Нелепости учения о двух природах Христа

Иисус Христос заслуживает отдельного рассказа как Бог, имеющий самое большое число поклонников в мире (более полутора миллиардов человек). Начнем с того, что его происхождение настолько сложно, противоречиво и нелепо, что даже сами христиане плохо его себе представляют.

Особенность христианского учения о Христе состоит в том, что у него есть две природы – телесная (тварная) и духовная (мистическая). В соответствии с этим учением Христос существует в двух видах. Рассмотрим сначала учение о его телесной природе.

Согласно Новому завету, следующее после сотворения мира важнейшее дело еврейского бога Яхве было связано с появлением «вечного» Бога Христа на Земле в тварном виде. С момента сотворения Земли прошло очень много лет (по иудейско-христианской хронологии - более 4 тысяч лет, а по научной - около 4,5 миллиардов лет), когда Бог-отец Яхве по каким-то причинам решил обзавестись сыном - Иисусом (его тогда ещё звали по-еврейски Иешуа), который и одился во вполне человеческом облике, причем его матерью стала простая еврейская женщина Мария (Луки 1:32).

Сразу следует сказать, что в Новом завете появление Христа на земле совершенно безосновательно и ошибочно названо рождением: вечный бог по определению родиться не может! Он мог лишь воплотиться в человеческом облике!

При создании его биографии основатели новой религии столкнулись с проблемой определения его отца. В связи с этим перед ними неизбежно встал вопрос о том, как это у вечного бога мог появиться отец. Впрочем, они прекрасно знали, что задавать ненужные и неудобные вопросы верующие не будут. Тем более, что читать Библию до сравнительно недавнего времени простым верующим было запрещено, чтобы их не смущали различные несуразицы, противоречия и несоответствия, часто встречающиеся на её страницах.

Несмотря на то, что Иисус родился в тот период развития цивилизации, когда уже существовал календарь, определить точную дату (как и место) его рождения не представляется возможным. Сам же Христос почему-то упорно скрывает эту и многие другие тайны своего появления в человеческом обличье не только от верующих, но и от руководства своей любимой Церкви (хотелось бы верить, что он её действительно любит), включая даже своего наместника на земле - папу Римского. В результате верующим и “отцам Церкви” остаётся лишь гадать и спорить, как, когда, где и при каких обстоятельствах это было на самом деле.

Церковь утверждает, что отцом Христа является Бог-отец, хотя, если верить Новому завету, отцом его всё же является Бог-святой дух: «Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святый найдет на Тебя…» (Луки 1:35). А вот злые языки утверждают, что его отцом был вовсе не “дух святый”, а римский солдат по имени Пантера, который не захотел жениться на соблазненной им бедной еврейке. Беременную девушку, чтобы её не побили камнями, надо было срочно выдать замуж, вот ей и нашли престарелого жениха в виде плотника Иосифа, который, поправ мораль еврейского общества того времени, покрыл её позор, взяв себе в жены. В результате у Иисуса появился ещё один отец, на этот раз названный. А если Евангелие от Луки прочитать более внимательно, то мы обнаружим и третьего отца Христа – царя Давида: «Он (т.е. Христос – авт.) будет велик и наречется Сыном Всевышнего; и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его» (Луки 1:32).

Поскольку задача создателей новой религии, остававшихся иудеями, состояла в том, чтобы обстоятельства появления нового бога соответствовали еврейскому писанию (Танаху), они совершили неслыханный ранее поступок – заявили, что в Танахе (который они назвали Ветхим заветом) содержится пророчество о появлении мессии (Исайя 53:2-10) родом из дома царя Давида. И хотя иудеи, которые, конечно же, знают свой Танах лучше христиан, яростно отрицают это, христиане настаивают на своем праве толковать еврейское писание так, как считают нужным. В доказательство того, что пророчество из Ветхого завета «сбылось», евангелисты сочиняют названному отцу Иисуса плотнику Иосифу генеалогическое происхождение от дома Давида (Матфея 1:1-16). Большую нелепость трудно себе представить – ведь Иосиф-то отец не родной, а лишь названный. Поэтому его происхождение от дома царя Давида к Христу не имеет никакого отношения. Русские в таких случаях говорят: в огороде бузина, в Киеве – дядька.

