Не дай себя обмануть

Из «Введения» к одноименному учебному пособию.

В нашей жизни все большую роль играет то, что мы называем информационным пространством. Сегодня человек за день получает столько информации, сколько ее, возможно, не получал за год человек XIX века. Это информационное пространство стало густым, насыщенным, действующим на человека все больше и эффективнее.

Но что значит находиться в информационном пространстве? Что значит «получить информацию»? Это значит, что в наше сознание входит, буквально врывается невероятно большое число фактов, идей, образов, эмоций, убеждений, обращений, призывов, нормативных, т.е. чего-то требующих от нас, суждений и т.д. Этой информации так много, что мы заведомо не можем ее «переварить».

Но, может быть, в этом нет ничего страшного? Ну не переварил информацию. В одно ухо вошло, в другое вышло. Какие проблемы? Не бери в голову! Если бы все было так просто.

Все мы имеем свои особенности. Одна из моих – отвращение и негативное отношение к людям, которые стараются действовать или разговаривать со мной как с дураком, стараются обмануть, ввести в заблуждение. Возможно, это личное отвращение к одурачиванию помогло мне лучше понять реальные масштабы лжи, дезинформации, обмана и манипуляций, совершаемых сегодня в отношении населения России, каждого из нас.

Проблема обмана и манипулирования сознанием – это проблема бытовая, финансовая, психологическая, политическая. Это и проблема вашего здоровья, самой жизни, если вам «повезет» при необходимости серьезного лечения обратиться, скажем, не к онкологу, а к целителю, сулящему произвести «мгновенную диагностику» и «на 100% излечить от рака».

Мы живем не только в эпоху массового обмана и мошенничества, но и массовой деинтеллектуализации, деградации и поругания разума в России. Понять истоки и тенденции этой деградации нелегко. Этому мешают многие обстоятельства.

Прежде всего, – ошибочное допущение, что при советской власти народ и культура были достаточно интеллектуальными и потому сегодняшняя деградация – это некое сползание с высот советской культуры и просвещенности. Да, в образовании и общественной жизни той поры была представлена классическая культура, хоть и в ограниченном объеме. Да, в культуре существовало своеобразное воздержание и скромность, прежде всего за счет многочисленных ограничений, когда не только не допускалось много хорошего, но и изгонялось много плохого. Но вне идеологии и политики люди создавали – ради нормального существования –островки здравого смысла, искренности и чистоты отношений.

Но вот вся прежняя социальная реальность рухнула. Рухнул и внутренний мир советского человека. Рухнул легко, в одночасье. Причина оказалась на удивление простой: внутренний мир советского человека был построен на несвободе. Это был внутренний мир если не раба, то подневольного человека. Его основой был казенный марксизм-ленинизм. Система ценностей держалась не свободой и ответственностью, была результатом не так или иначе осознанного (рационального) выбора или бессознательно принимаемой традиции, а формировалась внешним принуждением, догмами, внушением и пропагандой, подкрепляемой системой ограничений, наказаний и репрессий. В россиянине были подавлены не только многие деструктивные, темные качества человеческого существа, но и позитивные, культивирование и воспитание которых только и может обеспечить человеку рост и развитие. Эти качества – свобода и разум.

Дарованную нам свободу некоторые превратили в произвол, многие другие маются с нею и ждут, когда ее заберут обратно. При этом разум в России так и оказался не разбуженным, неоцененным и понятым, по сути – униженным.

Поэтому неслучайно произошла и происходит деинтеллектуализация, разложение нравственных и интеллектуальных основ внутреннего мира, мира не свободного, а сформированного в несвободном, сначала тоталитарном, потом авторитарном, неуклонно разлагавшемся обществе. Поэтому происходящая сегодня деградация так стремительна, поэтому в ней все более очевидны возвращающиеся негативные черты старого сознания: безразличие, покорность, равнодушие, подозрительность, вороватость, хитрость, лицемерие, пессимизм, чувства обреченности и безысходности, тоски, цинизма, «пофигизма», «халявности» и т.п.

Однако аргументом против мысли о происходящем на наших глазах интеллектуальном вырождении может быть указание на факт существования широкого и свободного доступа граждан ко всем богатствам культуры, поскольку ограничения в этой области отсутствуют, а информационные технологии позволяют сделать это с неслыханной ранее скоростью и эффективностью. Поэтому каких-то препятствий для культурного и интеллектуального роста вроде бы не существует.

