ДОКУМЕНТЫ ГУМАНИЗМА ХХ ВЕКА

Гуманистический Манифест I *

Пришло время широкого осознания радикальных изменений в религиозных верованиях во всем современном мире. Эпоха простого пересмотра традиционных подходов завершилась. Наука и экономические изменения подорвали старые верования. Религии всего мира не в состоянии приспособиться к новым условиям, созданным огромным ростом знания и опыта. В каждой сфере человеческой деятельности жизненно важная направленность развития обусловлена искренним, внутренне ей присущим гуманизмом. С целью лучшего понимания религиозного гуманизма мы, нижеподписавшиеся, хотим сделать некоторые утверждения, которые, как мы полагаем, отражают факты нашей современной жизни.

Существует огромная опасность полной, и, как мы считаем, фатальной идентификации слова религия с доктринами и методами, потерявшими свое значение и бессильными решить проблемы человеческой жизни в двадцатом столетии. Религии всегда были способом освоения высших жизненных ценностей. Они получали свою завершенную форму в осознании общей ситуации, в которую погружен человек (теология, или общий взгляд на мир), смысла ценностей, содержащихся в ней (цель, или идеал) и средств (культ), предназначенных для достижения удовлетворительной жизни. Изменения в любом из этих факторов приводят к смене внешних форм религии. Этим объясняется трансформация религий за прошедшие столетия. Однако религия как таковая, какие бы изменения ни претерпевала, остается постоянной в своем вопрошании к вечным ценностям – неотъемлемому атрибуту человеческой жизни.

Современное, более широкое понимание человеком универсума, его научные достижения, а также его более тесная связь с человеческим братством создали ситуацию, требующую нового определения средств и целей религии. Такая жизненная, бесстрашная и искренняя религия, способная дать и достойную социальную цель и личное удовлетворение, для многих людей может оказаться фактором, окончательно разрывающим их связь с прошлым. Нынешняя эпоха породила огромные сомнения в традиционных религиях, и не менее очевиден тот факт, что любая религия, претендующая на то, чтобы стать объединяющей и движущей силой современности, должна отвечать именно теперешним нуждам. Создание такой религии – главнейшая необходимость современности. Ответственность за это лежит на нашем поколении. Мы утверждаем нижеследующее:

Первое. Религиозные гуманисты рассматривают Вселенную самостоятельно существующей и несотворенной.
Второе. Гуманизм полагает человека частью природы, и его возникновение есть результат длительного процесса.
Третье. Придерживаясь органической точки зрения на жизнь, гуманисты находят, что традиционный дуализм души и тела должен быть отвергнут.
Четвертое. Гуманизм признает, что цивилизация и религиозная культура человека, – как о том с несомненностью свидетельствуют антропология и история, – это продукты постепенного развития, возникающие благодаря их взаимодействию с природной средой и социальным наследием. Индивид, рожденный в определенной культуре, в значительной степени сформирован этой культурой.
Пятое. Гуманизм утверждает, что природа универсума, как она представляется современной науке, не дает какого бы то ни было сверхъестественного или космического обоснования человеческих ценностей. Естественно, гуманизм не отрицает возможности реальностей, не известных пока науке, однако он настаивает, что возможность обнаружения всякой такой реальности и ее оценка определяется интеллектуальным исследованием и соотнесением ее с человеческими нуждами. Религия должна сформулировать свои надежды и планы в свете научного духа и научной методологии.
Шестое. Мы убеждены, что время теизма, деизма, модернизма, а также различных вариаций “нового мышления” ушло.
Седьмое. Религия состоит из действий, целей и познаний, имеющих человеческое значение. Ничто человеческое не чуждо религии. Она включает труд, искусство, науку, философию, любовь, дружбу, отдых, – все, что в своей мере находит выражение в разумной удовлетворенности человеческой жизнью. Различение между священным и мирским не должно более проводиться.
Восьмое. Религиозный гуманизм рассматривает полную реализацию индивидуальности конечной целью человеческой жизни и стремится к ее становлению и осуществлению повсеместно и безотлагательно. Именно в этом гуманизм видит свое социальное призвание.
Девятое. Взамен устаревших традиций, включающих богослужение и молитву, религиозное чувство гуманиста выражается в усиленном осознании своей индивидуальности и своей сопричастности совместным усилиям, направленным на повышение общественного благосостояния.
Десятое. Отсюда следует, что не остается места каким бы то ни было специфически религиозным эмоциям и традициям, подобным тем, что до настоящего времени увязываются с верой в сверхъестественное.
Одиннадцатое. Человек научился справляться с кризисами в своей жизни, распознавая их природу и предсказывая степень их вероятности. Разумные и человечные взаимоотношения будут вырабатываться с помощью образования и поддерживаться традицией. Мы полагаем, что гуманизм встанет на путь социальной и психологической профилактики и сумеет противостоять оторванным от реальности сентиментальным надеждам и произволу.
Двенадцатое. Будучи уверенными в том, что религия должна привносить радость в восприятие жизни, религиозные гуманисты нацелены на воспитание творческих способностей человека, на стремление к таким достижениям, которые способствовали бы человеческой удовлетворенности жизнью.
Тринадцатое. Религиозные гуманисты утверждают, что все сообщества и институты существуют ради человеческой жизни. Разумная оценка, трансформация, контроль и направленность таких сообществ и учреждений с точки зрения утверждения ценности человеческой жизни являются целью и программой гуманизма. Очевидно, что религиозные институты, их обряды, методы духовного влияния и общественная активность должны быть пересмотрены в свете накопленного опыта с целью придания эффективности их деятельности в современном мире.
Четырнадцатое. Гуманисты твердо убеждены в том, что существующее утилитарное, ориентированное на прибыль общество показало свою несостоятельность, и что необходимы радикальные изменения в его установках. В целях справедливого управления и мотивации распределения жизненных средств должен быть создан социально ориентированный коллективный экономический порядок.
Цель гуманизма – свободное всемирное общество, в котором люди добровольно и в согласии со своим разумом работают на общее благо. Гуманисты требуют всеобщего блага в общем для всех мире.
Пятнадцатое и последнее. Мы заявляем, что гуманизм а) утверждает жизнь, а не отрицает ее; б) ищет реальных возможностей для жизни, но не бежит от нее; в) стремится создать условия удовлетворительной жизни для всех, а не для избранных. Этими несомненными моральными принципами и намерениями будет руководствоваться гуманизм в будущем, в соответствии с ними он будет выбирать свои методы и направлять свои усилия.
Таковы исходные положения религиозного гуманизма. И хотя мы полагаем, что религиозные принципы и идеи наших отцов не отвечают более современным требованиям, потребность в лучшей жизни все же остается главной задачей человечества. Наконец-то человек начинает осознавать, что лишь он один ответственен за воплощение в мире своей мечты, что силы для ее достижения заключены в нем самом. Этой задаче он должен посвятить свой разум и свою волю.

Перевод с английского Владимира Полякова

Гуманистический Манифест II

Следующее столетие может и должно стать гуманистическим столетием. Драматические научные, технологические, а также постоянно ускоряющиеся социальные и политические изменения переполняют наше сознание. Мы фактически покорили планету, исследовали Луну, превзошли извечные границы перемещений и коммуникаций; мы стоим на пороге новой эры, готовые к дальнейшему продвижению в космосе и, возможно, к освоению других планет. При мудром использовании технологий мы можем контролировать окружающую среду, побороть бедность, справиться со многими болезнями, увеличить продолжительность жизни, значительно изменить собственное бытие, скорректировать направленность человеческой эволюции и культурного развития, открыть новые источники энергии, обеспечить человечеству верную возможность изобильной и содержательной жизни.

