Перевернутая история

Сокращенная версия. Полный текст см. в http://vivovoco.rsl.ru/vv/papers/history/petrofom.htm

Российское общество на рубеже XX - XXI вв. весьма своеобразно отреагировало на вызовы времени. Крах идеологического пресса и рыночная экономика самым естественным образом способствовали расцвету лженаучной индустрии [1]. Высокий уровень спроса на паранаучную и сенсационную продукцию лишь на первый взгляд может показаться удивительным явлением. Советское прошлое оставило в наследство, с одной стороны, поголовную грамотность населения, а с другой - очень поверхностное владение "поголовно грамотным населением" основами наук хотя бы на уровне учебника средней школы. Грандиозная масса учившихся, но не образованных людей в эпоху крушения привычного политического строя, потрясения социальных связей и идеалов, общей нестабильности представляет собой очень привлекательный рынок, на который выплескиваются различные лженаучные "продукты".

Люди, нисколько не утратившие крестьянского недоверия к окружающему миру, вдруг стали пристально всматриваться в небо в поисках НЛО, цеплять на руки всемогущие циркониевые браслеты, покупать недешевые приборы для исцеления сразу от всех болезней, заряжать воду у радиоприемников, разыскивать энергетические столбы, бьющие прямо из космоса. Как ни странно, высокий спрос на псевдонаучную продукцию отчасти связан с укоренившимся в умах наших сограждан большим почтением к достижениям науки советской. Именно поэтому авторы лженаучных проектов активно используют терминологию и внешний антураж физики, химии, биологии, медицины и прочих наук, оставаясь на деле весьма далекими от реальной науки дилетантами, а их "открытия" не имеют никакого отношения к славным страницам истории познания. Именно в этой психологической тонкости сокрыто главное различие между лженаучными построениями в естественных и гуманитарных областях. Если различные псевдо-физические, биологические, химические, энергетические и прочие проекты маскируются под ультрановые "академические" разработки, то лженаучные теории в гуманитарной сфере, строго наоборот, подаются под видом разоблачения "насквозь лживой официальной науки".

Ученые-гуманитарии, по мнению таких авторов, на протяжении веков хранят некую сокровенную тайну и никому о ней не рассказывают, потому что истина может открыть глаза всем несправедливо пострадавшим от этого заговора молчания. Высокую миссию обнаружения скрываемой истины и берут на себя такие "подвижники науки", как А. Фоменко, М. Аджи, М. Кремо, Э. Мулдашев, почитатели "Влесовой книги" и псевдоязыческих древностей, В. Суворов (Резун) и др. Все они безоглядно вступают в поединок с "закостеневшими" и не признающими "гениальных открытий" академическими "поденщиками".

В "климате всеобщего доверия" широко распространено и еще одно заблуждение. Считается, что в отличие от химии или физики, которыми могут заниматься лишь специально обученные этому ремеслу люди, знающие формулы и умеющие работать с приборами и реактивами, для занятия гуманитарными науками требуются лишь навыки чтения и письма. При этом организация мыслительного процесса отходит на второй план. Это ошибка. Дело, конечно, не в ограниченности отдельных людей, а в профессиональных навыках. Профессиональное занятие любыми гуманитарными исследованиями требует не меньшей, а в части чтения специальной литературы большей подготовки, нежели в большинстве естественных и технических наук. Профессионал уже по методике получения факта отличит дилетанта от коллеги. Но все это малоизвестно.

Столь же малоизвестны в обществе многочисленные выступления историков в печати (в подавляющем большинстве специальной и малотиражной), убедительно разоблачающие недобросовестность целого ряда популярных авторов, практикующих на ниве истории. Тем не менее сенсационные открытия, расцвечивание "белых пятен" в истории и т.д. и т.п. по-прежнему привлекают своей доступностью и оппозиционерским шармом.

КАК "ВЗРЫВАЮТ" МОЗГ

Рассмотрим подробнее некоторые технологические особенности создания и устройства лженаучных построений, паразитирующих на исторической науке.