Для того, чтобы обстоятельства появления нового бога соответствовали «биографиям» великих богов Древнего Востока, отцы Церкви сочинили историю его сказочного зачатия и рождения, использовав для этого известные мифы о происхождении богов Адониса, Аттиса, Диониса, Митры и Кришны. Например, как и Кришна, Христос явился в мир для его спасения. Оба они были рождены девой, рождение обоих ознаменовалось чудесами. В обоих случаях первыми пришли поклониться пастухи. Повторяется и последующая история: преследование злым царем, избиение младенцев, спасение ангелом. Оба собирают группы учеников, творят чудеса, исцеляют больных и воскрешают мертвых, изгоняют бесов из одержимых и умирают в результате козней злых жрецов. А в истории смерти и воскрешения Христа использован миф об умирающем и воскресающем божестве, широко распространенный на Древнем Востоке. Особое влияние на его «биографию» сыграл культ древнеегипетского бога Осириса. Именно из культа этого великого бога христиане взяли знаменитое пасхальное восклицание «Христос воскрес!» с ответным утверждением «Воистину воскрес!» (египтяне говорили «Осирис воскрес!» и торжествующе отвечали «Воистину воскрес!»).

В соответствии с евангельскими рассказами Иисус Христос был иудеем-сектантом, реформатором иудейского учения (Матфея 12:1-3,12; Луки 6:5-10; 11:38). Называл он себя “человеком” (Иоанна 8:40), часто “Сыном Человеческим” (Матфея 16:13), а иногда даже Богом, хотя и не очень решительно, как бы стесняясь притязания на звание Бога («Я и Бог одно»). Возражая против того, чтобы его называли “благим” - эпитетом, применявшимся лишь по отношению к Богу (Яхве), - он заявил: “Никто не благ, как только один Бог” (Марка 10:18). Даже составители Нового завета не называют его Богом. Так в послании Павла к колоссянам, он не назван Богом, но сказано, что «Христос сидит одесную Бога» (Колоссянам 3:1). Под Богом здесь подразумевался Яхве.

Учитывая, что Христос - бог бессмертный, последующая евангельская история с его смертью на Голгофе выглядит не просто нелепой, но даже абсурдной – ведь вечный бог не может не только родиться, но и умереть! Получается, что верующих обманули, розыграв перед ними дешевое театральное представление. Ведь «умереть» могла только его телесная оболочка, значит, он умер понарошку (лишился оболочки), а затем снова как бы воскрес (приобрел её вновь, вочеловечился, на короткое время), чтобы показаться своим ученикам, после чего покинуть её окончательно! Интересно, что христианские богословы, уделяющие большое внимание первому вочеловечиванию Христа – его появлению в виде ребенка, никогда не комментируют второе его появление в человеческом обличье!

Кстати, история с исчезновением из пещеры тела умершего Христа может ещё иметь продолжение. Если иудеи, отрицающие, что Христос воскрес, тщательно проверят местность, примыкающую к месту его казни, они вполне могут найти захороненное с почестями тело Христа, которого его почитатели объявили Богом.

А теперь настало время поговорить о духовной (мистической) природе Христа. Отцы Церкви, сочинив земную историю рождения сына Бога Яхве, довольно быстро поняли, что статус Христа надо срочно повысить. Для того, чтобы с ним действительно считались, надо, чтобы Христос был не только сыном Бога, но и сам стал полноправным Богом. С этой целью они и создали учение о духовной природе Христа. Участие в создании этого учения разных авторов и отсутствие редактора, который бы отвечал за логичность и непротиворечивость его изложения, привело к появлению целого ряда нелепиц. Судите сами. С одной стороны, согласно Новому завету, в духовном виде Христос, как и Яхве, существовал всегда: “Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, который есть и был и грядет, Вседержитель” (Откровение 1:8). Это означает, что он (как и его Бог-отец) никогда не рождался, и потому у него, как и у Яхве-Саваофа, тоже нет ни папы, ни мамы. У него нет не только родителей, но и возраста. По людским понятиям он, как и Яхве - круглая сирота.