И все же жизнь полна опасностей. Приобретая опыт применения научных методов к природе и человеческой жизни, мы открыли дверь экологической угрозе, перенаселенности, антигуманным учреждениям, тоталитарным репрессиям, ядерной и биохимической катастрофе. Под воздействием апокалиптических пророчеств, ожидания светопреставления многие предпочли отречься в отчаянии от собственного разума и устремились в объятия иррациональных культов и религиозных учений, проповедующих смирение и самоизоляцию.

И традиционные моральные нормы, и новейшие иррациональные культы не отвечают насущным потребностям настоящего и будущего. Фальшивые “теологии надежды” и мессианские идеологии, заменяющие старые догмы новыми, не в состоянии справиться с существующими мировыми реалиями. Они скорее разделяют, чем объединяют народы.

Чтобы выжить, человечество должно предпринять смелые и дерзкие шаги. Мы должны расширить применение научных методов, а не отвергать их, слить воедино разум и сострадание в деле становления конструктивных социальных и моральных ценностей. Перед лицом нескольких сценариев возможного будущего мы должны решить, какому из них следует определять наше развитие. Высшей целью должна стать реализация потенциала каждого человеческого индивида – не избранного меньшинства, но всего человечества. Только глобальные меры на общей планете приведут к цели.

Гуманистическое мировоззрение способно проложить пути реализации творческих возможностей каждого человеческого существа и дать нам понимание необходимости работать сообща. Это мировоззрение подчеркивает ту роль в общем деле, которую в своей сфере деятельности может играть каждый человек. Наступающим десятилетиям потребуются увлеченные, ясно мыслящие мужчины и женщины, владеющие общественно-полезной квалификацией, способные направить волю и интеллект на созидание желаемого будущего. Гуманизм способен дать цель и вдохновение тому огромному числу людей, которые в них нуждаются; он может придать смысл и значение человеческой жизни.

В современной культуре существует много видов гуманизма. Разновидности и особенности мирского гуманизма включают научный, этический, демократический, религиозный и марксистский виды гуманизма. Свободомыслие, атеизм, агностицизм, скептицизм, деизм, рационализм, этическая культура, либеральная религия – все они претендуют на статус наследников гуманистической традиции. Гуманизм зарождается в древнем Китае, классических Греции и Риме, идет через эпохи Ренессанса и Просвещения к современной мировой научной революции. Однако взгляды, просто отвергающие теизм, не эквивалентны гуманизму. Им недостает позитивной веры в возможности человеческого прогресса и его главнейшие ценности. Многие из тех, кто принадлежит к различным религиозным группам и верит в будущее гуманизма, ныне претендуют на звание гуманистов. Гуманизм – это нравственный процесс, в котором для всех нас есть место, который движется поверх и вне разделяющих нас особенностей, героических личностей, догматических верований и обрядов уходящих в прошлое религий или их простого отрицания.

Мы предлагаем комплекс общих принципов, могущих служить основанием для совместных действий, т.е. позитивных принципов, соотнесенных с современным состоянием человека. Этот комплекс представляет собой проект секулярного общества в планетарном масштабе.

Исходя из сказанного, мы посвящаем этот новый Гуманистический Манифест будущему человечества; мы полагаем, что он дает надежду и указывает пути ко всеобщему выживанию.

Религия

Первое. Религия, в лучшем смысле слова, может вдохновить человека на следование высшим нравственным идеалам. Культивирование морального долженствования и творческого воображения – выражение искренней устремленности к лучшему и “духовного” опыта.

Тем не менее, мы полагаем, что традиционные догматические или авторитарные религии, ставящие такие понятия как откровение, Бог, обряд или верования впереди человеческих потребностей и опыта, вредят человеческому естеству. Все счета, которые предъявляет нам природа, должны быть перепроверены наукой; по нашему мнению, догмы и мифы традиционных религий к этому не пригодны. Даже в новейший период человеческой истории элементарные факты, после их критического рассмотрения научными средствами, нуждаются в новой интерпретации. Мы полагаем недостаточными доказательства, которыми обосновывают веру в сверхъестественное; такие верования оказываются либо бессмысленными, либо не относящимися к проблеме выживания и самореализации человеческого вида. Как нон-теисты, мы начинаем с людей, а не с Бога, с природы, а не с божества. Вполне возможно, природа действительно шире и глубже, чем нам сейчас представляется; тем не менее, любое новое открытие – это не что иное, как расширение нашего знания природы.

Некоторые гуманисты полагают, что мы должны пересмотреть традиционные религии и привнести в них новый смысл, соответствующий современной ситуации. Подобные реинтерпретации все же часто лишь продлевают былую зависимость и пассивность; затрудняя свободное использование интеллекта, они быстро становятся реакционными. Напротив, нам нужно сформулировать радикально иные, чисто человеческие устремления и цели.

Мы подчеркиваем необходимость сохранения лучших этических учений в религиозной традиции человечества, многие из которых мы в целом разделяем. Но мы отвергаем те положения традиционной религиозной морали, которые лишают людей права всеобъемлющей оценки собственных возможностей и степени ответственности. Традиционные религии часто дают людям утешение, но столь же часто они мешают им самостоятельно решать свои проблемы и полностью осознать свои силы. Подобные институты, верования… существуют**… и сейчас. Наша цель – стремление к обогащению жизни вопреки унижающим ее тенденциям к вульгаризации, коммерциализации, бюрократизации и дегуманизации.

Четвертое. Рассудок и разум – это наиболее эффективные инструменты, которыми владеет человечество. Для них не существует адекватной замены – ни вера, ни страсть сами по себе не способны играть роль первых. Контролируемое применение научных методов, трансформировавших со времен Ренессанса науки о природе и обществе, должно быть расширено в целях решения человеческих проблем. Однако, поскольку никакая группировка не может иметь монополию на мудрость и добродетель, разум должен быть сдерживаем смирением. Не существует никаких гарантий, что все проблемы могут быть решены и на все вопросы найдены ответы. До сих пор лучшим средством, которым владеет человечество для решения своих проблем, остается критический интеллект, подчиненный чувству заботы о человеке. Разум должен уравновешиваться состраданием и сопереживанием – и тогда человек способен состояться и реализовать себя. Таким образом, мы не защищаем использование научного интеллекта независимо или вопреки эмоциям, потому что верим в самоценность чувств и любви. Если наука раздвигает границы познания, то это означает, что человеческое чувство удивления постоянно получает новую пищу, и искусство, поэзия, музыка находят свое место наряду с религией и этикой.

Индивид

Пятое. Целостность и достоинство каждой отдельной личности – это центральная гуманистическая ценность. Человеку нужно помочь осознать и реализовать свои творческие таланты и наклонности. Мы отвергаем все те религиозные, идеологические или моральные кодексы, которые порочат индивидуальность, душат свободу, подавляют интеллект, дегуманизируют личность. Мы верим в необходимость максимальной автономии индивида, согласованной с ответственностью перед обществом. И хотя наука в состоянии обосновать различные типы поведения, в человеческой жизни все же существует личная свобода выбора, и ее рамки должны быть расширены.

