Россия катится в прошлое. Народ и Запад безмолвствуют.

Начинается реставрация старого режима

"Le Temps", Швейцария, 31.08.2006

В своей последней книге журналистка Анна Политковская описывает природу режима Путина. Она считает, что он все больше и больше походит на систему, существовавшую в Советском Союзе.

«Начинается реставрация старого режима», - на этой горькой ноте, смешанной со страхом перед революцией, которую могут совершить крайне левые движения - революцией «красной, как коммунисты и как кровь» - заканчивается книга Анны Политковской «Несчастная Россия. Дневник рассерженной женщины» («Douloureuse Russie. Journal d'une femme en colere»). Российская журналистка, которая готова пожертвовать всем, чтобы иметь возможность еще раз рассказать всю правду о царствии Владимира Путина, делится с нами своими наблюдениями, которые она вела день за днем: режим все дальше уходит в сторону от правового государства, элементарнейшие права человека подвергаются гонению, судебные процессы фабрикуются, солдаты отправляются на фронт и там гибнут.

В этой книге вы не найдете теоретических рассуждений. Только точное изложение фактов, свидетельницей которых она стала. Анна Политковская - не кабинетный журналист. Она отправляется в российскую глубинку, слушает рассказы бесправных людей, например, родителей парня, который по собственному желанию ушел в армию, и которого они получили обратно в гробу - его тело было изувечено не чеченскими боевиками, а его же сослуживцами, «дедами» или пьяными офицерами.

Она была в Астрахани, когда с негласного одобрения мэрии подожгли дома пенсионеров, чтобы бандиты-застройщики смогли прибрать к рукам эту землю. Беззащитные старики, которые жили в добротных домах, оказались выселенными в грязные трущобы.

Она слушает исповедь матери парализованного солдата, которому государство не предоставило никакой, или почти никакой, материальной помощи.

Она делает нас соучастниками «клоунских» процессов над оппозиционно настроенными россиянами, где суд, повинуясь приказам прокуратуры и властей, выносит постановление еще до начала слушаний.

С риском для жизни она берет интервью у одного из самых страшных и отталкивающих командующих, направленных Кремлем в Чечню, чтобы поставить ее на колени.

Список «изломов» общества длинен. Книга завораживает и потрясает. Журналистка описывает последнюю президентскую выборную кампанию, и перед нами предстает во всем своем цинизме Путин, который устраняет из гонки соперников, узурпируя телевизионное время и умело манипулируя правилами игры. Дошло даже до того, что накануне выборов сотрудники ФСБ похитили одного из самых ярких кандидатов, Рыбкина, и накачали его наркотиками.

Так

между строк проступает настоящее лицо режима: эпоха Ельцина возродила в стране надежду, но затем один единственный человек ухитрился сконцентрировать в своих руках исполнительную власть, упроченную прямым назначением губернаторов, а также абсолютно послушную законодательную власть и услужливое судопроизводство. С помощью секретных спецслужб, выходцем из которых он является, новый царь смог взять под контроль важные отрасли национальной экономики, а народ, который в массе своей не процветает, даже не имеет представления, как велики эти накопленные властью богатства.

И вот на ум приходит аналогия с советской системой, пусть даже сейчас и существуют островки сопротивления в СМИ, среди решительно настроенных солдатских матерей, и среди правозащитников, нападки на которых в последнее время все усиливаются. Но настоящую политическую активность, считает журналист, могут проявить силы крайнего левого крыла - большевики и националисты, нацболы - которые серьезно рискуют ради одной лишь цели - посрамить власть. Если этих молодых людей с их идеологией надолго упрятать за решетку, «из тюрьмы выйдут опасные экстремисты».

Другие штрихи дополняют и еще больше омрачают картину. Агония демократического движения, например. Или близость к власти владык православной церкви, которая благодаря этой «спайке», весьма специфически интерпретирует права человека.

Наибольшую тревогу вызывает молчание. Безмолвие народа, о котором постоянно говорит Анна Политковская, описывая возмутительные в политическом, юридическом или гуманитарном плане события. Молчание - знак согласия. Здесь эта поговорка проявляет себя в полной мере. Говоря о правосудии, автор с сарказмом отмечает, что в народе принято считать, что «если гражданин наказан, значит, он это заслужил», даже когда наблюдаются нарушения судебного производства, и выносится несправедливый приговор.

Молчит и Запад, которого так прельщает огромный российский рынок и энергетические запасы страны, что ему не с руки обличать этот демократический маскарад. Кроме того, читатель не может не задаться вопросом о том, какая польза может быть от Совета Европы, если его безмолвие противоречит тем целям, для которых он был создан.

«Испытываю ли я страх?» - задает вопрос Анна Политковская. Она не отвечает на него, но предупреждает тех, кто может обвинить ее в излишнем пессимизме. «А что вы скажете о тех 5,6 миллионах жителей, которых страна потеряет к 2016 году? - говорит она в ответ. - Если ситуация с алкоголизмом, войной, наплевательским отношением к экологии и отсутствием социальных льгот сохранится, русские будут не жить, а лишь существовать».

Есть ли надежда? Что бы ни говорила эта активная пессимистка, надежда живет, пока такие люди, как она, продолжают бороться. До тех пор, пока ее не заставят замолчать*.

Антуан Бошар (Antoine Bosshard)

* 7 октября 2006 г. Анну Политковскую убили. (Ред. сайта)

наверх


Вы можете купить Vista оптом и в розницу в ForOffice.Ru