Демократия - это образ мыслей

Фрагмент интервью "Академия наук должна быть частью гражданского общества" («Новое время» от 23.07.2006).

Вот уже более полутора лет наш выдающийся ученый, лауреат Нобелевской премии академик Виталий Лазаревич Гинзбург прикован к постели тяжелой болезнью. Однако он мужественно борется с ней, не прекращает научной работы, редактирует журнал "Успехи физической науки" и живо следит за событиями в стране и мире. Несмотря на нездоровье, он принял в больнице, где проходит лечение, нашего корреспондента Валерия КАДЖАЯ и поделился с ним своими размышлениями о судьбах отечественной науки.

- Вы относитесь к тем ученым, которые не замыкаются в науке, но активно откликаются на общественные события в стране и за рубежом. Что в нашей жизни волнует вас сейчас больше всего?

- Я по своим убеждениям демократ, и мне очень не нравится многое, что сейчас происходит в нашей стране. Ну, например, сажают ученых и дают им 14 лет - это Данилов. Дикость какая- то! Специалисты утверждают, что Данилов ни в чем не виноват, ФСБ же находит каких-то липовых экспертов, и человеку присуждают такой срок. Мне бояться нечего, меня уже не посадят, но, к сожалению, мой протест - это сотрясение воздуха. Мне не нужна имперская Россия или тоталитарная Россия, мне нужно, чтобы моя страна, в которой я родился и живу, стала, наконец, страной, в которой бы хорошо жилось всем людям. Патриотизм заключается в том, чтобы бороться с конкретными отрицательными явлениями. Вот я борюсь, с чем могу.

Первое - это то, что молодежь сейчас не идет в науку. Причина здесь в том, что наука стала не престижна как профессия. Я создал фонд "Успехи физики". Его цель - помочь молодым талантливым ученым. Но нужны деньги. Для этого не хватит не только моей Нобелевской премии, но даже еще ста таких. Увы, наши олигархи не слишком щедры, проблемы российской науки, в частности физики, волнуют их, к сожалению, очень мало.

Второе

- это борьба с лженаукой, в частности с астрологией. Даже серьезная пресса печатает астрологические прогнозы. Они, видите ли, дают прибыль. Значит, ради каких-то копеек одурманивать население? Это возмутительно.

Третье - борьба с клерикализмом. У нас привыкли считать атеизмом воинствующее безбожие. Это абсолютная чепуха. Что такое воинствующее безбожие? Давай сажай попов, круши церкви и так далее - это все противоречит свободе совести. Я сам убежденный атеист, но с уважением отношусь к чувствам верующих. Считать атеиста воинствующим безбожником - это все равно что любого правоверного католика считать сторонником инквизиции. У нас светское государство. Религия, согласно конституции, отделена от государства. В то же время Русская православная церковь явно находится с этим в противоречии, старается захватить все, что можно. Больше всего меня тревожит проникновение церковников в школу. Они хотят, видите ли, чтобы в младших классах преподавали Закон Божий под видом истории православной культуры. Говорят, это факультативно, не хочешь - не ходи. Но, во-первых, мы знаем, что такое факультатив в школе. Я настаивал, чтобы академия обсудила вопрос о вере, ведь это две идеологии: научное мировоззрение и религиозное. Кому, как не академии, разбираться с этим вопросом. Но нет, ничего не хотят делать.

Меня, атеиста, поражает, как нетерпимы представители разных конфессий, даже в рамках одной религии: христианской, мусульманской или иудейской. Посмотрите на взаимоотношения католиков и православных, а ведь верят, на словах, в одного Бога. Меня поражает пассивность атеистов, хотя большинство образованных людей сегодня или вообще не верующие, или совершенно равнодушны к религии. На этой почве происходит возрождение клерикализма, то есть возврат назад в общественном развитии. Почему-то понятия духовности и религиозности стали синонимами. Я за свободу совести, но прежде всего - за свободу мысли, а ее дает только наука.

наверх


Предлагаем всем лодочные моторы в Москве.