Шестое. Что касается области половых отношений, мы полагаем, что нетерпимость, проповедуемая ортодоксальными религиями и пуританскими культурами, чрезмерно ограничивает свободы в этой сфере. Должно быть признано право на контроль рождаемости, аборт и развод. Мы не одобряем подавляющие личность, порочащие человеческое достоинство формы выражения сексуальности, но в то же время мы не желаем запрещать – ни законодательно, ни посредством общественного мнения – сексуальные взаимоотношения между согласными на то взрослыми людьми. Большинство разновидностей сексуальных контактов сами по себе не должны быть признаваемы “порочными”. Избегая бездумного попустительства, вседозволенности и разнузданной беспорядочности половых связей, цивилизованное общество должно быть терпимым обществом. Человек должен иметь возможность выражать свои сексуальные склонности и вести собственный непохожий образ жизни, если этим он никому не причиняет вреда и не принуждает к такому же образу жизни других. Мы стремимся развивать ответственное отношение к сфере пола, такое, когда человек не эксплуатируется в качестве сексуального объекта, когда сохраняются интимность, чуткость, уважение и честность в межличностных отношениях. Нравственное воспитание детей и взрослых – важный компонент самосознания и сексуальной зрелости.

Демократическое общество

Седьмое. Для того, чтобы человек в полной мере ощутил собственное достоинство и ценность свободы, в любом обществе он должен обладать полным набором гражданских свобод. Этот набор включает свободу слова и печати, политическую демократию, легальное право на оппозицию правительственной политике, честную судебную процедуру, свободу совести, свободу объединений и ассоциаций, а также свободу искусства, науки и культуры. Он предполагает также признание права личности на достойную смерть, эвтаназию и право на самоубийство. Мы против возрастающего вмешательства в частную жизнь, в чем бы оно ни выражалось, как в тоталитарном, так и в демократическом обществах. Нам следует сохранять, расширять и внедрять в жизнь принципы человеческой свободы, представленные в таких документах, как “Magna Carta”, “Билль о правах”, “Права человека” и “Всеобщая декларация прав человека”.

Восьмое. Мы привержены открытому демократическому обществу. Нам следует развивать представительную демократию в ее подлинном смысле в экономике, школе, семье, на рабочем месте, в добровольных объединениях. Принятие решений должно быть децентрализовано с целью расширения вовлеченности в этот процесс народа на всех уровнях – общественном, политическом и экономическом. Все люди должны участвовать в выработке ценностей и установок, определяющих их жизнь. Социальные институты обязаны точно выражать их устремления и нужды. Условия труда, образования, развлечения и отдыха должны быть гуманизированы. Силы отчуждения надлежит преобразовать или искоренить, а бюрократические структуры свести к минимуму. Человек важнее заповедей, правил, предписаний или установлений.

Девятое. Разделение церкви и государства, а также идеологии и государства – это императивы. Государство должно обеспечить максимальную свободу проявления разнообразных моральных, политических, религиозных и социальных ценностей в обществе. Оно не должно потворствовать каким-либо отдельным религиозным учреждениям в использовании общественных средств либо поддерживать единую идеологию, используя ее в качестве орудия пропаганды и подавления, в особенности инакомыслящих.

Десятое. Гуманистические общества должны добиваться развития экономических систем не согласно определенной риторике или идеологии, но по тому критерию, способствуют ли они улучшению материального благосостояния всех людей и групп, ликвидации бедности и страданий, увеличению человеческой удовлетворенности жизнью в целом. Таким образом, дверь к альтернативным экономическим системам открыта. Нам следует сделать экономику более демократичной; мы должны судить о ней по ее способности отвечать человеческим нуждам, оценивая ее результаты в терминах общественного благосостояния.

Одиннадцатое. Осуществление принципа морального равенства должно быть достигнуто путем уничтожения любой дискриминации по признаку расы, религии, пола, возраста или национальной принадлежности. Это означает равенство возможностей и признание таланта и заслуг. Заботу людей о собственном благосостоянии следует поддерживать. В случае недееспособности человека общество должно находить средства обеспечить его основные материальные, медицинские и половые потребности, включая, насколько позволяют ресурсы, минимальный гарантированный годовой доход. Мы заинтересованы в благополучии престарелых, слабых, обездоленных, как и всех лишенных возможности нормальной социальной жизни – умственно отсталых, детей, подвергающихся дурному обращению со стороны родителей или брошенных, инвалидов, заключенных и наркоманов – всех, кто отвержен обществом или не пользуется его защитой; гуманизация межличностных отношений должна стать призванием практических гуманистов.

Мы утверждаем право на универсальное образование. Каждый человек имеет право на реализацию своих способностей и талантов в культурной сфере. Школы должны воспитывать способность к удовлетворяющему и продуктивному стилю жизни. Они должны быть открыты на всех уровнях, для всех и каждого; выдающиеся способности должны поощряться. Следует приветствовать нововведения и экспериментальные формы обучения. Энергия и идеализм молодежи заслуживают достойной оценки; их надо направлять в конструктивное русло.

Мы против любого расового, религиозного, этнического или классового антагонизма. И хотя мы признаем культурное разнообразие и уважаем в людях их расовое и национальное достоинство, мы отвергаем различения, способствующие отчуждению и разделяющие людей на противостоящие друг другу группы; мы представляем себе в будущем такое сообщество, в котором люди имели бы максимум возможностей для свободного и добровольного объединения. Мы отрицаем сексизм или половой шовинизм – мужской или женский. Мы верим в равные возможности женщин и мужчин реализовывать по собственному усмотрению и свободно от личностной дискриминации свой уникальный потенциал и способности.

Мировое сообщество

Двенадцатое. Мы не одобряем разделение человечества по националистическим критериям. Ныне достигнут поворотный пункт человеческой истории, когда появилась уникальная возможность преодолеть границы национальных суверенитетов и приступить к построению мирового сообщества, в котором каждая часть общечеловеческой семьи могла бы играть свою роль. Таким образом, мы стремимся к созданию общемирового законодательства и мирового порядка, основанного на межнациональном федеральном управлении. Здесь будут высоко цениться культурный плюрализм и разнообразие. Здесь не будут исключены ни гордость национальной принадлежностью и национальными достижениями, ни собственные способы решения регионами своих проблем. Тем не менее, человеческий прогресс не может более идти раздельно в каждом секторе мира, западном или восточном, развитом или развивающемся. Впервые в истории человечества ни одна из его частей не может быть изолирована от другой. Будущее каждой личности так или иначе связано с будущим всех. Таким образом, мы вновь утверждаем нашу приверженность строительству мирового сообщества, в то же время осознавая, что это может потребовать от нас принятия некоторых трудных решений.

Тринадцатое. Такое мировое сообщество должно отказаться от насилия как метода решения межнациональных споров. Мы полагаемся на мирное решение противоречий международными судами, а также на искусство переговоров и компромисса. Война –пережиток прошлого. Следствием отсталости является также использование ядерного, биологического и химического оружия. Всепланетный императив – снизить уровень военных расходов и использовать эти средства в мирных, ориентированных на человека, целях.