Однако, согласно другому положению христианского вероучения, Христос является сыном Яхве (Бога-отца). Это утверждение содержится в ряде мест Евангелий. Например: «Иисус отвечал им: много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями? Иудеи сказали Ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь себя Богом. …. Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: «богохульствуешь», потому что я сказал: «Я Сын Божий». (Иоанна 10: 32-36). Подтверждает это положение и Никео-Константинопольский (Цареградский) символ веры, который уточняет, что его рождение произошло до начала времени, т.е. до сотворения мира: «Верую … во Единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия Единородного, от Отца рожденного прежде всех веков…».

Для подтверждения этого важнейшего для христианства положения в другом месте этого же Символа подчеркивается «... рожденного, несотворенного…». Отсюда непреложно следуют два главнейших вывода: 1) что Христос всё же существовал не всегда, т.к. был период, когда его ещё не было; 2) что Яхве его не создал, а родил. Таким образом, Яхве был ему одновременно… и папой и мамой! К сожалению, о маме в Танахе-Библии не сказано ни слова. Получается, что либо о маме по какой-то причине древние авторы иудео-христианского вероучения забыли упомянуть (при всей её важности для евреев, которые и сегодня ведут отсчет родства по материнской линии), либо мамы у него… не было, поэтому Яхве пришлось родить Иисуса с помощью своеобразного мужского партеногенеза. Любопытно, что христианская Церковь замалчивает вопрос о том, каким же образом Яхве-Саваоф родил Христа – из головы (как Зевс, родивший таким образом Афину), из своего бока (как Майя, родившая Будду) или, может, путем простого почкования.

Итак, одно учение о существовании Христа в духовном виде противоречит другому: либо Христос был всегда, а значит, его никто не рождал и не сотворял, либо он действительно сын Яхве, а значит, был период, когда его не было. Из последнего следует, что Христос – младший Бог, а Яхве – старший. Христианская Церковь этого противоречия упорно не замечает.

Странно, но о существовании наряду с Яхве бога Христа, а значит, о двоебожии, почему-то не знали богодухотворенные авторы Танаха. Не знали о Христе не только простые иудеи, но и раввины, иудейские пророки и даже первосвященники. В Танахе также ничего не говорится о трёх версиях существования Иисуса Христа – двух рассмотренных версиях существования его как «вечного» бога и одной - как… ангела (согласно учению Церкви Свидетелей Йеговы, Христос вовсе не бог, а ангел, хотя и самый высший из ангелов, которого зовут Михаил!).

Мало вразумительна и дальнейшая судьба Христа в духовном мире. Неопределённое время, может быть, многие миллиарды лет он безмятежно существовал вместе с Яхве. Чем эти боги всё это время занимались и где находились – неизвестно. Во всяком случае, в Новом завете об этом ничего не говорится, да и христианская Церковь об этом упорно молчит.

По учению христианской Церкви, Бог-отец однажды и без всякой причины приступил к сотворению мира (Бытие 1: 1-31). Интересно, что хотя в иудейском Танахе (а также в христианском Ветхом завете) совершенно ясно говорится, что именно Бог Яхве создал этот мир, христиане имеют своё собственное мнение и утверждают, что над созданием мира трудился не только Яхве, но и… Христос. А поскольку в Ветхом завете об этом ничего не говорится, христианские богословы в доказательство своей правоты ссылаются на свой Новый завет, где сказано: «Ибо им (т.е. Христом – авт.) создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое» (Колоссянам 1:16). Если следовать этой версии сотворения Земли, то получается, что и сотворение первых людей - Адама и Евы было тоже коллективным творчеством Яхве и Христа. Но иудеи почему-то с этим не согласны. Они считают, что их Бог-творец Яхве в помощнике не нуждался, был вполне самодостаточен и создавал всё самостоятельно.

Нелепости Нового завета в отношении актов творения завершает Катехизис, причисляющий к Творцам ещё и Бога-Святого духа: «Творение – общее дело Святой Троицы». По-русски это называется «мы (тоже) пахали». Совершенно непонятно, зачем Яхве понадобился помощник, да не один, а целых два! Почему он, всесильный и всезнающий, не создал мир самостоятельно, тем самым отказавшись от единоличной славы Творца, став всего лишь со-создателем мира? Ведь из его слов и поступков, описанных в Ветхом завете, известно, что он был весьма тщеславен. Достаточно вспомнить его грозное предупреждение: «Не делай себе кумира и никакого изображения … не поклоняйся им и не служи им, ибо Я господь, бог твой, бог ревнитель, наказывающий

