Миф о «религиозном гуманизме»

                «Не думайте, что я пришел принести мир на земле;
                не мир пришел я принести, но меч».
                «Горе тому, кто не примет нас…»

                      (Из христианских «заветов»)

В полемике относительно границ и «всеядности» гуманизма часто рассматривают «религиозный гуманизм» в качестве неотъемлемой компоненты всего гуманистического мировоззрения. Но с этим трудно согласиться, если опираться не на заявления представителей Церкви, а на реальные деяния церковников на протяжении многих столетий. Если слово «гуманизм» понятно всем без теоретических обоснований, то с «религиозным гуманизмом» все значительно сложнее. Вправе ли мы считать убедительными заявления церковников о существовании особого «религиозного гуманизма»? Судить об этом надо не по словам, а «по делам их». Не следует забывать о тысячелетнем диктате Церкви, представляющем собой не что иное, как однопартийную диктатуру. Пользуясь этим, Церковь сама «лепила» свой зримый образ и внедряла его в сознание масс. Ни конкурентов, ни критиков в течение многих столетий у нее не было! А если и появлялись одиночки, то их преследовали, бросали в темницы, а то и для надежности сжигали на кострах.

Казалось бы, после этого идеологи Церкви не должны даже произносить такие слова, как «гуманизм», «нравственность» и «милосердие». Это то же самое, как если бы современные фашисты, признав «некоторые ошибки» Гитлера, тоже заговорили о гуманизме. Словеса о «гуманизме» и «милосердии» Церкви есть всего лишь следствие ее тысячелетнего диктата подобно тому, как миф о «мудрой КПСС» был следствием диктата коммунистической идеологии. Реальные «деяния» религиозного монстра противоречат его подкрашенному образу. Они широко известны, но Церковь продолжает навязывать представление о себе как о главном носителе «духовности», «нравственности» и «милосердия». И вот она уже оттесняет Академию Наук и даже пытается оседлать гуманизм! Совершенно непостижимо, как ей это удается и как общество до сих пор терпит такую ложь и агрессию.

Представим на минуту, что не церковники, а гуманисты лет пятьсот сажали людей в темницы, распинали и жгли на кострах, что не христианские парторги с Библией в руках, а Вольтер, Руссо, Гете, Рассел посылали армии крестоносцев на подавление крестьянских восстаний, «освящали» истребление коренного населения Америки и т.д. Как бы в таком случае относились сейчас к гуманистам? Ясно, что даже само слово «гуманизм» стало бы бранным понятием, гуманистов преследовали бы, как до сих пор преследуют немецких фашистов за их преступления в период Второй мировой войны. Но почему же мы так недопустимо терпимы к этим «деяниям» Церкви? Почему нам отказывает память, здравый смыл и даже порядочность, когда речь заходит о религиозном монстре? Удивляет и узость «анализа» у многих наших писателей и аналитиков. В течение последних 50 лет они клеймили и разоблачали только «сталинизм» и «коммунизм». Даже А. Солженицын посвятил разоблачению «коммунизма» десятки томов, но о христианском терроре не написал ни слова! А ведь «сталинизм» был лишь незначительной, кратковременной частностью в цепи реакционных, тоталитарных идеологий и режимов. Церковь же наводила ужас в течение многих столетий, но до сих пор остается вне критики общества. Порой кажется, что большинство людей у нас просто контужено религией!

Что такое «христианский гуманизм»? Можно ли отнести к гуманизму разрушение античных памятников культуры первыми, самыми «правильными» христианами? Или «гуманизм» христианства заключается в крестовых походах, при которых «во имя Христа» истребляли всех без разбора, включая детей? А куда отнести – к «гуманизму» или фашизму – почти полное истребление христианами народов Южной Америки? Жестокое подавление «святой Церковью» крестьянских восстаний в Европе - это тоже проявление «гуманизма»? Что касается инквизиции, то об этом даже вспоминать тяжело. А ведь все эти и другие преступления - это не просто ошибки, они представляют собой «теоретическую» основу христианской идеологии. Например, крестовые походы и инквизиция «освящались» Папой, считалось, что уничтожить всех инакомыслящих, всех, кто не желает верить в Христа - это «святое дело».

Вот как надо поступать согласно «мудрой» Библии с теми, кто верит другим богам: «…порази жителей того города острием меча, предай заклятию его и все, что в нем, и скот его порази острием меча; всю же добычу его собери на средину площади его и сожги огнем город и всю добычу его… да будет он вечно в развалинах…» [1]. Можно ли такие «заветы» причислять к проявлению гуманизма, а тех, кто рекламируют их в качестве единственного эталона «духовности», считать гуманистами?