Всем известно, что на льду Чудского озера Александр Невский разбил немецких рыцарей, но подробностей никто не помнит. Все знают, что была тяжелейшая Великая Отечественная война, что Германия являлась агрессором и Советский Союз лишь через полтора года смог переломить ход военных действий, а затем одержать победу. Однако нюансы - удел специалистов. И вдруг на обывателя, как обухом по голове, сваливается "открытие" - битвы на Чудском озере не было вовсе, или - "неудачи советских войск в 1941-1942 гг. связаны с тем, что СССР готовился к нападению на Европу и не ожидал превентивного удара". Все эти "открытия" приправлены ссылками, цитатами из авторитетных источников и т.д. Как быть обывателю?

Ошарашивающая "истина", переворачивающая систему привычных представлений, - обязательный атрибут лженаучных теорий. Без этого элемента лженаучная концепция лишена смысла: тогда она не вступает в непримиримое противоречие с академической наукой. Переворачивание или полное разрушение исторических представлений, являющихся частью социальной и культурной памяти, в каждом случае предполагают рождение мифа.

В истории человечества мифы часто связаны с установкой на манипулирование сознанием и, соответственно, поступками людей при помощи специальных стереотипов идеологического мышления. Мифологизированное сознание одномерно, оно не знает полутонов. Мифы не дают возможности для их опровержения, поэтому упрощенное мифологическое мышление стремится не только к абсолютной "правде", но и не допускает иных толкований. В любом обществе мифология такого типа связана с антигуманными проявлениями [2]. Кроме того, мифы и мифология выполняют функцию социально-психологической компенсации, которая в эпохи социальных кризисов начинает действовать на уровне коллективной интуиции, смягчая удары современных обществу катаклизмов и ломку привычного социопсихологического уклада. Особым аспектом современной мифологии является сознательная, целенаправленная деятельность государственной и других статусных элит - миф давно зарекомендовал себя как действенный инструмент мифологизации общественного сознания "сверху".

Как правило, объектами атаки псевдонаучных мифотворцев становятся наиболее мифологизированные исторические события и представления. Возникает своего рода производное мифотворчество, даже тогда, когда новый миф полностью отвергает предшествующий. Важной особенностью лженаучного мифотворчества является то, что, разрушая прежнюю мифологическую оболочку, новый миф отрицает и тот объект, который скрывался за этой оболочкой.

Хотя от псевдонаучного вторжения не застраховано ни одно историческое событие, наиболее причудливым трансформациям, безусловно, подвергаются ключевые события истории, такие, например, как Куликовская битва. Великая Отечественная война, подвиги Александра Невского. Они просто "обречены" на многократные "переосмысления" и сенсационные "переоткрытия".

МЕТОДИКИ "НАХОЖДЕНИЯ" НЕДОСТАЮЩИХ ФАКТОВ

Методика отбора и интерпретации исторических фактов у всех авторов псевдоисторических построений очень похожа. Растиражированность концепции не играет здесь никакой роли. И неизвестные дилетанты, и авторы распродаваемых бестселлеров демонстрируют поразительное сходство методик. Главная цель работы с источником у таких авторов состоит в получении фактов, укладывающихся в предложенную концепцию. Очень часто псевдоученые намеренно или по незнанию не могут отличить исторический источник от исторического исследования или даже художественного осмысления. В результате мнение писателя ставится в один ряд с сообщением летописи или Посольской книги. Гипотеза выдается за доказанный факт, и на его основе выстраивается целая цепь логических следствий.

Рассмотрим примеры. Сенсационные разоблачения В. Суворовым (Резуном) агрессивных планов Сталина накануне Великой Отечественной войны впервые вышли в свет в России в 1992 г. грандиозным тиражом в 320 тыс. экземпляров [3]. "Исторические открытия" преподносятся автором в гипертрофированной, экзальтированной форме. Если "неготовность", то обязательно "полная", "нехватка" - "чудовищная" и "катастрофическая", "трусость" - "всеобщая", "академии, ученые, учебники, эксперты" - обязательно "все в мире". Книги В. Суворова, как и творения других его "собратьев по цеху", проникнуты весьма специфическим отношением к источникам, которое можно выразить формулой: "Что надо, то и вижу"! Соответственно, все то, что не укладывается в заданные концепцией рамки, этими авторами просто не замечается.