Четырнадцатое. Мировое сообщество должно перейти к совместному планированию использования быстро истощающихся ресурсов. Планету Земля следует рассматривать как единую экосистему. Экологические воздействия, состояние ресурсов и рост народонаселения должны находиться под согласованным международным контролем. Возделывание и сохранение природы – это нравственная ценность; нельзя забывать, что источники нашего существования от природы неотделимы. Мы должны избавить наш мир от излишнего загрязнения и отходов, с сознанием своей ответственности охраняя и воссоздавая блага, как материальные, так и гуманитарные. Эксплуатация природных ресурсов, не подконтрольная общественному мнению, должна быть прекращена.

Пятнадцатое. Проблемы экономического роста и развития уже не могут быть решены какой бы то ни было нацией в одиночку; они приобрели всемирный масштаб. Моральная обязанность развитых наций – обеспечить с помощью международных структур, гарантирующих соблюдение прав человека, массовую техническую, сельскохозяйственную, медицинскую и экономическую помощь, включая технологии контроля рождаемости, развивающейся части мира. Бедность в мире должна быть искоренена. Таким образом, вопиющая диспропорция в благосостоянии, доходах и экономическом росте должна быть уменьшена на всемирной основе.

Шестнадцатое. Технологии – ключевой момент человеческого прогресса и развития. Мы отвергаем любые неоромантические попытки огульного обвинения техники и науки, препятствования их дальнейшему распространению и использованию во благо человечества. Мы будем противиться любым намерениям ограничить научные исследования по моральным, политическим или социальным соображениям. Тем не менее, всякая технология должна подвергаться тщательному анализу на предмет возможных побочных следствий ее использования; вредные и разрушительные воздействия должны быть предотвращены. Особое беспокойство у нас вызывают случаи, когда человеческое существование подвергается технологическому и бюрократическому контролю, манипуляциям и модифицированию без ведома самого человека. Наличие технической возможности не подразумевает ее автоматической социальной или культурной желательности.

Семнадцатое. Государственные границы не должны служить преградой средствам коммуникации и транспорту. Препятствия передвижениям следует устранить. Мир должен быть открытым политически, идеологически и морально; в информационных и образовательных целях должна быть развернута всемирная радио- и телевизионная система. Таким образом, мы призываем к всеобщему международному сотрудничеству в областях культуры, науки, искусства и технологий поверх идеологических барьеров. Мы должны научиться открыто жить всем вместе – либо мы все вместе погибнем.

Человечество как целостность

В заключение. Мир с его проблемами не может ждать примирения враждующих политических и экономических систем. Для всех мужчин и женщин доброй воли настало время созидания мирного и процветающего сообщества. Мы убеждены, что местнические интересы, а также ортодоксальная мораль и религиозные идеологии должны быть преодолены. Мы настаиваем на распространении принципа гуманности на всех людей. Мы также настаиваем на необходимости разума и сострадания в создании мира, к которому мы стремимся, в котором спокойствие, процветание, свобода и счастье станут всеобщим достоянием. Не будем, со страха или отчаяния, отказываться от этой мечты. Мы сами ответственны за то, каковы мы есть и какими будем. Давайте вместе трудиться во имя гуманного мира, используя средства, соответствующие гуманным целям. Разрушительные идеологические различия между коммунизмом, капитализмом, социализмом, консерватизмом, либерализмом или радикализмом должны быть преодолены. Положим конец подозрениям и ненависти. Наши жизнь и процветание возможны лишь в мире с общими человеческими ценностями. Мы в силах положить начало новому пути развития человечества; древняя вражда может смениться широкомасштабным коллективным сотрудничеством. Приверженность терпимости, взаимопониманию, согласованности решений не подразумевает ни обязательного сохранения существующего положения, ни блокирования динамики развития и преобразующих сил общества. Настоящая революция происходит на наших глазах, и она может продолжаться в бесчисленных ненасильственных улучшениях. Но для этого мы должны обладать решимостью стать на новую, широкую почву. В нынешней исторической ситуации наша приверженность всему человечеству – это причастность высшей из возможных святынь; в своей нацеленности на более полное видение человеческого потенциала она выходит за рамки узкой приверженности церкви, государству, партии, классу или расе. Может ли быть у человечества более отважная цель, чем сделать каждого человека гражданином мирового сообщества и в идеале, и на практике?! Это классическая точка зрения, и мы можем вновь дать ей жизненность. Интерпретированный таким образом гуманизм – моральная сила, и время работает на него. Мы верим, что человечество обладает достаточным интеллектуальным потенциалом, доброй волей и способностью к совместным действиям, чтобы реализовать эти идеи уже в ближайшие десятилетия.

Мы, нижеподписавшиеся, можем не разделять некоторых деталей из приведенного выше, но в целом заявляем о своей поддержке Гуманистическому Манифесту II как документу, обращенному в будущее человечества. Содержащиеся в нем утверждения – не законченное кредо или догма, но выражение живой, все возрастающей убежденности.

Мы призываем всех присоединиться к нам во имя дальнейшего развития и осуществления этих целей.

Перевод с английского Владимира Полякова

Декларация секулярного гуманизма

Общая часть

Светский гуманизм – реальная сила в современном мире. В настоящее время он подвергается необоснованным и неудержимым нападкам с самых разных сторон. Данный Манифест отстаивает ту форму светского гуманизма, которая определенно соответствует принципам демократии. Он противостоит всем разновидностям веры, которые ищут сверхъестественных санкций для своих ценностей или подчиняются силе диктата.
Демократический светский гуманизм стал мощным явлением в мировой культуре. Его идеалы можно обнаружить у философов, ученых и поэтов античных Греции и Рима, в древнекитайском конфуцианском обществе, в индийском движении чарваков и в других известных интеллектуальных и моральных традициях. В средние века в Европе, когда волна религиозного рвения подавила веру людей в возможность собственными силами решать свои жизненные проблемы, позиции секуляризма и гуманизма ослабли. Они заново обрели силу в период Ренессанса вместе с возрождением светских и гуманистических ценностей в литературе и искусствах и далее прочно укрепились в XVI-XVII столетиях с зарождением и развитием науки и натуралистического взгляда на мир; их влияние очевидно и в XVIII столетии, – веке Просвещения и Разума. В современных условиях, с ростом свободы и демократии демократический секулярный гуманизм переживает творческий расцвет.
Миллионы здравомыслящих людей разделяют идеалы светского гуманизма, живут полноценной жизнью и участвуют в созидании более человечного и демократичного мира. Принципы современного светского гуманизма способствуют использованию научных и технических достижений в деле улучшения условий существования человека. Это ведет к сокращению нищеты, бедствий и болезней в различных частях земного шара, к увеличению средней продолжительности жизни, к улучшению транспортных и коммуникационных средств общения, к созданию условий достойной жизни для все большего и большего числа людей. Гуманистические идеалы освобождают сотни миллионов людей от слепой веры и суеверий, содействуют их просвещению и улучшению качества жизни. Светский гуманизм дает людям импульсы к решению проблем на основе разума и целеустремленности. Он преодолевает географические и социальные барьеры, расширяет горизонты человеческих возможностей и познания.
Прискорбно, но сегодня мы сталкиваемся с разнообразными антисекулярными тенденциями, именно с возрождением догматических авторитарных религий: фундаментализмом, начетническим и доктринерским христианством, быстро распространяющимся бескомпромиссным мусульманским клерикализмом на Среднем Востоке и Азии, с продолжающимся влиянием Римско-католической папской иерархии, с националистическим религиозным иудаизмом и с возвратом к обскурантистским религиям в Азии. Новые культы абсурда, нелепые паранормальные и оккультные верования, такие, как вера в астрологию, реинкарнацию и таинственные психические энергии, растут и ширятся во многих западных обществах. Эти тревожные явления следуют в кильватере крайностей фанатичного мессианизма и тоталитарных квазирелигиозных движений начала XX века, таких, как фашизм и коммунизм. Все эти религиозные и псевдорелигиозные движения во многом не только ответственны за террор и насилие в сегодняшнем мире, но и препятствуют решению большинства важнейших мировых проблем.
Парадоксально, но некоторые критики светского гуманизма утверждают, что гуманизм – философия опасная. Одни доказывают, что он способствует “падению нравов” в силу его приверженности индивидуальной свободе; другие считают, что он потакает несправедливости, выступая апологетом строгого соблюдения демократических процедур. Мы, сторонники демократического секулярного гуманизма, отвергаем такие обвинения, основанные на недоразумении и недопонимании, и пытаемся очертить те основополагающие принципы, которые разделяет большинство из нас. Секулярный гуманизм – не догма и не вероучение. Среди светских гуманистов существует широкий разброс мнений по многим спорным вопросам. Тем не менее, налицо добровольный консенсус и признание общности некоторых исходных позиций. Все мы испытываем тревогу за судьбы современной цивилизации, поскольку ей угрожают силы, враждебные разуму, демократии и свободе. Вне всякого сомнения, многие верующие в основном разделят с нами ценности светского гуманизма и демократии и мы приглашаем их присоединиться к нам в деле защиты этих идеалов.