А где реальные примеры «христианского гуманизма» на Руси и в России? Можно ли отнести к ним насильственное насаждение христианства среди славян? «Христианские гуманисты» принимали активное участие в превращении русского народа в рабов – крепостных крестьян. Как отмечал П.Я. Чаадаев, «русский народ подвергся рабству лишь после того, как стал христианином» [2]. Особо подчеркнем, что крестьян превратили в рабов не завоеватели, даже не «дикие монголы», а свои «братья по крови», включая «святых отцов». Именно христиане «до основания» уничтожили всю культуру славян. И можно ли назвать «гуманизмом», «милосердием» и «высокой нравственностью» то, как наша, самая «правильная» Церковь требовала от крестьян «десятину» – десятую часть урожая? А вот как клеймил русских крестьян представитель «христианского гуманизма» лишь за то, что они отмечали свои славянские праздники на природе, не желая идти в церкви: «Вас же, покинувших меня, забывших мою святую гору… я придам мечу, и все вы падете пронзенными… вы закричите в сердечной муке, будете рыдать в судорогах сердец ваших!» [3]. Можно представить, сколько злобы обрушили на русских людей вот такие «гуманисты» за тысячу лет. Они исковеркали изначальный характер и «дух» славян, превратив их в послушных «русских», которые обязаны «любить царя»… Изменение психологии и «духа» целого народа – это тяжкое преступление.

И католичество, и православие всегда выступали против научных открытий и всего нового, против освобождения людей от рабства. Особую ненависть религиозный «спрут» проявляет относительно тех, кто разоблачает ложь «святого писания». Так, в 1940 году «христианские гуманисты» организовали в Нью-Йорке судебный процесс против ученого-гуманиста Б. Рассела. А в чем «гуманность» и «милосердие» Церкви в наше время? В то время как большая часть трудовой российской интеллигенции бедствует, служители Церкви процветают. В сельской местности закрываются школы, а «христианская партия» ударными темпами возводит свои культовые центры. Это все – «гуманность» и «милосердие»?

У

нас часто говорят о «нравственности» и «благотворительности» Церкви. Но и в этом больше показухи и трезвона, чем реальных дел. Данную тему затронул, в частности, С.Л. Франк [4]: «христианская проповедь смирения, терпения и равнодушия к земным благам служит только целью удержать бедных от стремления к достойному человеческому существованию и охранять бесстыдный эгоизм имущих классов» . Он высмеивал христианскую «любовь» к бедным: «Такое дешевое благотворительство есть само вид фарисейства» . Оправдывать рабство, а потом, демонстративно крестясь и оглядываясь по сторонам (много ли зрителей), «великодушно» бросать пятак бедняку или нищему. Можно вспомнить о более масштабных проявлениях церковного «милосердия». Например, в 1905 г. Церковь подстрекала к войне с Японией и «благословляла» крестьян на убой («побьем нехристей-японцев!»). А потом, когда были перебиты десятки тысяч крестьян и появились тысячи раненых, христианские «сестры милосердия» залечивали их раны. Вот такое у нас «милосердие»: религиозные парторги с преступной легкостью отправляют людей на убой, а потом «отпевают» их. Какой-то сатанинский конвейер! Подобный «гуманизм» часто демонстрировала и западная Церковь. Например, когда христианские оккупанты, размахивая Библией, уничтожили приблизительно 90% индейцев-инков, то оставшихся в живых окрестили и даже стали обучать азам грамоты. Надо же кому-то батрачить на них! Таково христианское «милосердие». И не удивительно, что даже Л.Н. Толстой, которому были близки некоторые принципы «хорошего» христианства, писал в своем «Ответе Синоду»: «А потому обличать их обман не только можно, но и должно» .