Так, в книге В. Суворова "Беру свои слова обратно" большой раздел посвящен разоблачению "насквозь лживых воспоминаний" маршала Г.К. Жукова. И вдруг в "потоке маршальской лжи" автор выхватил важнейшее (и, видимо, правдивое) упоминание о том, что советским танковым корпусам не хватало 16,5 тыс. танков новейших типов. Этот факт при том, что германские войска вторглись в Советский Союз, имея всего 4 тыс. бронемашин, привел в недоумение автора, задавшегося вопросом: а сколько же было танков в этих недоукомплектованных корпусах? В. Суворов считает, что их было не то в три, не то в два раза больше, чем у немцев. Налицо, с одной стороны, агрессивные планы Сталина накануне войны, создавшего мощный броневой кулак, а с другой стороны - профнепригодность советских полководцев, которые не сумели воспользоваться явным превосходством в оснащении. Все эти выводы проиллюстрированы скрупулезными подсчетами, согласно которым гитлеровские войска вступили в войну едва ли не вообще без танков необходимого качества: все машины были либо слишком легкие, либо маломощные и медленные и уж во всяком случае - старые. Как только руководство вермахта решилось вступить в войну с такой техникой? Разве что оно, как и В. Суворов, осознавало необходимость нанесения упреждающего удара по коммунистическому агрессору?

В подсчетах советской бронетехники за танки считаются сотни так называемых танкеток, оснащенных одним или двумя пулеметами и двигателем от грузового автомобиля. Броню таких "железных монстров" пробивала пуля из снайперской винтовки. В то же время оказались неучтенными тысячи бронетранспортеров вермахта. Теперь уже не секрет, что против 3 тыс. полностью оснащенных и исправных немецких танков в западных округах Советского Союза было сосредоточено около 9 тыс. танков. Однако немногим более 2 тыс. из них были полностью готовы к бою, остальные либо простаивали без горючего и боеприпасов, либо в силу ветхости являлись негодными к эксплуатации.

Тысячи танков, сосредоточенных на Дальнем Востоке, в Сибири и Средней Азии, не могли помочь Красной Армии в июне 1941 г. Существовали даже механизированные соединения с несколькими тракторами в составе. Этих фактов В. Суворов замечать уже не хочет, ибо они не вписываются в его концепцию. А ведь именно об этом и писал Г.К. Жуков в том контексте, из которого В. Суворов выдернул цитату. Весной 1941 г. была принята концепция развития механизированных корпусов. Было решено создать 20 таких соединений и укомплектовать их 32 тыс. танков. При этом предполагалось использовать свыше 15 тыс. старых машин и требовалось еще свыше 16 тыс. танков новых образцов. Это за три месяца до войны! Если хотите, концептуальные рассуждения маршала В. Суворов воспринял как оперативные данные и построил целую трагическую повесть вокруг цифр 16 и 32 тыс. [4].

Тенденциозный отбор фактов, подтасовки и ложь потребовались автору для иллюстрации уже готового и сформулированного им еще до начала "исследования" вывода: коммунистический Советский Союз - самая агрессивная страна в мире, готовившая насильственное распространение коммунизма по всему демократическому миру. Если бы не превентивный удар Гитлера, пожертвовавшего судьбой Германии в неравной борьбе с колоссальным монстром РККА, весь мир был бы порабощен Сталиным.

Искусство ниспровергателя устоявшихся истин требует жертв, и ими, как правило, становятся "неугодные" факты, свидетельства и документы. Пренебрежительное отношение к совокупности источников по проблеме - отличительная черта всех псевдоисторических писаний, от дилетантских гипотез до многотиражных монстров. Сходство методик поражает.

