РФ как страна победившего «карго культа»

http://community.livejournal.com/carians/205092.html (приводится в сокращении)

Чрезвычайно интересная статья Захара Оскотского «Имитация» - это попытка с разных сторон обрисовать настоящее и будущее России, а в какой-то степени – и всего мира. Статья перекликается с докладом Михаила Фейгельмана «Российская наука к 2017 году». Фейгельман отметил: «государству-бензоколонке»… эксперты и вообще образованные люди не нужны» и сравнил национальные проекты в современной российской науке с «карго культом» (Cargo Cult) – оккультными практиками отсталых тихоокеанских островитян, веривших, что имитация устройства аэродромов (декорации из деревяшек) приведет к появлению самолетов с ценными грузами – вещами и едой. «Разговоры о «развитии высоких технологий» в настоящее время есть одна из спецопераций, за которой не стоит ничего, имеющего отношение к реальному делу. Стране абсолютно необходимо это «развитие», но власти занимаются лишь его имитацией» (М. Фейгельман).

Оскотский рассмотрел проблему шире и показал, что имитацией в жанре Cargo Cult являются не только научные, но и вообще все нацпроекты администрации Путина (в области культуры, экономики, демографии, etc.). Страна победившего карго культа…

В порядке конструктивной критики, следует отметить некоторые недостатки аналитики Оскотского (являющиеся, впрочем, достоинствами в повествовательном смысле). Автор использует морально-оценочный подход к ряду экономических, технологических, и социально-биологических проблем, а это несколько снижает объективность. Отчасти из-за такого подхода, автор рассматривает техническую интеллигенцию отдельно от остального инженерно-экономического социального класса (для эпохи НТР этот подход, видимо, не вполне пригоден). Кроме того, автор исходит из неявного предположения, что власть имеет возможность принимать и реализовывать волюнтаристские решения. Но реально власть может действовать лишь в рамках биосоциальной парадигмы, определяемой состоянием человеческой компоненты производительных сил общества. В остальном статья Оскотского является исключительно объективной и информативной.

С самого начала автор акцентирует внимание на специфически российской дискуссии начала 1990-х годов о роли технической интеллигенции. Справедливо отмечаются два психологических фактора, катастрофически сказавшихся на судьбе российской науки.

Первый фактор – это порочный культ призвания, гиперответственности и бескорыстия российской технической интеллигенции. Если Родина говорила «надо», российские ученые отвечали «есть!» вместо естественного ответа: «надо? платите!». Ни Родине, ни науке это не пошло впрок. Государство приобрело вредную привычку к халяве, а наука потеряла полезную привычку уважать собственный труд. Если бы при советской власти ученые в ответ на нищенские зарплаты дружно метнули в стену свои авторучки и ушли в выгодный сервис - чинить сортиры и строить дачи, то у всего ЦК КПСС мигом перестала бы работать «председательская железа» (по выражению Жванецкого), которая отвечает в организме чиновника за выработку патетических призывов. Реформы пошли бы по другому пути, а страна лишилась бы сомнительного удовольствия наблюдать ельциных, гайдаров, чубайсов, путиных и жену мэра Лужкова, жрущую черную икру килограммами.

Второй фактор – это тошнотворная государственная кампания за «духовность» в стиле «лапти – балалайка – икона – царь-батюшка», которую начала администрация Ельцина, а администрация Путина довела до абсурда в духе романов Кафки. Слово «технократия» стало ругательством, зато любая старая шлюха от литературы (вроде Солженицына или Проханова) стала гордо именоваться «интеллигенцией». Согласно новой парадигме, вредная техническая интеллигенция поворачивает реки и разрушает экологию, а полезная духовная интеллигенция создает радостное благолепие в избе «народа-богоносца». Кстати, Оскотский зря ругает Ленина за известный афоризм «интеллигенция – это не мозг нации, а ее говно». Ленин назвал говном именно «творческую интеллигенцию» - писательско-артистическую тусовку амбициозных дегенератов, алкоголиков, истериков и извращенцев, возомнившую себя элитным клубом духовных наставников человечества. К сожалению, российское научное сообщество не нашло в себе силы воли, чтобы назвать всех этих борцов за духовность паразитами, и потребовать, чтобы всю эту свору болтунов оттащили за ослиные уши от бюджетного финансирования, выделенного на науку и культуру.