детей за вину отцов до третьего и четвертого рода» (Исход 20: 4-5). А вот пример его кары за личную измену: Йегова повелел военачальнику Ииую наказать Ахава, поклонявшегося богу Ваалу: «Ты истребишь дом Ахава, господина твоего, чтобы мне отомстить за кровь рабов моих пророков и за кровь всех рабов господних, павших от руки Иезавели; и погибнет весь дом Ахава… Иезавель же съедят псы на поле Изреельском, и никто не похоронит её» (4 Царств 9:7-10). Ясно, что такой Бог не мог допустить кого-либо в свои дела, тем более, в сотворение мира.

Ещё одной нелепостью является то, что если мир действительно создавали в сотрудничестве Христос и Бог-отец, то почему от этих трудов праведных стал отдыхать только Бог-отец («И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал», Бытие 2:2), почему был лишен такого же отдыха Христос, его коллега по созданию мира. Нелепостью является и называнием Христа «Словом». Ведь слово должно быть кем-то произнесено. Кем, интересно? На каком языке оно произносилось и кому предназначалось, кто его слушал? Тора, а за ней и Ветхий завет об этом тактично умалчивают.

Абсурдно выглядит и другая сторона учения о духовной природе Христа – Яхве послал своего сына на смерть… за грехи людей. Ведь если Христос существует столь же долго, как и Яхве, то по статусу они равны – оба «пантократоры», создатели мира. На каком же основании один из них посылает на смерть другого? Как Яхве может послать на смерть вечного Бога? Ведь вечный Бог умереть не может! А если он умер, значит - вовсе не вечный! Т.е. Христос (вместе со своим папой) разыграл перед последователями дешевый спектакль!

И, наконец, совершенно нелогичен поступок Бога-отца, который, зная заранее (ведь он же всезнающий!) всё, что произойдет в саду Эдема, сперва с проклятием выгнал за грехи Адама и Еву, потом утопил всех их потомков, кроме Ноя и его родственников, во всемирном потопе, а затем вдруг без всяких на то оснований так воспылал любовью к людям (которые были ничем не лучше, чем ранее утопленные им), что послал ради них на смерть(!) своего сына (Иоанна 3:16).

Создание учения о том, что помимо вечно существовавшего Яхве всегда был другой Бог - Иисус Христос, поставило иудео-христиан в крайне неудобное положение. Всё это попахивало не просто ересью, а откровенным извращением иудаизма. Перед отцами только что созданной иудео-христианской Церкви встала очень трудная задача - как-то увязать Яхве с претендовавшим на не менее вечное существование Христом. И, тем не менее, эта задача была решена.

Основатели новой религии и новой Церкви были иудеями, хотя и сектантами. Они не могли отказаться от Яхве, который тогда устраивал всех евреев. Причина, по которой они стали поддерживать Иисуса и его притязания считаться сыном самого Яхве, была не религиозная, а вполне житейская – они мечтали о славе и о высоком социальном положении. А между тем, сами они были из низов, в связи с чем стать первосвященниками или даже простыми жрецами богатого Иерусалимского храма они никак не могли. Поэтому они рискнули присоединиться к Иешуа, одному из многих проповедников, время от времени появлявшихся в Палестине, поддержали его притязание на роль посланника и сына Бога и нарекли его самого Богом. И не прогадали!

Представление о том, что у Иисуса Христа есть две природы, отцам Церкви пришлось создавать не только потому, что по Евангелиям он был богочеловеком, но и в связи с тем, что им надо было как-то примирить его смерть и бессмертие: он умер, но в тоже время как бы и нет, т.к. по их представлениям его существование и не прерывалось. А продолжить его существование пришлось потому, что им нужен был бог живой, а не мёртвый, с которым в общение не вступишь, к которому не обратишься за помощью. Но, главное, он должен был снова явиться на землю и создать на ней рай для всех своих верных последователей. Иначе новый бог был бы не нужен, и Церкви нечем было бы заманивать к себе людей. Создав представление о двух природах Христа, основатели новой религии хотя и вышли из трудного положения, но не заметили, что создали себе и новые проблемы. А состояли они в том, что эти два вида Христа оказались как бы независимыми друг от друга, что хорошо видно из самих Евангелий.