1. Свободное исследование

Первый принцип демократического светского гуманизма – это приверженность свободному исследованию. Мы противостоим всякой тирании над человеческим разумом, любым попыткам посредством духовных, политических, идеологических или общественных институтов сковать свободную мысль. В прошлом, церкви и государства осуществляли такую тиранию на основе религиозного фанатизма. На всем протяжении долгой истории борьбы идей властные структуры, как общественные, так и частные, стремились подвергать исследования цензуре, навязывать людям ортодоксальные верования и ценности, они отлучали от церкви еретиков и истребляли неверных. Сегодня борьба за свободное исследование приобрела новые формы. Сектантские идеологии превратились в новые теологии, используемые политическими партиями и правительствами для подавления всякого инакомыслия.
Свободное исследование в качестве главного своего условия требует признания гражданских свобод – это свободная пресса и свобода коммуникаций, право на организацию оппозиционных партий и право быть членами добровольных ассоциаций. Это свобода добиваться желаемого и делать достоянием общественности плоды научной, философской, художественной, литературной, моральной и религиозной свобод. Принцип свободного исследования предполагает разнообразие мнений и уважение права отдельных личностей выражать собственные верования безо всяких гражданских и юридических запретов или страха подвергнуться наказанию, даже когда эти мнения могут быть непопулярными. Хотя мы и можем оставаться терпимыми к противоположным точкам зрения, это отнюдь не означает, что они не подлежат критической проверке. Для тех, кто принимает принцип свободного исследования, руководящей предпосылкой является то, что установление истины более вероятно, когда существует благоприятная среда для свободного обмена противоположными мнениями; такой процесс взаимного обмена идеями обычно так же важен, как и его результат. Это касается не только науки и повседневной жизни, но и политики, экономики, морали и религии.

2. Отделение церкви от государства

Являясь приверженцами свободы, светские гуманисты поддерживают принцип разделения церкви и государства. Уроки истории очевидны: в каком бы государстве ни сложилось господствующее положение одной религии или идеологии, все другие мнения считаются вредными. Плюрализм, открытость и демократичность общества означают, что все точки зрения могут быть услышаны. Всякая попытка навязать всему обществу исключительно одно понимание Истины, Благочестия, Добродетели или Справедливости – нарушение принципа свободного исследования. Церковным властям нельзя позволять возводить во всеобщий закон свои собственные частные взгляды – моральные, философские, политические, педагогические, общественные или иные.
Недопустимо, чтобы налоги с частных или юридических лиц взыскивались для поддержки религиозных институтов. Отдельные граждане или независимые ассоциации должны быть свободны в принятии или непринятии какой-либо веры и, соответственно, вольны в поддержке своих убеждений теми или иными находящимися в их распоряжении средствами, избавлены от необходимости через налоги жертвовать тем религиозным организациям, с идеями которых они не согласны. Вместе с тем, на имущество церквей и их доход должно распространяться бремя общественных расходов, они не должны освобождаться от налогообложения. Введение обязательных религиозных проповедей и молитв в общественных, политических или образовательных учреждениях также является нарушением принципа отделения церкви от государства.

Сегодня за влияние на умы людей борются как теистические, так и нетеистические религии. Прискорбно, что в коммунистических странах власть государства употребляется на то, чтобы навязать одну идеологическую доктрину всему обществу и не допускать никаких иных взглядов. В данном случае имеет место светское нарушение принципа отделения церкви от государства.

3. Идеал свободы

В современном мире существует множество форм светского и несветского тоталитаризма. Всем им мы решительно противостоим. Как представители демократического светского движения, мы последовательно защищаем идеал свободы, не только свободы совести и вероисповедания от тех церковных, политических и экономических сил, которые пытаются их подавить, но также и идеал подлинной политической свободы, идеал демократического принятия решений, основанный на мажоритарном принципе, идеал уважения прав меньшинств и власти закона. Мы стоим не только за свободу от религиозного контроля, но и в равной степени за свободу от контроля со стороны шовинистических правительств. Мы выступаем в защиту основных человеческих прав, включая право на жизнь, свободу и поиски счастья. По нашему мнению, свободное общество должно в разумной степени поощрять экономическую свободу и прибегать только к таким ограничениям, которые необходимы в интересах общества. Это значило бы, что отдельные граждане и группы граждан могут конкурировать на рынке товаров, формировать свободные трудовые союзы, организовывать свой бизнес и добиваться успеха в нем без какого бы то ни было политического контроля со стороны власти, незаконного вмешательства в их дела. Право частной собственности является таким человеческим правом, без которого остальные права недейственны. Во всех случаях, когда какие-либо из этих демократических прав необходимо ограничить, должны быть внимательно учтены последствия такого ограничения для всей структуры человеческих прав.