Как справедливо пишет Оскотский, вместо финансирования науки и культуры в период перестройки получилось финансирование дебилизации. За счет бюджетных вливаний, был выращен массовый тип «интеллигента» - черносотенца, безмозглого православного бройлера, обученного хлопать рудиментарными крыльями, цитировать эпилептика Достоевского и обзывать «жидами» всех, кто твердо знает таблицу умножения. Началась утечка мозгов по-русски. Это – уникальное для Европы явление. Обычная утечка мозгов – это ручеек, текущий из «A» в «B» из-за разности экономических потенциалов (богатые страны могут платить ученому больше, чем бедные). Утечка мозгов по-русски – это струя из брандспойта, бьющая под давлением ненависти к прагматично мыслящим ученым.

Процитировав по этому поводу Владимира Цаплина (из книги «Странная цивилизация»), Оскотский дает собственный комментарий к ситуации, после чего переходит от анализа политической конструкции современной России к ее экономической конструкции. Он отмечает: «Главная проблема, по мнению чиновников, где взять инвестиции, поскольку в Россию вкладывают неохотно… Однако гораздо важней вопрос: кто сможет инвестиции осваивать? Какие ученые, какие инженеры, какие квалифицированные рабочие?»

Вопрос в конце – риторический. В России нет нового поколения квалифицированных специалистов, и в обозримом будущем ему неоткуда взяться. До прогнозируемого начала нового технологического скачка (НТР-2) осталось лет 15 максимум, развитые страны уже сегодня реформируют науку и интенсифицируют образование так, чтобы оседлать этот процесс. А в России уничтожаются последние дееспособные научные учреждения и вводится реформа образования, призванная сформировать радикальный нигилизм в отношении фундаментальной и прикладной науки, технологии и инженерии. Четверть века назад, при «бездуховном коммунистическом режиме», выпускник советской школы во многом превосходил по своей подготовке западного сверстника и имел достаточную базу знаний для поступления в любой ВУЗ мира. Выпускник хорошего советского технического ВУЗа мог найти работу по специальности в развитой стране, а в странах третьего мира вообще был нарасхват. Сегодня выпускник российской школы отстает от западного по точным и естественным наукам, а выпускники наших ВУЗов не котируются. Что будет, когда эти выпускники сами начнут преподавать?

А что же российское общество? Оно ослепло? Или его устраивает перспектива оказаться в структуре мировой экономики на одной полочке с Гвинеей, Конго и Заиром? Или оно надеется на чудо? Похоже, именно последнее – причем такой эффект совсем не случаен. Он определяется культурной политикой на «регулируемом рынке» печатного слова.

Описание

настоящего заканчивается подробным анализом состояния художественной культуры в бывшей самой читающей стране мира, после чего Оскотский переходит к описанию будущего с учетом совместного действия демографических, технологических и геополитических факторов. Говоря о некоем шансе для России, автор склоняется к мысли, что этот шанс уже упущен.

Существенно его отношение к проблеме мигрантов. Большинство аналитиков рассматривают массовую миграцию из третьих стран как однозначно-негативное явление. Оскотский смотрит на это явление гораздо более рационально. Не важно, откуда взялся человек, важно, кем он является. Одно дело – «хрестоматийный» Алибабаевич с трудом пишущий печатными буквами и считающий по пальцам. Другое дело – аналогичный по этническим признакам Алибабаевич, но имеющий высшее техническое образование и вполне европейское представление о социально-экономической жизни. К помощи Алибабаевича-первого мы обращаемся не от хорошей жизни (если «свои, местные» не желают трудиться на грязной и тяжелой работе, а провести автоматизацию и механизацию тяжелого труда – не хватило ума). Напротив, появление Алибабаевича-второго является закономерной и желательной для европейцев формой эксплуатации высокого репродуктивного потенциала Азии и Африки. По сути, это откачка интеллектуальной элиты из третьих стран (то самое, что с их точки зрения является утечкой мозгов). Возможно, это не очень справедливо по отношению к третьим странам но, в создавшихся демографических условиях, другого выхода у Европы и Северной Америки пока нет. А на долю России остаются Алибабаевичи-первые. Впрочем, это еще не так страшно. Ну, Алибабаевичи, ну полуграмотные. Как-нибудь привыкнут они к нам, а мы – к ним, лишь бы войны не было. Но и с этим последним условием есть серьезные проблемы…

Конечно, можно прогнозировать отдаленное будущее, когда человечество тотально заменит живую рабочую силу роботизированными устройствами и начнет бороться за комфортную плотность населения на планете (порядка 4 человек на квадратный километр, что соответствует населению планеты 600 миллионов человек, 10% от нынешнего). Но это даже по самым благоприятным прогнозам будет происходить лишь в конце текущего столетия. А ближайшие прогнозы по данным ООН такие:

К 2050 году население Земного шара вырастет до 9,2 миллиардов человек. Общий прирост составит порядка 2,5 миллиардов, основной источник прироста - развивающиеся страны. Большинство стран Азии и Латинской Америки достигли состояния, в котором количество работающих взрослых людей превышает количество детей. Демографическая ситуация в этих странах продержится на таком уровне еще несколько десятилетий. После этого, население начнет стареть, как это происходит в странах Европы и Северной Америки (в Европе количество людей старше 60 лет, превышает количество детей, к 2050 году страны Азии и Латинской Америки будут иметь демографическую ситуацию, схожую с сегодняшней европейской). Население самых бедных стран, таких, как Афганистан, Конго, Гвинея-Бисау, Бурунди, Уганда, Либерия, Нигерия, за то же время увеличится, как минимум, втрое. Количество жителей экономически развитых стран, в основном, не изменится и составит около 1,2 миллиарда. К 2050 значительно снизиться население 46 стран, в т.ч. Германия, Италия, Япония, Южная Корея и почти все республики бывшего СССР.

У прогноза ООН есть один существенный недостаток: он не объясняет, чем будут кормиться дополнительные 2 миллиарда человек в беднейших странах мира. Для аналитиков ООН характерна ничем не обоснованная уверенность, что проблемы как-то сами собой решаться. Благодушие, которое, вообще говоря, граничит с идиотизмом. Откуда возьмутся ресурсы жизнеобеспечения для втрое выросшего населения в странах, где и при существующей численности люди уже живут на грани голода?

Оскотский смотрит на вещи гораздо более реально и без особой политкорректности. При таком взгляде выявляестся новая и довольно грозная проблема: «Если Европа имела половину столетия на то, чтобы перебеситься в мировых войнах и революциях и завершить демографический переход, то у нынешних развивающихся стран нет такого запаса времени, а у Земли нет достаточных ресурсов, чтобы их демографический переход выдержать». Поэтому «рано или поздно Запад сделает выводы из своих военных ошибок, а многие гуманистические ограничения, диктуемые политкорректностью, по мере нарастания масштабов терроризма, как это ни прискорбно, будут отброшены».

Собственно говоря, Оскотский далеко не первый аналитик, указавший на то, что европейская цивилизация, вероятно, в какой-то момент будет вынуждена применить к бесконтрольно размножающимся популяциям (условно) Юга старые дедовские методы, а проще говоря – войну. Причем речь идет о военных действиях, не имеющих аналогов в мировой истории. Никогда еще современные высокотехнологические средства ведения войны не применялись целенаправленно именно для массового уничтожения людей в количествах порядка миллиарда (напомним, все потери во второй мировой войне составили менее 50 миллионов человек за 6 лет). Военные специалисты утверждают, что задача уничтожения миллиарда человек при высоких плотностях населения (свыше 200 человек на квадратный километр) в современных условиях может быть решена в течении всего 300 часов, причем без глобальных последствий для планетарной экологии. Впрочем, саму постановку такой задачи они характеризуют, как «безумие». Но это – сегодня. А если прав Оскотский, то мнение специалистов может измениться под влиянием обстоятельств (в конце концов, в XIX в. вряд ли кто-то из политиков мог представить себе что-либо, хоть приблизительно похожее на ядерную бомбардировку Хиросимы).

У меня своя точка зрения на то, как реально будут развиваться события, связанные с потенциальным демографическим переходом Юга. Мне представляется, что эта проблема будет решена невоенным путем. Если точнее – таким путем, который нельзя однозначно охарактеризовать, как «военный».

У Оскотского иной сценарий. Отвечая на вопрос, в каком положении окажется Россия к моменту, когда и если обстоятельства, делающие неизбежной мировую войну, все-таки сложатся, он пишет:

«Трудно сказать, удастся ли России избежать прямого участия в новой мировой войне. Понятно, что вся наша политика должна быть направлена на то, чтобы остаться в стороне от нее, сохраняя благожелательный нейтралитет в отношении Запада… Смогут ли вести такую предельно реалистическую и ювелирную политику государственные деятели, привыкшие исключительно к имитации – демократии внутри страны и имперской мощи вне ее?»

Если говорить о ближайших нескольких годах, то этот вопрос можно рассматривать, как риторический. Современные российские политики поголовно невменяемы. Нет ни одного, способного рассуждать разумно и смотреть в глаза реальности. Правда, их безумие жестко связано с нефтегазовой наркоманией государства. Если черная и голубая дурь кончится или перестанет находить сбыт по высоким ценам, то российские политики довольно быстро перестанут считать себя великими вершителями судеб мира. Один раз России повезло с повышением цен на углеводородные энергоносители. Может, повезет и с их падением. Это будет значить, что демоны истории дадут нам еще один шанс…

Очень рекомендую прочесть статью Захара Оскотского /ru/articles.phtml?num=000403 полностью.

Александр Розов

наверх


эповин