К сожалению, это иллюзия. Причем иллюзия весьма специфическая. Формально, действительно информационные возможности у современного человека просто фантастические. Но есть то, что называется доступом к информации. Внешних существенных (если не считать финансовых) барьеров здесь нет. Но есть внутренние, самые высокие и непреодолимые, такие, которые воспринимаются не как барьеры, а как твои собственные, истинные, хорошие, «крутые», «успешные» и «продвинутые» установки, взгляды, идеи, как твой «стиль жизни», который «не даст тебе засохнуть», но быть всегда в числе «поколения некст».

Деинтеллектуализация человека происходит не просто незаметным, но и глубинным образом. Вместо лобовой и устрашающей пропаганды, характерной для прежних авторитарных режимов, при нынешней власти в России происходит загрузка и программирование внутреннего мира на основе новейших информационных, психологических и политических технологий. Большая идеологическая ложь рухнула и рассыпалась на тысячи мелких осколков, превратившихся в мелких бесов мошенничества и дезинформации, внушений и обманов, умолчаний и демагогии, подстановок и постановок искусственных, фальшивых и виртуальных реальностей, искусов, подталкивающих человека вниз, на дно его психологии и эмоциональных состояний, к его инстинктам, к его примитивным эмоциям и потребностям.

Сегодня лидируют коммерческие «программисты» нашего разума и сознания. Они программируют доступ к информации посредством внушаемых нам стереотипов, установок и потребностей. Завтра их оттеснят «программисты» политические и религиозные. Поэтому наши шансы пройтись по еще одному кругу несвободы, покорности и зависимости, униженности и жалкой прикормленности властью с каждым годом увеличиваются.

Сегодня в России свирепствуют песчаные бури информации. Они засоряют глаза, лезут в уши и рот. Они мешают дышать, думать и говорить. Внутренние миры, пространства наших убеждений загрязняются и завоевываются идеями-пришельцами, чувствами-пришельцами, эмоциями-пришельцами, ценностями-пришельцами, убеждениями-пришельцами. В итоге поведение человека оказывается в большей или меньшей степени запрограммированным теми силами, которые обладают финансовой, политической, идеологической и информационной властью.

Что

может противопоставить этим угрозам современный человек? Ответ так же прост, как и вековечен, – свой свободный разум. Так было всегда. И когда это удавалось сделать, наступало освобождение, возрождение и процветание как личной, так и общественной жизни. Разумеется, в рамках тех знаний, умений и технологических возможностей, которые были в наличии у человека и общества, существовавших в условиях определенной внешней природной среды.

Потребность в просвещении обусловлена и другой особенностью современного информационного пространства, тем, что можно назвать иррациональностью. Зрелищность, игра, настрой на сенсационность, раскрутка и «подогрев» человека, прикованного к телевизору или иному источнику информации, обеспечиваются сегодня мощным напором современных, прежде всего, электронных СМИ, их принципиально не понятийным и не рациональным воздействием. И это стало глубинным фактором дерационализации и деинтеллектуализации человека. Такое информационное пространство все очевиднее делает разум ненужным, неуместным. Оно все изощреннее пытается обойтись без него, как если бы постановщики лживых информационных реальностей – этих виртуальных, но исключительно прочных декораций – видели в нем своего главного врага.

Последствия создания среды, в которой разум не нужен, кажутся ужасающими. И это не преувеличение, поскольку именно благодаря разуму в его широком, а не карикатурном или сциентистском* понимании, мы обязаны творчеством и обретением практически всех наших ценностей и достижений – как телесных и психо-эмоциональных, так и интеллектуальных.

Мы, человечество, десятки тысяч лет шли, возвышались до логического мышления, до открытия в нас разума, до изобретения азбуки и письма. Мы овладели самыми высокими технологиями абстрактного и теоретического, в первую очередь научного мышления.

Сегодня, как это нередко случалось и в прошлом, разум человека под угрозой. Всякий раз эти угрозы уникальны, на них лежит печать исторического своеобразия. Теперь, в начале XXI века угроза интеллекту идет со стороны формы и содержания аудио-визуальных СМИ и подобных им источников информации. Подчеркну еще раз, здесь разум оттесняется или выбрасывается просто за ненадобностью. Действительно, если потребитель получает информацию в виде образов, звуков, цвета, динамики, если он интерактивен как существо, пальцы которого судорожно и автоматически бегают по клавишам пульта или мобильника, то зачем ему разум? Информация идет не в виде понятий, идей, суждений, символов, а в своем первичном, примитивном и первозданном виде, не требующем работы разума. Разум здесь оказывается просто ни к чему. Информация обращена к органам чувств, к ощущениям и эмоциям. И только. Ей не нужно проходить через разум. Ему остается только атрофироваться или быть низведенным до изучения инструкции по эксплуатации еще одного кнопочного, сенсорного или с помощью голоса управляемого (точнее было бы сказать управляющего пользователем) устройства.