Историк-любитель А. Подъяпольский создал теорию о подвигах Александра Невского. Главный вывод автора состоит в том, что Ледового побоища 1242 г. не было [5].

Сочинение А. Подъяпольского примечательно тем, что, несмотря на небольшой объем, в нем наличествует весь ассортимент типичных методических приемов "народной", правдоискательной исторической литературы. Здесь - и обвинения в адрес учебников об умолчании важнейших, с точки зрения автора, фактов; и стремление "поставить историков на уши"; и применение псевдофизических или псевдоматематических методов (резонансные колебания); и неповторимая логика исследования с перевернутыми причинно-следственными связями, когда догадка возводится в степень достоверного вывода, а на основе этой теперь уже истины выстраивается целый пучок следствий.

Куликовская битва - одно из самых "ходовых" событий российской истории на псевдонаучной ярмарке. С этим сражением происходили всевозможные трансформации: и смысловые (не победа русских, а поражение; не борьба с Ордой, а участие во внутриордынских усобицах), и масштабные (от мелкой стычки, до грандиозного вселенского побоища). Наиболее захватывающими являются пространственно-хронологические перемещения. Автор одной такой "перелокализации", Н. Бурланков обнародовал версию, согласно которой Куликовская битва и сражение на Боже - одно и то же событие [6].

Невозможно точно определить, какое именно известие источников стало решающим толчком к перевороту представлений о Куликовской битве. В построении Н. Бурланкова присутствует весь джентльменский набор, присущий историографическому абсурду, 3десь имеется и "революционная" идея, которая задает характер выборке фактов и источников (все, что не вписывается в концепцию, либо не замечается, либо объявляется подделкой, переделкой и наделяется прочими дефектными характеристиками), присутствует и неповторимый анализ отобранных фактов с переворачиванием сути, есть и новопридумки вкупе со стойким нежеланием отделять существенные признаки от несущественных.

Среди лжеисторических сочинений явно преобладают концепции, переворачивающие и препарирующие древнюю и средневековую историю. Ниспровергатели истории, как правило, не рискуют влезать в новую и новейшую историю. Массив источников по истории XVIII, XIX и XX столетий принципиально отличается от сведений, оставшихся от древности и средневековья. При этом совсем не трудно огульно признать все документы по истории древности фальсифицированными. Но пристрастие авторов лженаучных химер к седой древности вызвано еще и тем обстоятельством, что именно там - истоки становления государственности и этногенеза различных народов. Не удивительно, что фальсификаторы пытаются "переиграть" историю уже там - в далеком прошлом.

СТЕПНАЯ СИМФОНИЯ

Первые ревизии древней истории появились еще в СССР и так или иначе были связаны с недооценкой восточной составляющей евразийской по сути державы. Труды Л.Н. Гумилева по теории пассионарности - неординарное культурное явление, они занимают особое место как в истории науки, так и в истории квазинауки. Эти яркие сочинения, не вписывающиеся в советский идеологический стандарт, открыли для широкого круга читателей огромный мир, простирающийся на восток от Руси [7].

Стремление смотреть на историю России только с точки зрения интересов Степи и степных народов привело Л.Н. Гумилева [8] к использованию методик, характерных для лженаучных сочинений. Центральным пунктом его исторической концепции стала интерпретация монгольского нашествия, которое, по Л.Н. Гумилеву, оказало благотворное влияние и на Русь, и на другие народы Евразии. Такой вывод базируется на основных положениях его теории пассионарности. Древнерусский этнос к XIII в. находился в цикле "обскурации" (термин Л.Н. Гумилева). Эта фаза соответствует "сумеркам этноса", и, соответственно, контакт славянской Руси с находящимися в периоде расцвета монголами был в высшей степени полезным. Жестокого завоевания, согласно Л.Н. Гумилеву, не было, так как у монголов не было для этого достаточной армии (сообщения русских источников о численности монгол - выдумка).