Помимо проблемы двух природ Христа, у отцов Церкви существовала ещё одна, не менее важная, проблема - кем же его считать: просто сыном Бога или Богом-сыном. За кажущейся простотой этой проблемы лежало нечто более важное - вопрос о всесилии Иисуса Христа: если он всего лишь сын Бога, но сам не Бог, то что он может обещать своим верующим, что он может им дать? В лучшем случае он может что-то сделать для себя и просить у своего всемогущего отца что-нибудь для людей. Понятно, что за таким богом толпы верующих не пошли бы. Другое дело, если он Бог-сын, т.е. не только сын, но и сам - Бог. Тогда уже есть, о чём говорить. Тем более, если попытаться уравнять его в правах с Богом-отцом, что впоследствии и было сделано.

Наибольшая сложность решения этой проблемы состояла в том, что самого Христа она, судя по всему, нисколько не волновала: Евангелия не содержат его высказываний на эту тему. Ни до своей «смерти», ни после, когда, по учению Церкви, вознёсся на небо. Это привело к тому, что христиане стали яростно спорить, что же представляет собой их Бог. Как известно, договориться они не смогли, поэтому одна часть верующих стала считать его Богом, а другая - лишь сыном Бога, а третьи, как отмечалось выше, всего лишь ангелом. С этим неразрешимым вопросом христиане вошли аж в третье тысячелетие.

Ещё одна трудность основателей новой религии состояла в том, что хотя она и создала своего собственного бога, но этот бог был второстепенным, зависимым от Яхве, которого Христос называл своим отцом. Это их, естественно, не устраивало. Надо было придумать что-то, чтобы их бог был бы если и не главным, то хотя бы равным отцу. Решение этой проблемы было крайне важно еще и потому, что без него христианство навсегда могло остаться сектой, дочерней религией по отношению к иудаизму. А этого допустить было нельзя. Надо было искать выход. И он был найден - Иисус Христос был объявлен не только сыном Бога, но даже равным Богу-отцу.

Для того, чтобы сделать это, христиане привлекли древнюю идею язычников о троичности главных богов (например, у шумеров Ану, Энлиль и Эа, у египтян - Осирис, Исида, и Гор, у индусов - Шива, Парвати и Ганеша и др.), дополнив её идеей равенства членов этой троицы друг другу. Кроме того, была использована восточная идея ипостасей бога, когда один бог был представлен то в одном, то в другом виде (то одного, то другого божества). Но для завершения этого построения троичности им не хватало третьего бога.

Проблема была решена неожиданным образом: в качестве третьего члена троицы был взят “святой дух”, приравненный столь же неожиданно и парадоксально к Богу. Почему именно он? Да потому, что у христиан не было выбора. Мать Иисуса тут не подходила, т.к. для производства её в статус божества потребовалось бы очень многое. Ведь в иудаизме не могло быть божества-женщины, это было не в его традициях. На определённом этапе своего развития иудаизм избавился от последней богини – Ашеры, и Яхве стал богом-одиночкой, единоправным Богом. Кроме того, мать Христа была простой женщиной, и сделать её богом было бы очень сложно. Для этого надо было обосновать и её принадлежность к Яхве, но на такой шаг отцы-основатели христианства пойти не осмелились.

Пришлось обратиться опять-таки к родному для них иудаизму и поискать там кого-либо, кто мог бы подойти на эту роль. Правда, для этого пришлось преодолеть одну неувязку - святой дух, представленный в иудаизме в виде голубя, был женского рода. После длительных споров, отраженных, в частности, в неканоническом Евангелии от Филиппа, где говорится: “когда бывало, чтобы женщина зачала от женщины?“, отцам Церкви пришлось закрыть на это глаза и пойти на явное извращение древнего учения: святой дух, сделавшись богом, выполнил одновременно две функции - оплодотворил мать Христа и стал членом святой троицы, каждый из которых мог подменить (стать ипостасью) другого.

Кроме того, святой дух в результате стал отцом Иисуса Христа (!) и решил тем самым мучительный для создателей этой религии вопрос о том, как Христу стать сыном Бога, не привлекая напрямую для этого дела старшего Бога - Яхве. Ведь у иудейского Яхве не было детей, поэтому напрямую приписать ему ребёнка было бы очень неосмотрительно. С помощью Святого духа и была решена эта крайне деликатная проблема: с одной стороны Христос родился от бога (Святого духа) и получил тем самым статус Бога, с другой - Яхве не стал его “генетическим” отцом. Однако через триединство Христос мог считаться и сыном Яхве.