Самое страшное наказание для человека – это отнять у него разум. За что же нас стремятся наказать и наказывают, покушаясь на наш разум и заставляя нас фактически не думать, а принимать, что дают, считать так, а не иначе, действовать так, а не иначе, т.е. не по своей воле? В том-то и дело, что ни за что! Наказание за несовершенное преступление называется произволом или репрессией. Так оно и было во времена сталинизма, когда власти могли объявить человека «врагом народа», например, за то, что он высказывал мысли, не соответствующие государственной идеологии. Сегодня это наказание раздробилось на бесчисленное число мелких. Одна громадная ложь времен тоталитаризма рассыпалась, раздробилась на бесчисленное число мелких, и эти, повторю, мелкие бесы вселились в наше сознание, в наш внутренний мир, в культуру России. Информационное пространство все более отчетливо являет собой некую тотальную воронку, втягивающую в себя человека, выворачивающую его наизнанку и делающую с ним все, что она хочет.

Другой пример исчезновения человека как реальности и его реальных проблем из информационного пространства – это реклама. Электронная информационная продукция уже стала приложением к коммерческой или политической рекламной информации. Печатная продукция, пресса становится таковой. Обозреватели на Западе с нарастающей тревогой говорят об экспансии «бесплатных»** газет, вытесняющих привычную периодику, традиционно сообщающую читателям о социальных, культурных и политических новостях.

Печатное слово, уважающее человека и несущее ему истину и добро, кажется, обречено если не на исчезновение, то на прозябание на задворках человеческой жизни. Ну что за беда? – спросит современный человек. Но это действительно беда, поскольку это грозит интеллектуальной деградацией. Ведь печатное слово – это особый мир символов, особый способ познания, переживания и освоения мира, один из наиболее тонких инструментов взаимопонимания людей, выражения человеческого опыта. Что случится, если исчезнет алфавит, печатное слово, книги, тексты на «твердом носителе»? К чему приведет исчезновение речи, слова и языка? Скорее всего, это будет кризис или катастрофа мировой цивилизации, самого человека.

Таким образом, и по своей форме и по своему содержанию современное информационное пространство во все большей степени становится суррогатом культуры, разлагая последнюю на элементы эмоций, обрывочных идей, имиджей, слоганов и т.п. Вот почему вопрос о мышлении – практическом, критическом и исследовательском – стал сегодня вопросом выживания человека как человека. Если он хочет оставаться человеком, он должен сохранять разум и его ресурсы, а также действовать как разумное существо в режиме свободного исследования. Вот почему так важно иметь хотя бы минимальный набор средств самообороны, минимальный набор способов осмысления того, что происходит в обществе, с нами и в нас. Было бы слишком опрометчиво и рискованно полагаться только на дремучие инстинкты выживания. Сегодня, как и всегда, этого недостаточно.
________________________________________________

* Сциентизм – уничижительное понятие, изобретенное критиками науки, обвиняющими ее в возникновении современных кризисов, которые, как ими утверждается, возникают вследствие господства научного стиля мышления и превращения науки в новое божество, порождающее технократию. Реально теоретиков сциентизма среди ученых назвать не представляется возможным, хотя некоторые из них порой преувеличивали возможности науки и возлагали на нее надежды, которые она не могла оправдать. Одной из причин недобросовестной критики науки является необоснованное перенесение негативных сторон технократизма на науку. Отчасти это произошло ввиду использования некоторыми тоталитарно-технократическими режимами науки и научного сообщества для «переделки» людей и природы в соответствии с безумными проектами своих социально-политических утопий.

** Бесплатной такая пресса, конечно же, не является. Затраты на производство и распространение этой продукции покрываются стоимостью рекламируемых в этих газетах «заказных статей», товаров и услуг. Кроме того, эти издания могут использоваться и как факторы политического влияния.

Валерий Кувакин

наверх


Отдых в Таиланде, горячие туры в Таиланд, путевки - Альпинисты, ремонт высотные работы даем гарантию