Труды

Л.Н. Гумилева, став в свое время "отдушиной" в идеологически и национально закомплексованной стране, мгновенно обрели популярность в регионах нашего мультикультурного государства. Впервые русский историк заговорил об истории народов азиатской части СССР и Великой Степи наравне с историей Руси - России. Татарские учителя предложили преподавать историю по книгам Гумилева. Многие школьные учителя по всей России с пиететом ссылались на авторитет Льва Николаевича. Все это стало вполне естественной реакцией на царившее в обществе разочарование в прежних системах ценностей.

Но урожай с посевов фантазера-евразийца оказался не столь безобиден и симпатичен. В начале 90-х годов, когда полным ходом шел "парад суверенитетов", появилась масса гораздо менее талантливой (и в спекулятивном, и в литературном отношении) националистической литературы, во многом опиравшейся на авторитет "великого предшественника". Концепции собственного этновеличия возникли тогда во всех регионах Поволжья, Предуралья и Юга России. Суть таких теорий однотипна и проста: давным-давно (лучше всего до нашей эры) жил-был на этой земле (конкретизируется, на какой именно) наш великий цивилизованный народ; это были высокие, светловолосые, голубоглазые, сильные и смелые люди; культура нашего народа дала миру письменность, великие изобретения и блага цивилизации (перечисление); но тут пришли косматые, дикие, низкорослые, корявые и грубые завоеватели (часто в их роли выступают русские или, как вариант, - "москали") и поработили наших предков [9].

При всем разнообразии возможных вариантов и моделей в приведенной формуле собраны наиболее общие признаки этнополитического мифа, предназначение которого заключается в отображении и придании черт завершенности истинктам, ожиданиям и страхам какого-либо национального движения или политической партии. Именно националистическая подоплека все чаще становится побудительным мотивом для появления этнополитических мифов, для создания новых псевдонаучных концепций.

ЗАГАДКА ПОЛОВЕЦКОГО КУМГАНА

В России националистические версии истории, как правило, имеют сугубо региональное применение, но все же некоторые из них вышли и на "федеральный уровень". Одной из самых известных стала концепция М. Аджи о средневековой половецкой империи. В сочинении этого автора половцы - суть, исток и мерило Мироздания. Оказывается, именно они "научили Европу плавить железо и мастерить изделия из него, до нашего (половцев. - А.П.) прихода там был бронзовый век. Глядя на нас, европейские мужчины стали носить брюки. От нас европейцы узнали о ложке и вилке, а также о других, самых обыденных ныне предметах. Ведь до знакомства с нами даже римские императоры ели, кажется, только руками. Не знали они и назначения кумгана (сосуд для воды с узким горлышком и крышкой - А.П.). Мы - и никто другой - показали язычникам-европейцам их нынешние религиозные символы, это от нас они впервые услышали свои теперешние молитвы'' [10].

Несмотря на весь половецкий задор этого зачина, суть и техническое воплощение данного лженаучного мифа не отличаются от десятков подобных. Можно вспомнить, с какой убежденностью и бездоказательностью в партийных изданиях ЛДПР начала 90-х годов утверждалось, что русские заселили Европу задолго до возникновения Римской империи. Да и сама эта империя, по их мнению, строилась на этрусской, т.е. русской, культуре. А еще великие русы первыми научились строить морские корабли и открыли Америку.

Нечто подобное изобразили также и украинские коллеги. Они вывели своих предков прямо из Шумера и Вавилона и, минуя прародину всяких там неполноценных славян, поселили их в места обитания представителей Черняховской культуры. Все эти "достижения" обретшей свободу от национального гнета, незалежной историографии поместили сразу в учебник истории.

М. Аджи пока не удалось протащить свои открытия на страницы учебников, и именно поэтому имеет смысл дискутировать и спорить с ним. Сразу обнаруживается стандартный для фальсификаторов набор приемов. Со ссылкой на какого-то "дотошного Мюллера" автор объявляет, что "тексту Повести временных лет вообще доверять нельзя". Чему же можно? Может быть, историкам? Нет, никогда. Ведь эти фальсификаторы и лгуны скрыли от Вас, читатель то, что "Русь - это вовсе не та территория, что представляется ныне многим. Например, сердцевину нынешней России - Московию - населяли народы финно-угорского происхождения; на прилегающих к ней с востока и юга территориях жил тюркский (кипчакский) народ". И так, по М. Аджи, было до XVIII в.