4. Этика, основанная на критическом мышлении

Религиозные фундаменталисты подвергают критике мораль светского гуманизма. Светский гуманист считает, что мораль играет определяющую роль в человеческой жизни. Действительно, этика возникла в качестве одной из форм человеческого знания задолго до того, как в рамках религий сложились моральные системы, основанные на власти божественного авторитета. На стороне светской этики – выдающиеся мыслители, способствовавшие ее развитию: Сократ, Демокрит, Аристотель, Эпикур, Эпиктет, Спиноза, Эразм, Юм, Вольтер, Кант, Бентам, Милль, Дж. Мур, Бертран Рассел, Джон Дьюи и др. Существует влиятельная философская традиция, согласно которой этика – автономная область исследования, этические взгляды могут быть сформулированы независимо от религиозного откровения, и люди способны культивировать практический разум и мудрость, благодаря которым и достигают добродетельной и совершенной жизни. Кроме того, философы этой традиции особо подчеркивают необходимость общественного признания требований социальной справедливости, обязанностей и долга каждого человека по отношению к другим. Таким образом, светские гуманисты отрицают то мнение, что моральные требования могут быть дедуцированы лишь из религиозной веры, или что те, кто не исповедует каких-либо религиозных доктрин, аморальны.
Для светских гуманистов этическое поведение оценивается (или должно оцениваться) критической мыслью, а их целью является воспитание себя как самостоятельных и ответственных личностей, способных делать свой собственный выбор в жизни и опирающихся на понимание смысла человеческого поведения. Мораль, не основанная на вере в Бога, отнюдь не должна быть антиобщественной, субъективной, неразборчивой в средствах или ведущей к распаду моральных устоев. Хотя мы допускаем разнообразие образов жизни и форм социального поведения, мы не считаем их неприкасаемыми для критики. Также мы не допускаем и того, чтобы какое-либо одно вероисповедание навязывало или предписывало всему обществу свои представления о моральных достоинствах и грехе, о должном сексуальном поведении, браке, разводе, контроле рождаемости и абортах.
Как светские гуманисты мы верим в ценность человеческого счастья здесь и сейчас. Мы противимся всякой абсолютистской морали, однако считаем, что объективные моральные стандарты существуют, а нравственные ценности и принципы могут быть обнаружены в ходе этического познания.
Этика светского гуманизма зиждется на убеждении в способности людей жить осмысленной и здоровой личной и общественной жизнью без помощи религиозных заповедей или руководства священников. Можно без конца перечислять имена представителей светского гуманизма, демонстрировавших высокие моральные принципы в личной жизни и творчестве: Протагор, Лукреций, Эпикур, Спиноза, Юм, Томас Пейн, Дидро, Марк Твен, Джордж Элиот, Джон Стюарт Миль, Эрнест Ренэ, Чарльз Дарвин, Томас Эдисон, Клэренс Дэрроу, Роберт Ингерсол, Джилберт Мюррей, Альберт Швейцер, Альберт Эйнштейн, Макс Борн, Маргарет Сангер, Бертран Рассел и многие другие.

5. Моральное воспитание

Мы придаем большое значение развитию в детях и молодежи потребности в моральном совершенствовании. Мы против того, чтобы какая-либо секта претендовала на исключительное право истолкования базовых человеческих ценностей; именно поэтому этическое обучение должно входить в систему социального образования. Мы сторонники такого морального воспитания в школах, которое укрепляло бы чувство ценности нравственных достоинств, способствовало развитию ума и характера. Везде, где это возможно, мы поощряем рост нравственного сознания, совершенствование способности к свободному выбору и осознанию последствий такого выбора. Мы считаем аморальным крещение младенцев, конфирмацию подростков или навязывание религиозной веры молодым людям прежде, чем они будут способны дать на это добровольное и осмысленное согласие. Хотя детям и следует изучать историю различных религий, их юным умам не должна быть внушена какая-либо вера, пока они недостаточно зрелы для того, чтобы самим дать оценку каждой из них. Необходимо отметить, что светский гуманизм является не столько особой моралью, сколько методом толкования и раскрытия принципов рациональной морали.

6. Скептицизм в отношении религии

Как светские гуманисты мы относимся скептически ко всем претензиям сверхъестественного на реальность. Мы признаем важность религиозного опыта, – того опыта, который определяет и дает смысл человеческому существованию. Однако мы отрицаем, что этот опыт имеет дело со сверхъестественным. Мы преисполнены сомнения относительно традиционных взглядов на Бога и божественное. Символические и мифологические интерпретации религии часто служат в качестве рационализаций искушенному в философствовании меньшинству, предоставляя большей части человечества барахтаться в теологической путанице. Мы полагаем, что мир – это место действия постоянно изменяющихся естественных сил, которые большей частью доступны практическому пониманию через научное исследование. Мы всегда готовы к открытию неизвестных возможностей и явлений природы. Однако, мы находим, что традиционные взгляды на существование Бога либо бессмысленны, либо их достоверность до сих пор не продемонстрирована. Между тем, эти взгляды откровенно эксплуатируются церковью и другими социальными институтами. Светские гуманисты могут быть агностиками, атеистами, рационалистами или скептиками, но для всех них очевидна несостоятельность того утверждения, что миру якобы предзадана некая божественная цель. Они отвергают идею, что Бог чудотворным образом вмешивается в ход истории или обнаруживает себя в избранниках, что он может спасти грешников или искупить их грехи. Они верят, что люди свободны в своем выборе и сами отвечают за свою жизнь, что им не стоит ждать спасения от некоего трансцендентного Существа. Мы отвергаем божественное происхождение Иисуса, мировую миссию Моисея, Мухаммада, современных пророков и святых различных сект и вероисповеданий. Мы не признаем истинным буквальное толкование Ветхого и Нового Заветов, Корана или каких-либо других религиозных документов, считающихся священными, хотя и видим в них ценные литературные памятники. Религии – широко распространенный социальный феномен, и ее мифы издавна сопровождают человеческую историю. Несмотря на тот факт, что люди находят в религиозной вере источник духовного подъема и утешения, мы не признаем истинности теологических претензий. Религии оказывали как негативное, так и позитивное воздействие на развитие человеческой цивилизации. Хотя церкви и помогали строить больницы и школы и, как лучшее из всех их деяний, поддерживали дух любви и милосердия, во многом они являлись также и причиной человеческих страданий – проявляя нетерпимость к тем, кто не принимал их догм или наставлений. Некоторые религии сами по себе фанатичны и репрессивны, они сужают горизонты человеческих надежд и стремлений, разжигают религиозные войны и провоцируют насилие. В той же степени, в какой религии дают утешение отвергнутым и умирающим, обещая им вожделенное бессмертие, они вызывают у людей патологические страхи и тревогу. Мы не обнаружили ни одного убедительного доказательства того, что есть отделимая от тела душа, что она существует до рождения или продолжает существовать после смерти. Мы должны, следовательно, заключить, что нравственная жизнь возможна без опоры на иллюзии бессмертия и реинкарнации. Очевидно, что вера в себя укрепляет положение человека в мире и ведет к осмысленной, плодотворной жизни.

7. Разум

Мы с беспокойством наблюдаем за постоянными нападками представителей несветских мировоззрений на разум и науку. Наш долг – использовать рациональные методы исследования, логику и опыт в процессе накопления знания и установления критериев его истинности. Человеку свойственно заблуждаться. Понимая это, гуманисты готовы пересматривать свои принципы, включая и те, которые определяют само исследование. Они глубоко сознают тот факт, что и эти принципы могут нуждаться в постоянной корректировке. Мы не столь наивны, чтобы верить, будто разум и наука легко решат все человеческие проблемы, однако не перестанем утверждать, что именно они могут сделать основной вклад в развитие человеческого знания и благополучия. Мы не видим более надежной основы развития человеческого интеллекта.

8. Наука и техника

Мы считаем, что научный метод является хотя и не достаточным, но все же наиболее достоверным способом понимания мира. Отсюда, осмысляя универсум и место человека в нем, мы обращаемся к физическим, биологическим, общественным наукам и наукам о поведении человека. Современные астрономия и физика сделали доступными глубины Вселенной, поражающие воображение; они дали человечеству возможность исследовать Вселенную с помощью космических путешествий. Биология, социология, науки о поведении обогатили наше понимание человеческих поступков. Поэтому мы в принципе против всех попыток цензуры или стеснения свободы научного исследования без достаточных на то оснований.
Отдавая себе полный отчет в возможных злоупотреблениях технологиями, в их пагубных последствиях для окружающей среды, мы все же считаем нужным сопротивляться бессмысленным попыткам сдерживать технологические и научные разработки. Мы высоко оцениваем те огромные выгоды, которые обещают человечеству наука и техника (особенно фундаментальные и прикладные исследования). Но мы также осознаем необходимость в постижении иных аспектов картины мира, кроме научно-технических, – относящихся к области искусства, музыки и литературы.

