользу России».

Видимо, опус Маши Сергеевой надо понимать так. Фундаментальные ученые должны сами найти деньги на исследования, довести эти исследования до технологии, привлечь инвесторов, построить производство, выпустить на нем конкурентоспособный товар, продать его, получить прибыль и принести деньги в бюджет (чтобы из этого бюджета финансировалась МП РПЦ и лагерь на Селигере, где «оттягивается» Маша с компанией).

При этом ученые должны молчать в тряпочку на общечеловеческие темы, поскольку это компетенция машиной «молодой гвардии» и машиной православной церкви.

Зачем это нужно Маше и церкви – ясно, но зачем это ученым? Ни в одной развитой стране от фундаментальной науки не требуют прямой самоокупаемости. Ее финансируют из государственных и частных фондов, чтобы создать плацдарм для прикладной науки, которая уже может порождать новые технологии, приносящие колоссальную прибыль. И там к ученым прислушиваются даже тогда, когда они говорят на гуманитарные темы. Это понятно: ведь ученые – это интеллект нации, кого же еще слушать в первую очередь?

А в недоразвитой стране фундаментальной науки просто нет. Тамошние ученые работают на научные фонды развитых стран, которые исправно им платят (т.н. «утечка мозгов»). Но и там к ученым прислушиваются (еще бы: совет умного человека, да еще даром).

Впрочем, что я пытаюсь найти логику в машиных рассуждениях? Ее там никогда не было - да и зачем? Ведь машин опус рассчитан на людей, которые не умеют ни думать, ни считать (иначе бы давно сосчитали, сколько полезных вещей можно было бы сделать на миллиард долларов, если бы их не вбухали в строительство более 1000 культовых православных зданий, включая храм Христа-Спасителя и одноименный церковный банк). От церкви Маша почему-то не требует конкурентоспособности и самоокупаемости…

А что, кстати, говорит сама православная церковь и принадлежащие к ней общественно-политические движения?

Во-первых, они пишут на Виталия Гинзбурга жалобу в прокуратуру, чтобы нобелевского лауреата примерно наказали за непочтительный образ мысли. Россия, как они уверены, «православная страна» (идея прочесть Конституцию этим людям в голову не приходит).

Во-вторых они обвиняют Гинзбурга в том, что он – еврей и деятель мировой масонской закулисы, ставящей себе целью разрушить Православную Русь безбожным гуманизмом. Этому вопросу посвящена обширная статья «Христианские ценности или гуманизм Содома?» (Ирина Медведева, Татьяна Шишова) на портале Православие.ру.

В-третьих, они мобилизуют т.н. «творческую интеллигенцию» (православных писателей, киношников, моралистов и т.п.) на борьбу с безбожными нобелевскими лауреатами.

Так, гендиректор киноконцерна «Мосфильм», режиссер Карен Шахназаров в статье «Символы веры» (журнал «Итоги», 30 июля 2007) пишет дословно «Россия - страна православная. Кому не нравится, тот может найти другую страну». Видимо, Шахназаров полагает, что от него стране и народу есть какая-то польза, а вот от физиков с мировым именем – никакого толку. Мне почему-то кажется наоборот. Для чего нужна наука - я прекрасно понимаю, а для чего нужны православные киношники вроде Карена Шахназарова и православные юннаты вроде Маши Сергеевой - не понимаю. Наверное, вне традиции православного мистицизма пользу от них увидеть невозможно.

Больше

всего меня развлек дьякон Андрей Кураев, выступивший со статьей «Спор двух академий» (под второй академией имеется в виду «православная духовная академия»). Цитирую:

      «Хороший ученый всегда знает границы своей компетентности. Он знает границы приложимости своего метода. И он готов учиться - анализировать новую информацию, приходящую к нему с соседних "делянок". Вот что меня удивляет в академике Гинзбурге: уже с 1998 года Виталий Лазаревич регулярно и публично дискутирует с тем, что ему кажется "клерикализмом". Это уже не случайный эпизод в его замечательной биографии, а целая страница и, пожалуй, основная форма его выхода в публичное пространство. Но взял ли он на себя труд знакомства с этим новым для него миром - миром религиозной жизни и мысли? Появились ли на его рабочем столе труды не богословов, нет, но хотя бы классиков мирового религиоведения 20 века?»