Представьте только, Петр I - половецкий каган, а императрица Елизавета Петровна - великая хатун! Далее М. Аджи утверждает, что Кирилл и Мефодий - кипчаки, проведшие реформу половецкой письменности; что христианство выросло из тенгрианства - "первой монотеистической религии на Земле"; что названия всех более или менее важных географических пунктов имеют переводы с тюркского, при этом сам мифический тюркский приобретает у него черты довавилонского праязыка; что "вплоть до начала XVI века Центральная Европа говорила и писала по-тюркски".

"ПРАСЛАВЯНСКАЯ" ИНТЕГРАЦИЯ

Не понимают этой истины и заочные оппоненты М. Аджи, поклонники "Влесовой книги".

История борьбы за подлинность "книги" уходит в 50-е годы прошлого века, когда и была создана Ю. Миролюбовым эта подделка. В 60-х годах произошло ее разоблачение и споры затихли. Новый всплеск интереса к "славному", а главное - древнему прошлому славянства проявился в начале 80-х годов на волне исторического патриотизма, прокатившегося в связи с юбилеями Куликовской битвы, Киева, "Слова о полку Игореве". Уже в самом конце тысячелетия поникший флаг "Влесовой книги" был подхвачен новой генерацией неоязычников, которые сделали эту подделку своей священной книгой. Теперь наиболее плодовитый из борцов за ее подлинность, А. Асов призывает "говорить правду" о ней [11].

В настоящее время усилиями целого ряда исследователей установлена поддельность "Влесовой книги". Ее текст представляет собой совершенно очаровательную абракадабру с включением некоторых слов, напоминающих по форме древнеславянские.

Вряд ли все эти доводы против подлинности "Влесовой книги" и рациональные аргументы убедят А. Асова и его многочисленных адептов. Они им не нужны, ведь “«Книга Велеса» - жива. И в будущем ее влияние будет только расти”. Главная правда о "Влесовой книге" - в ее вере.

Отцы-создатели "Влесовой книги", убежденные рациональной критикой, забросили ее как бесперспективное занятие. Новое возрождение этого фантома в России пришлось на время девальвации рационализма, распространения оккультизма, мистики и абсурда. Неоязычники наших дней сделали из "Влесовой книги" святыню.

Казалось бы, чего проще, если "Влесова книга" - атрибут нового языческого культа, собирайтесь себе на своем капище и читайте вслух магические тексты своей священной книги? Однако ее поклонникам требуется, чтобы ученые, представители рационального знания, подтвердили, что они согласны с их иррационализмом, чтобы они участвовали в псевдонаучных диспутах, а на огромных томах убогих исследований влесоведов ставился гриф "научное издание".

Влесоведов по каким-то причинам не устраивает та история, которую действительно прожила наша страна и все ее народы. Они перекраивают прошлое, вероятно, полагая, что наши предки окажутся достойными любви и памяти лишь в том случае, если именно они основали Шумер и Вавилон, а русская литература будет признана великой только после доказательства того, что письмена русов древнее египетских иероглифов. Очевидно, только в таком гипертрофированном виде наше прошлое и представляется защитникам "Влесовой книги" актуальным и полезным для современного общества.

Не удивительно, что сегодня "Влесовой книге" найдено вполне инновационное применение. Влесоведы считают, что рождающаяся российская национальная идеология возьмет на вооружение идеи о единой праистории славянских народов.

Видите ли, уже сейчас "прориси" дощечек с придуманным свидетельством о прародине славян в Семиречье помогают семиреченским казакам в Казахстане, испытывающим мощное давление со стороны казахских националистов. А "грустная" история о тысячелетнем пребывании славян на Северном Кавказе, поведанная "Влесовой книгой", помогает русским, испытывающим дискриминацию со стороны будто бы "коренного населения".