9. Эволюционная теория

Ныне теория эволюции вновь яростно оспаривается религиозными фундаменталистами. Хотя и нельзя сказать, что теория эволюции достигла своей окончательной формулировки или явила собой непогрешимый научный принцип, тем не менее она подтверждается выводами многих наук. Да, среди ученых могут быть некоторые существенные расхождения во взглядах на механизмы эволюции. Все же, очевидность фактов настолько убедительно подтверждает само существование эволюции видов, что отрицать его слишком трудно. Соответственно, мы порицаем попытки фундаменталистов (особенно в Соединенных Штатах) вторгаться в учебные процессы, требовать преподавания студентам доктрин религиозного креационизма, включать их в учебники биологии. Это серьезная угроза как для академической свободы, так и для методологической правильности учебного процесса. Мы считаем, что креационисты, несомненно, вправе свободно выражать свою точку зрения в обществе. Однако, мы отрицаем какую-либо ценность рассмотрения теорий творения помимо образовательных курсов по религии и истории идей; это будет лишь замаскированной под науку пропагандой религиозной веры. Если это удастся, то сторонники теории креационизма смогут серьезно подорвать доверие к самой науке.

10. Образование

С нашей точки зрения, образование должно быть неотъемлемой составляющей созидания гуманных, свободных и демократических обществ. Цели образования многообразны. Это передача знания, поощрение морального роста, обучение профессиям, помощь в выборе жизненного пути, преподавание правил поведения в демократическом обществе. Среди его жизненно важных целей должно быть также и стремление развивать как у отдельной личности, так и у общества в целом способность к критическому мышлению. К сожалению, сегодня средства массовой информации все в большей степени заменяют школы в качестве основных источников необходимых каждому сведений и образования. Хотя электронные средства информации представляют чрезвычайно благоприятные возможности для духовного обогащения, наслаждения и эффективного обучения, их практика оказалась далекой от этих целей. В тоталитарных обществах средства массовой информации служат пропаганде и внушению идеологий. В демократических обществах телевидение, радио, кино, массовые печатные издания слишком часто угождают наиболее низкому культурному слою населения, превращаясь в общественную свалку банальностей и пошлостей. Существует настоятельная потребность в повышении уровня вкуса и идеалов. Особое беспокойство у представителей светской школы вызывает тот факт, что в средствах массовой информации (в частности, в Соединенных Штатах) явно господствуют прорелигиозные пристрастия. Утверждения проповедников, религиозных целителей и дельцов от религии, как правило, всерьез не обсуждаются, а светской точке зрения не представляются возможности быть высказанной столь же широко и подробно. Мы полагаем, что долг директоров и продюсеров телевидения – восстановить нарушенный баланс и пересмотреть свои программы.
Фактически перед нами стоит более широкая задача. Необходимо, чтобы все мы, разделяющие ценности демократического светского гуманизма, осознали необходимость долгосрочной программы общественного образования и просвещения, выражавшей бы секулярную точку зрения на положение человека в обществе.

Заключение

Демократический светский гуманизм слишком существенен для человеческой цивилизации, чтобы им можно было пренебречь. Мыслящие люди безусловно осознают важность его вклада в человеческое благосостояние. Тем не менее, мы окружены прорицателями конца света, желающими повернуть время вспять. Они выступают против науки, против свободы, против человека. Со своей стороны, позиция светского гуманизма в своей основе мелиористична, обращена к будущему с надеждой, а не в прошлое с отчаянием. Наша задача – распространять идеалы разума, свободы, личного и общественного согласия и демократии во всем мировом сообществе. Проблемы, с которыми в будущем столкнется человечество, вне всякого сомнения, окажутся, как и в прошлом, сложными и трудноразрешимыми. Однако, если мы желаем преодолеть их, нам не обойтись без новаторства и смелости. Светский гуманизм верит скорее в человеческий разум, чем в божественное руководство. Скептически относясь к теориям искупления, проклятия и реинкарнации, светские гуманисты пытаются осмыслить человеческое бытие в реалистических категориях; люди сами ответственны за собственные судьбы. Мы верим, что в наших силах создать более гуманный мир – мир, основанный на разуме и принципах терпимости, компромисса и преодоления неравенства. Мы осознаем и долг интеллектуальной честности, готовности пересматривать свои убеждения в критическом свете. Таким образом и достигается согласие.
Для нас важны человеческие эмоции, но у нас нет нужды прибегать к какому-то отчаянному порыву силы и страсти, к панацеям спасения или к уходу в иллюзии. Мы осуждаем рост нетерпимых сектантских верований, культивирующих ненависть. В мире, затопляемом обскурантизмом и иррационализмом, жизненно важно, чтобы идеалы светского общества не были утрачены.

Перевод с английского Виталия Андреева и Александра Круглова

Свободные гуманисты Нижней Саксонии

I. Цели и задачи общества

Цели объединения в Общество свободных гуманистов таковы:
• достойное формирование жизни на основе гуманистической этики;
• стимулирование и углубление свободного и недогматического мировоззрения, религии и культуры мышления и поведения.
При этом Свободные гуманисты опираются на научные знания и считают себя ответственными только перед человечеством.
Свободные гуманисты требуют, чтобы в повседневной жизни была признана моральная свобода жить в соответствии с собственными ценностями и вырабатывать собственный стиль жизни, поскольку это не нарушает свободу других людей.

* * *

Свободные гуманисты проявляют свою активность во всех тех случаях, когда – в нашем обществе и во всем мире – не соблюдаются права человека.
В особенности они борются против дискриминации и угнетения людей на основе веры, мыслей и совести, мировоззрения или взглядов на жизнь...
Свободные гуманисты поддерживают также деятельность меньшинств и группировок, выступающих за равноправие и общественное признание людей, униженных по признаку расы, пола, языка, национального или социального происхождения.
Свободные гуманисты требуют, чтобы учреждения, предназначенные для всех граждан, были свободны от всякого конфессионального влияния.
Они требуют строгого разделения государства и церкви во всех областях. До осуществления этой цели в общественных и государственных учреждениях, особенно в системе образования, в средствах массовой информации и других культурных институтах должны на равных основах соблюдаться интересы граждан, не принадлежащих ни к какой церкви, а привилегии крупных церквей должны быть ликвидированы. Должны быть отменены преимущества, получаемые христианскими церквями при выделении денег на школы, детские сады, больницы и другие социальные расходы; их следует заменить равноправным демократически-плюра-листическим распределением.
Свободные гуманисты стремятся к созданию такой системы социального обеспечения, в которой будет налажен уход и за нерелигиозными стариками, инвалидами и больными, а также людьми, переживающими мировоззренческий кризис.
Должны быть обеспечены возможности оказывать духовную и душевную помощь в больницах, тюрьмах и военных учреждениях. Свободные гуманисты поддерживают также стремления, направленные на то, чтобы умирание было человечески достойным.
Свободные гуманисты считают себя выразителями интересов нерелигиозных граждан. Они хотят превратить этический гуманизм в общественно-культурную силу, с которой необходимо будет считаться при решении вопросов, касающихся человеческого существования.
Свободные гуманисты выступают за заботливое отношение к окружающему миру, так чтобы и для будущих поколений жизнь на земле оставалась возможной и достойной.
Исходя из познания зависимости людей от природы, а также из чувств уважения и восхищения перед ней, для Свободных гуманистов сами собой разумеются задачи сохранения природных богатств, ответственного формирования ландшафта и защиты окружающей среды. Признается необходимым соответствующее воспитание всех людей.
Свободные гуманисты стремятся к такому пониманию мира, которое соответствует научным знаниям.
Однако ставшее необозримым в настоящее время многообразие информации все больше превращается в своеобразную опасность для духовной свободы людей.
Поэтому Свободные гуманисты считают своей задачей так переводить достижения наук в возможности действия и руководства для действий, чтобы они стали подспорьем в жизни отдельному человеку. Они поддерживают техническое развитие и научный прогресс постольку, поскольку и то и другое полезны человеку в его жизненных перипетиях и в постижении мира. Свободные гуманисты способствуют воспитанию такой духовной позиции, при которой сегодняшний человек становится способным разумно и адекватно обращаться с научными достижениями.