Так была решена проблема Иисуса Христа, который получил в качестве отца Бога Яхве, сам стал Богом, да ещё и богом, который, являясь ипостасью Бога-отца, получил его прерогативы и все титулы: бога-творца, пантократора (вседержителя), а заодно и спасителя. И хотя теоретически каждый из членов этой троицы может называть себя Богом-творцом и Спасителем, но христиане упорно присваивают этот титул только одному Христу. И понятно почему - ради него-то и создавалась вся эта божественная конструкция.

Желая придать этому положению хоть какую-то весомость, сколько-нибудь серьёзное звучание, отцы Церкви дополнили своё учение (недаром они оставили себе лазейку в виде положения о том, что учение их Церкви состоит из двух равно священных основ – священного писания и священного предания!) ещё одним изобретением, оказавшимся, правда, весьма шатким и слабым: Святого духа послал-де Бог-отец Яхве. С помощью этого лукавого приёма Иисус Христос, зачатый согласно евангельским рассказам Святым духом, стал считаться как бы и сыном Яхве. Далее мог бы в принципе последовать и следующий шаг - Христос родил Яхве, а заодно и самого себя. Но он уже не рассматривался, потому что выглядел уж совсем нелепо и забавно.

Естественно, с точки зрения иудаизма все это было святотатством и кощунством. Об отношении иудеев к Христу можно судить по тому, что в Талмуде говорится, что Христос шарлатан, фокусник, совратитель и обманщик. Сказано также, что описание его распятия – ложь, что на деле Христос был задушен в яме с навозом («Кицур Шульхан Арух»). Однако наказания за это не последовало, т.к. иудео-христианство распространялось в диаспоре, а не на территории еврейского государства, переживавшего к тому же далеко не лучшие времена. Сил и возможностей у иудейских священников для борьбы с новой ересью просто не было.

Трудности становления вероучения об Иисусе Христе как Боге и полноправном члене Троицы не ограничились только его догматическим аспектом. Поскольку вероучение без культа не бывает, все названные проблемы, естественно, отразились на культовой практике. И, прежде всего, в двух главных церковных праздниках - Рождестве и Пасхе. Особенностью празднования Рождества Христова в нашей стране является то, что православными христианами он отмечается дважды - по новому и старому стилю.

К сожалению, средства массовой информации вводят в заблуждение христиан России, сообщая, что католики отмечают Рождество 25 декабря, а православные - 7 января. На самом деле подавляющая часть христиан - католики, протестанты и большая часть православных (13 Церквей из 15) отмечают этот праздник по новому стилю, т.е. 25 декабря. Седьмого же января по новому стилю (что соответствует 25 декабря по старому) этот праздник отмечает лишь небольшая часть православных, в число которых входит Русская Православная Церковь (РПЦ). В первые два века существования своей Церкви христиане вообще не отмечали день рождения своего Бога (Рождество), зато отмечали 6 января праздник Крещения-богоявления. И лишь в третьем веке, вопреки учению христианской Церкви, что Христос существовал всегда, её отцы в тот же день, 6 января, стали отмечать и день рождения Христа. Понадобилось это для того, чтобы успешнее бороться с другими богами, которые соперничали тогда с Христом и имели свои праздники дней рождения. Но и этого отцам христианской Церкви показалось мало - уж очень им досаждал персидский бог света и правды Митра, день рождения которого широко отмечался в Римской империи 25 декабря. Поэтому в 354 году они и перенесли празднование рождества Христа с 6 января на 25 декабря. В православном энциклопедическом словаре “Христианство” (М., 1993) весьма откровенно сказано, что этот перенос был предпринят ради вытеснения языческого праздника дня рождения Непобедимого Солнца, как называли в древнем Риме бога Митру. Вот почему, прекрасно понимая различие понятий рождения и воплощения, отцы христианской Церкви, тем не менее, упорно называют появление Христа рождением, что совершенно неверно.

Михаил Богословский

наверх


В магазине Рестарт лучше всего приобрести массажное кресло высокого качества.