Вообще-то для понимания того, что «Основы православной культуры» (ОПК) в школе и присутствие МП РПЦ в государственных структурах противозаконны, не нужно знание никакой теории религии. Достаточно Конституции РФ, где черным по белому написано:

      «Статья 14. Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.
      Статья 28. Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
      Статья 29. Каждому гарантируется свобода мысли и слова. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства».

А в послании Алексия II № 5925 от 9 декабря 1999 г. «всем епархиальным преосвященным» рекомендуется:

      «Если встретятся трудности с преподаванием «Основ православного вероучения», назвать курс «Основы православной культуры», это не вызовет возражений у педагогов и директоров светских учебных заведений, воспитанных на атеистической основе».

Это - не что иное, как призыв к нарушению Конституции.

      «Из процитированного текста следует, что под видом «Основ православной культуры» нам пытаются ввести (и вновь в обход Конституции) «Закон Божий»… (Из «Письма десяти»).
      «Широко освещаются религиозные церемонии с участием высокопоставленных представителей власти и т.д. Все это приметы активной клерикализации страны». (Оттуда же).

И это - нарушения Конституции, очевидные без всякого религиоведения. Но забавно другое. Кураев, похоже, не понимает, что его церкви исключительно повезло, что Виталий Гинзбург не читал классиков мирового религиоведения и не делит религии на разные классы. Для него и для большинства его коллег все религии – это одинаково антинаучное явление, имеющее, впрочем, некоторую культурную ценность, поскольку религиозные мифы являются памятниками мировой литературы.

Именно из этих соображений авторы «Письма десяти» указали:

      «Учебник, написанный сотрудниками Института истории РАН (он называется «Религии мира» и предназначен для учащихся 10-11 классов средней школы), хорошо сбалансирован и содержит много сведений, которые следует знать каждому человеку, считающему себя культурным».

Надо сказать, что упомянутый учебник, как признал его редактор - академик Чубарьян, рассказывает в основном о православии и согласован с Московской Патриархией РПЦ.

Прочти Виталий Лазаревич и его коллеги что-нибудь из классиков религиоведения, а в придачу еще и православный катехизис - и их отношение к МП РПЦ стало бы гораздо хуже, чем к религии вообще. Религии-то бывают разные, и только некоторые из них (в частности - православие московского образца) содержат в самом своем вероучении обскурантизм, агрессивность, религиозную нетерпимость, презрение к человеку и полнейшую несовместимость с любым цивилизованным укладом жизни. И тогда, конечно, ученые-естественники высказались бы об учебнике «Религии мира» не так доброжелательно.

Здесь хочется отметить, что МП РПЦ могла бы воспользоваться этим пробелом в гуманитарных знаниях ученых-естественников и протащить в школы православно-ориентированные «Религии мира». Но церковников сгубила жадность и нетерпимость. Они не готовы оказались довольствоваться преобладанием православия в светском школьном религиоведении, их устраивал только православный «закон божий» и ни на копейку меньше. Исходя из этого, они подвергли обструкции агитировавшего за учебник «Религии мира» министра Фурсенко, а сам учебник объявили антиправославным. Теперь, наверное, локти кусают – но в таких делах рыбка задом не плывет. Мирное решение вопроса о характере школьного религиоведения стало невозможным.

К чести Виталия Лазаревича и его коллег, надо сказать: хоть они и не успели разобраться с теорией религий, но зато разобрались с религиозной статистикой и установили, что верующие МП РПЦ составляют мизерную часть общества. «Суждение о том, что наша страна православная и верующая, очень сильно преувеличенное. Раньше ходили на субботники, теперь ходят в церковь. Это, скорее, выражение лояльности по отношению к господствующей идеологии, нежели реальная вера. И если посмотреть социологические данные, свидетельствующие о том, как люди выполняют обряды, обязательные для православных (как часто посещают церковь, причащаются, исповедуются), оказывается, что реально как о верующих можно говорить о 3–4% населения страны» (Наталья Тихонова, заместитель директора Института социологии РАН).

