Попса переборола интерес к науке

http://www.izvestia.ru/science/article3104926/

Главному редактору журнала "Наука и жизнь" Игорю Лаговскому (на фото) исполнилось 85 лет. "Наука и жизнь" - старейшее издание в России, которое выходит с 1890 года. Его популярность в советское время была немыслимой, в Японии поставили на поток внедрение "маленьких хитростей", найденных на страницах журнала. О том, как живется сегодня "Науке и жизни", о видах на будущее редактор Игорь Лаговский рассказывает обозревателю «Известий» Сергею Лескову.

С. Лесков. Игорь Константинович, хорошо это или плохо, но в наше время главные редакторы на своем месте не засиживаются. Вы работаете в журнале с 1960 года, а с 1981 года являетесь главным редактором. Известна ли вам формула популярности научно-популярного издания?

И. Лаговский. Многое зависит от востребованности науки в обществе. "Наука и жизнь" родилась в конце XIX века в период бурного экономического роста в России. Второе рождение - 1934 год, эпоха первых пятилеток, подъем образования и науки. Третий наш взлет начался в 1961 году, одновременно с выходом человека в космос. Новую концепцию создавали талантливые люди. Мы сохраняем верность традиции: "Наука и жизнь" - журнал широкого научно-популярного профиля для семейного чтения, для самообразования. В 1985 году тираж стал астрономическим - 3,6 млн экземпляров, а подписка была жестко лимитированной.

СЛ

. Но сейчас тираж упал до 45 тысяч. У вас десятилетиями не меняются рубрики, сохраняются макет и верстка, рекламы почти нет. Вас корят за консерватизм, который мешает найти инвестора, способного привести журнал к финансовому процветанию...

ИЛ. Инвесторы объявляются часто. И у каждого торчит толстый животик и широкие уши, выдающие любовь к псевдосенсациям. Переговоры заканчиваются одним: надо изменить лицо журнала. Инвесторы хотят заработать на нашем имени, раскрутиться, а потом выгодно перепродать журнал. Крупные рекламные агентства тоже задавят и подчинят журнал. Все это убьет "Науку и жизнь".
И это не консерватизм, а верность традициям российской журналистики и нашей тематики. Человека раздражают быстрые изменения, которые мы видим на каждом шагу. Очень здорово, когда внук читает тот же журнал, что читал его дед. Если хочется другого, создавайте другое издание. Я стараюсь сохранить "Науку и жизнь", которая развивает ум, а не удовлетворяет интерес к тому, кто за кого вышел и кто сколько получил при разводе.
Заметьте, у нас нет текучки, как в других изданиях. Конечно, меня беспокоит, что людей перетягивают на высокие зарплаты. Но многие работают еще с 1961 года.

СЛ. Тираж похожего Scientific American - полмиллиона. Что мешает поднять тираж? Неужели у нас тяга к науке меньше, чем в США?

ИЛ. В недавние времена у "Науки и жизни" тираж был в 7 раз выше, чем у американцев. А сейчас у нас такие законы, что доходы не растут с ростом тиража. Мне кажется, что люди за последние годы сильно поглупели, и касается это не только нашей страны - это общемировой процесс. Не туда повернули, интерес к знаниям у читателей падает. И ученые уже не очень-то, как в прежние годы, хотят рассказывать публике о своих работах. Попса всех переборола.

наверх


Старые окна помеха при ремонте. Мы готовы установить rehau окна в ваш новый дом! - мальдивы цены