Путь, на который встали сегодня влесоведы, очень опасен. Определение степени исконности и укорененности нигде и никогда мирно не заканчивалось. Нельзя потакать национальным страстям, вдвойне нечестно использовать для эскалации националистических страстей подделку, создающую иллюзию правоты у одной стороны спора и раздражающую другую. Это особенно подло по отношению к тем, ради кого все якобы и затеяно. Людям, ожидающим реального решения назревших проблем, А. Асов и вся влесовская компания по сходной цене подсовывают иллюзию, выдавая ее за национальную идею. Миф о великой языческой славянской державе строится на принципах этновеличия славянского и уже - русского народа. Он обосновывает цивилизационный приоритет русского народа, как правило, наличием древнейшей письменности (иногда и других изобретений). Сегодня этот миф подпитывает нарастающее в российском обществе движение неоязычников.

ИСКОВЕРКАННЫЙ ХРОНОС

Не менее лицемерное явление современной "интеллектуальной" жизни - проект под лейблом "Новая хронология". Астрономическое отрицание древней истории в сочетании с теорией заговора историков в конечном счете также оборачивается выводами о цивилизационном преимуществе одного народа.

Еще недавно на книжных полках бойко продавались "научные издания" А.Т. Фоменко, Г.В. Носовского и ряда их коллег. Если для М. Аджи Вселенная создана кипчаками и для кипчаков, у "праславянских интеграторов" - для славян, т.е. - русских, то у А.Т. Фоменко свои цивилизационные потенции реализует забытое доселе древнее племя казаков. Для того, чтобы населить ими все пространство, покуда хватает фантазии, академик от математики нашел нетривиальное решение. Ничего не надо удревнять! Нужно лишь укоротить эпоху "культурной истории", объявив все остатки древних цивилизаций подделками целой армии фальсификаторов. Конечно же, все его выводы построены на точнейших математических расчетах, астрономических наблюдениях и скрупулезном анализе сплошь фальсифицированных источников.

Этот проект получил наибольший общественный резонанс - тысячные тиражи изданий группы "Новая хронология", телепередачи, выступления театральных звезд и чемпиона мира по шахматам Г.К. Каспарова. Столь массовое тиражирование концепции дало свои результаты. Основные тезисы, выработанные новохронологами, довольно широко известны обывателям.

Обнародованные принципы работы новохронологов с историческими источниками ясно показывают высокую степень непрофессионализма и одновременно низкий уровень этики авторов этой концепции. Как мы убедились, в целом ряде случаев читатели, большая часть которых не обладает специальной подготовкой и не сможет проверить истинность того или иного заключения, намеренно вводятся в заблуждение. Два этих принципа - воинствующий непрофессионализм и бессовестность, заложенные в основу работы авторов с источниками, - транслируются на всю их теорию. Основной этический принцип "Новой хронологии" - как хочется, так и истинно.

Известно, что один из наиболее востребованных А.Т. Фоменко "исторических источников" - Л.Н. Гумилев позволял себе выдумывать отдельные необходимые ему для обоснования своей концепции факты. Выдумки Л.Н. Гумилева меняли лишь полюса оценки исторических событий, что в советские времена часто воспринималось как вызов застойной номенклатуре и историческому официозу. "Теоретическим достижением" А.Т. Фоменко и его коллектива является признание необходимости изъятия из оборота целых периодов истории, а в источниковедении от мелкого шулерства в интерпретации источников он перешел к глобальному отнесению исторических документов в разряд фальсификаций.

Вопреки тайным желаниям авторов "Новой хронологии", история необратима. Она уже состоялась, и ее не изменить. Все, что вокруг нее - это лишь наши попытки более или менее честно, более или менее удачно ее анализировать и интерпретировать. Прошедшая жизнь оставляет нам факты. Справедливость научной реконструкции проверяется ее соответствием всем достоверным историческим фактам.