      «Собор считает, что изучение школьниками «Основ православной культуры» необходимо в нашем государстве, где православные составляют абсолютное большинство населения». Если считать атеистов русской национальности поголовно православными, то большинство, наверное, получится. А вот если без атеистов, то, увы, православные окажутся в меньшинстве. Ну да дело не в этом. Разве можно так презрительно относиться к другим конфессиям? Не напоминает ли это православный шовинизм? В конце концов, неплохо было бы церковным иерархам задуматься, куда ведет такая политика: к консолидации страны или к ее развалу?» (Из «Письма десяти»)

Реалии начавшейся информационной войны таковы, что МП РПЦ в смысле человеческого ресурса располагает 3–4% населения, и это в основном малограмотные и не вполне вменяемые люди, в основном – люмпены. Они способны только на участие в погромах и тому подобных деструктивных актах, но такими вещами популярность не завоюешь. В смысле ресурса популярности РПЦ сильна только поддержкой новой партийной номенклатуры, которая и вытащила эту церковь из маргинального состояния, в котором она пребывала до 1988 года. Но партийная номенклатура сейчас пребывает в задумчивости, поскольку, как аргументировано объяснили ученые, дальнейшая поддержка «православной национальной идеи» может привести к экономико-политическому краху государственной системы (как это случилось в 1917 году). Национальный проект «Православие» уже обошелся властям очень дорого, а цена его продолжения в условиях четко обозначившегося религиозного раскола общества, оказывается и вовсе непомерной.

Надо сказать, что к моменту публичного выступления Гинзбурга и его коллег ситуация в обществе уже была перегрета из-за множества беспардонных акций РПЦ. Только конформизм, свойственный большинству людей, удерживал гражданское общество от взрыва информационной войны. «Письмо десяти» стало той пылинкой, которая приводит в таких случаях к взрывному вскипанию перегретой жидкости.

Сейчас некоторые нейтральные деятели культуры осуждают Виталия Гинзбурга и его коллег за то, что их письмо резко обострило религиозно-идеологические противоречия в обществе. Действительно, обострило. Но гражданская позиция ученого иногда требует резких движений. На карту поставлено нормальное, цивилизованное будущее страны.

В таких условиях ученые совершенно обоснованно рассудили, что рационально мыслящему большинству не следует молча наблюдать, как обнаглевшие церковники, манипулируя малограмотным меньшинством, тащат страну в новое средневековье.

Разумному большинству необходимо было увидеть своих лидеров, и ученые – авторы «Письма десяти» - взяли на себя эту рискованную роль. Честь им и хвала за это! Надо сделать так, чтобы церковь никогда больше не смогла стать политической силой.

«Раздавите гадину» (Вольтер).
___________________________________________________

* 4 октября 2006 года Виталию Гинзбургу исполнилось 90 лет. Теоретической физикой он занимается 65 лет, главные свои работы посвятил теориям сверпроводимости и сверхтекучести. Он автор многих теорий и научных гипотез, автор сотен работ по различным проблемам физики и астрофизики. В 2003 году вместе с Алексеем Абрикосовым стал лауреатом Нобелевской премии «В такой юбилейный день для замечательного человека и ученого Виталия Лазаревича Гинзбурга, знать которого мне повезло в жизни, хотелось бы еще и еще раз отметить совершенно фантастические свойства и качества этой личности. Я бы в первую очередь из своих ощущений отметил гражданственность, светскость, конечно, не говоря уже о блестящем таланте физика-теоретика, столь много сделавшего в весьма разных направлениях современной науки. Эта энциклопедическая широта гармонирует с широтой общественных интересов Виталия Лазаревича, как правозащитника, бдительного стража чистоты науки. Он много сделал для защиты так называемых "ученых-шпионов", и где-то нам это удалось, а где-то еще не удается. Он много сделал в борьбе с захватившей нас каким-то мутным потоком лженаукой. Он борется за светскость образования, за то, чтобы были оставлены попытки клерикализации образования, поскольку это противоречит не только его убеждениям, но и нашей Конституции». (Академик Юрий Рыжов: «Виталий Гинзбург - колоссально объективный человек», «Радио Свобода», 05.10.2006).

Александр Розов

наверх


Качественные пластиковые окна спб любит. СПБ берет окна только здесь!