Поэтому предложения некоторых членов РГО типа «ребята, давайте жить дружно» вызывает массу вопросов. Так, в статье А. Павлова обстоятельно и верно показана суть ориентации нынешней российской власти на средневековые «эталоны». Но, с другой стороны, из-за того, что гуманизм – «достаточно широкое понятие», не следует скатываться в беспринципность, приглашая «сотрудничать» с РГО всех без разбора. «Широта» без четких границ может привести к аморфности гуманистического движения и не поведет гуманистов дальше разговоров «о гуманизме вообще». А что означает тезис о том, «чтобы группы не мешали реализоваться друг другу»? Значит, пусть Церковь продолжает проявлять безнравственность, пусть клеймит ученых, отнимает у общества «десятину» и т.д.? А все мы не должны ей мешать «реализоваться»? Легковесно звучит и сама трактовка этой проблемы в виде либо «дружбы», либо противостояния «верующих» и «неверующих». Проблема совершенно не в этом! Если бы речь шла только о неагрессивных «верующих», которые тихо, наедине с собой «ищут Бога», то не было бы никакой проблемы. Но мы имеем дело с мощной, тысячелетней ОРГАНИЗАЦИЕЙ, с партийной ИДЕОЛОГИЕЙ. Эта организация на протяжении тысячелетия наводила ужас на европейские народы. Шпионы Ватикана рыскали по всей Европе в поисках «еретиков» и других «заблудших». А ислам наводил свой «порядок» от Испании до Индии, Крыма, Волги и Алтая, где при его насаждении шла «чистка» среди представителей Великой Степи. Что касается Руси-России, то не просто «верующие», а Церковь как организация и как партия навязала обществу реакционную идеологию, основанную на «мессианстве» и «соборности». «Мессианство» принесло нашему народу немало бед и трагедий, а идея «соборности» способствовала внедрению идеологии стадности в красивой упаковке «наших традиций» [5].

Таким образом, идеология и практика религиозных организаций полностью противоречат основам демократии и гуманизма. Поэтому всем гуманистам (а не только «чистым атеистам»), необходимо выработать четкую позицию по отношению к Церкви как реакционной идеологической организации. Гуманистическое движение должно осудить преступления религиозного «спрута» . Сможем ли мы сделать это на ближайшей конференции РГО? Мало того, эту оценку надо дать и от имени официальных органов – на уровне Госдумы, хотя при нынешнем ее настрое это маловероятно. Но совершить этот акт общество должно непременно. И кто, как не гуманисты, должны инициировать это? Создатели гуманистического учения изначально вели бескомпромиссную борьбу с реакционной сущностью Церкви, благодаря чему европейские народы пошли в свое время по пути демократии. А Россия не без помощи Церкви так и осталась на уровне «духовности» времен Ивана Грозного. И вот новые «мессии» и «соборники» опять толкают ее в средневековое болото. Нужно дать объективную оценку этому, без чего невозможно дальше жить, ибо за 2000 лет накопилось столько лжи, что она стала «средой обитания». Только сбросив прогнившие религиозные одеяния, обильно политые кровью бесчисленных безвинных жертв, только донеся народам правду, можно начать новый жизненный цикл с чистого листа.

Такой подход диктует особенности тактики гуманистов и, в частности, РГО. Бороться следует не с Богом и не с простыми верующими, а с идеологами и носителями реакционного «порядка». Во всех религиозных системах есть думающие, порядочные люди, как были они и в КПСС. Но сами такие организации – и КПСС, и Церковь – являются носителями реакционности. Соответственно, отношение РГО к Церкви (к ее идеологии и тысячелетним «деяниям») и к отдельным верующим должно быть разным. С одной стороны, неприятие реакционной, рабовладельческой идеологии Церкви, с другой – сотрудничество на персональном уровне с теми неагрессивными верующими, которые отстаивают принципы гуманизма и демократии. В наше время невозможно (да и не позволительно) удалиться в некий храм «теоретического» гуманизма. Гуманисты непременно должны включаться в политический процесс, объединяясь с представителями демократического движения и со всеми здоровыми силами общества. Но объединяться только при том условии, что само это объединение направлено против всех сторон реакционности. В этой связи нет особого смысла в том, чтобы афишировать только «чистый атеизм». Во всяком случае, на данном этапе перед всеми здоровыми силами общества стоят другие задачи, а над страной нависли другие угрозы. Это угроза процессу демократизации жизни. Церковь начинает играть роль идеологического отдела КПСС образца 1937-го года. Но и сама верховная власть, беря на вооружение такие «наши традиции», которые основаны на «безмолвии» народа, становится оплотом реакционности. Вот против чего должны быть направлены основные, общие усилия гуманистов и демократов. Ведь главная цель гуманистов - это стремление вывести наш народ из болота лжи и привести его к свободному, гуманному, демократическому жизнеустройству.

Литература

1. М.М.Богословский. «Время собирать камни». /ru/
2. П.Я. Чаадаев. «Философские письма».
3. Б.А. Рыбаков. «Язычество древних славян». Москва, «Наука», 1981
4. С.Л. Франк. «Проблема «христианского социализма».
5. В.А. Зенин. «ДЕМОКРАТИЯ и «соборность» http://lib.userline.ru/samizdat/pub/zenin/

Вячеслав Зенин

наверх


vp-m.ru контейнеры упаковка - КАСКО или зимняя резина в подарок, great wall шумоизоляция 13.000 hover цены.