По части соответствия действительности концепция А.Т. Фоменко - химера. Она абсолютный антипод рационального знания. Правда, этот продукт самим производителем фасуется в "научную" упаковку, ставится вполне научный лейбл и копирайт уважаемого академика РАН. В таком дуализме (эзотерика в академической оболочке) есть своеобразный шарм. Этот жанр неизменно привлекал повышенное внимание образованного советского, позднее - российского обывателя, особенно на фоне догматизма и скупости учебников гуманитарного цикла. Фоменковская химера, появившись как манифест свободной личности в тоталитарном государстве с ангажированной наукой историей, теперь, когда тоталитаризм и массовая ангажированность ушли в небытие, стали блестящим коммерческим предприятием, процветающим на почве общественного равнодушия к истине, здравому смыслу и рациональному знанию.

В таком обществе настоящий ученый - специалист, профессионал - обречен на нищенское существование, а вот мистика (вместо созидательной активности), астрология и уфология (вместо естественных наук), интеллектуальное шарлатанство, вроде "Новой хронологии", пользуются спросом. Этот широкий спрос рождает предложение. Теперь уже академик А.Т. Фоменко вряд ли сможет оставить свой бизнес. Поэтому убеждать его самого в неправоте бесполезно.

Среди профессионалов-историков бытует мнение, что критика псевдоисторических концепций - бесполезное занятие, отнимающее время у специалистов и делающее рекламу авторам лженаучных сочинений. Такая позиция справедлива лишь отчасти. При полном игнорировании псевдонаучного рынка профессиональными учеными мы рискуем попасть в ситуацию, когда люди, активно использующие научные достижения и пропагандирующие их в обществе - прежде всего учителя, работники музеев и библиотек, преподаватели вузов, - оказываются неготовыми противостоять весьма агрессивным в своем натиске псевдонаучным концепциям. Интуитивное, но, к сожалению, часто голословное неприятие ими псевдонаучных концепций выглядит в глазах учеников или экскурсантов бессилием и неспособностью противопоставить "новейшему открытию" свои аргументы. Именно поэтому очень важно осуществлять публикацию основных положений лженаучных концепций, сопровождая их квалифицированным анализом специалистов, на страницах специальной периодики, рассчитанной прежде всего на профессиональные сообщества.

Литература

1. Кругляков Э. Лженаука. Чем она нам угрожает? - Россия. Третье тысячелетие. Вестник актуальных прогнозов. - спецвыпуск Наука в России: сценарии развития, 2003, № 8, т. 2; его же. "Ученые" с большой дороги. М., 2001.
2. Аймермахер К.. Бомсдорф Ф.. Бордюгов Г. Введение. - Мифы и мифология в современной России. М., 2000, с. 10-11.
3. Суворов В. Ледокол. М., 1992.
4. Кутузов П. Запахи лондонской кухни. - Родина, 1997, № 7; Суворов В. Зачем Жукову 32 тысячи танков? - Там же.
5. Подъяпольский А. Ловушка для рыцарской "свиньи". Родина, 2002, № 3.
6. Бурланков Н. Куликовская битва на Воже! - Родина, 1999, № 10.
7. Данилевский И.Н. Русские земли глазами современников и потомков (XII-XIV вв.). М., 2000, с. 337-338.
8. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. М., 1989, с. 355.
9. Подробнее об особенностях национальных концепций этновеличия см.: Олейников Д., Филиппова Т. Как распорядится "общим" наследством? Вместо заключения. - Национальные истории в советском и пост-советских государствах. М., 1999. с. 329-342.
10. Аджи М. Полынь Половецкого Поля. М., 1994, с. 15-16.
11. Асов А. "Книга Белеса" - бессмертна! - Родина, 2002, № 6.

Петров Андрей Евгеньевич,
кандидат исторических наук,
ученый секретарь Отделения
историко-филологических наук РАН

наверх


Все слишком нетрудно душевые поддоны прямоугольные, слишком большой выбор оборудования