II. История, корни и традиции гуманизма

Корни гуманизма находятся в человеческой сущности, а не в сверхчувственной ориентации.
Естественное развитие гуманизма началось на заре истории человеческой культуры в небольшой группе, где каждый знал каждого и каждый имел свое твердое место. Само собой разумелось, что люди друг другу помогали, в том числе исходя из правильно понятого собственного интереса, ибо выжить можно было лишь в группе и вместе с группой. Правда, эта заповедь взаимной помощи, человеческой солидарности относилась вначале лишь к членам своей группы. Ко всем чужакам люди испытывали страх, недоверие, даже враждебность, ведь те могли угрожать их жизненным основам.
В ходе истории малые группы объединялись во все более крупные соединения, в племена и, наконец, в нации. При этом чувство солидарности распространялось на более крупную группировку, все члены которой уже не знали друг друга. Однако имелись надежные опознаватели: язык, внешний вид, обычаи и религия. Они усиливали чувство взаимосвязанности, но в то же время углубляли пропасть между своими и представителями других племен, других народов. Особенно злополучную роль сыграли здесь религии. Иноверец стал уже не просто чужаком, а настоящим дьяволом, отвергающим “подлинную” веру. Считалось, что он вел греховную жизнь и уже одним своим обликом и существованием представлял собой постоянный раздражитель для “правоверных”.
В истории человечества религии оказались сильнейшим препятствием для взаимного признания, понимания и уважения, более сильным, чем различные языки, нравы и цвет кожи. Это особенно касается так называемых “мировых религий”, каждая из которых претендует на то, что ее вероучение одинаково обязательно для всех людей. В этом отношении столь восхваляемые сегодня религии Азии не лучше, чем христианство, – достаточно вспомнить о взаимном истреблении индуистов и мусульман или индуистов и сикхов.
В противоположность этому гуманизм распространяет естественную симпатию, испытываемую человеком к человеку, на всех людей вне зависимости от национальности, языка, пола, цвета кожи или религии.
Представление о том, что культурно или наследственно обусловленные различия мало чего стоят по сравнению с массой общего, столь же старо, как и само человечество. Правда, оно вновь и вновь перекрывалось страхом, недоверием и массовой истерией, но никогда не исчезало полностью. Это относится и к той идее, что хотя человек может иметь много недостатков, но каждый человек представляет собой ценность сам по себе и способен к добру, если только ему дают такую возможность.
Надо было проделать долгий, трудный путь, проходящий через представление, что на чужого нельзя уже смотреть как на опасного врага – он даже может быть вполне симпатичным, – и вплоть до выработки гуманистической философии.
В нашей культурной среде по этому пути пошли впервые в античности. Такие философы, как Протагор, Эпикур и Цицерон, разрабатывали картину мира, в центре которой стоял человек, а не потусторонние силы, как это было раньше. В средние века подобные представления считались греховными, но они пробудились к новой жизни благодаря итальянскому и немецкому Возрождению.
Позже Реформация и последовавшая за ней Контрреформация задушили все гуманистические идеи под гнетом нового религиозного фанатизма. Возродиться они смогли лишь в эпоху Просвещения. Такие мыслители, как Декарт, Локк, Юм, Вольтер, Дидро и Кант создали основы для картины мира и человека, которой отдаем должное и мы. В этом участвовали действительно великие умы всех наций. Наши классики Лессинг, Гете и Шиллер также были гражданами мира и гуманистами. Мы, Свободные гуманисты, считаем себя наследниками великой и давней традиции. Мы знаем, что в настоящее время – вследствие технического развития – человечество складывается в некое единство. Уничтожение тропических лесов затрагивает нас, жителей европейского государства, так же как разрушение озонового слоя промышленно развитыми странами подрывает жизненные основы народов третьего мира. В этих условиях культивирование национальных, расистских и религиозных предрассудков может означать гибель человечества. Единственный шанс спасения в том, чтобы распространить человеческую солидарность через все границы. Духовую основу для этого дает гуманизм. Лишь в том случае, если гуманистические ценности будут все больше укрепляться повсюду, у человечества будет будущее.

III. Происхождение Свободных гуманистов и их принципы

Все началось с открытого письма католического священника Иоганнеса Ронге трирскому епископу Арнольди в 1844 г. Ронге высказался против демонстрации реликвии “плащаницы Христа”, назвав это идолопоклонством. Его письмо перепечатывалось и распространялось в сотнях тысяч экземпляров, послужив для многих немцев поводом для отхода от клерикализма и от феодального государства. Под руководством И. Ронге и Р. Блюма стали создаваться свободные общины, сыгравшие свою роль в подготовке революции 1848 г. Поражение революции нанесло удар и по этим общинам. Роберт Блюм, их организатор, был расстрелян в Австрии по приговору военно-полевого суда. Иоганнес Ронге бежал в Англию. Однако движение свободных общин вскоре возобновилось. И если вначале они выступали за расширение свободы в рамках христианства, то теперь они стали вообще отходить от официальной религии, заменяя ее религией человечности. Требование свободы духа они связывали с требованием отделения церкви от государства и равноправия женщин с мужчинами. Здесь надо отметить влияние Людвига Фейербаха и бурно развивавшихся естественных наук, изменивших прежнюю картину мира. В 1859 г. общины объединились в Союз внецерковных общин Германии. В 1881 г. был создан Немецкий союз свободомыслящих, а в 1906 г. Эрнст Геккель основал Немецкий монистический союз, руководствовавшийся материалистическим мировоззрением. В 20-е годы XX в. в Германии быстро росло количество членов подобных внерелигиозных объединений. По их инициативе создавались “светские школы”, в которых не преподавался “закон божий”. В 1926 г. около трети депутатов Рейхстага считали себя нерелигиозными. В 1932 г. по всей Германии таких людей насчитывалось уже 2 миллиона.
При Гитлере все это движение как “враждебное государству” было запрещено, а его имущество конфисковано. Однако кое-какая работа велась подпольно. После же окончания второй мировой войны движение нерелигиозных общин возродилось. В 1950 г. они снова объединились в общегерманский союз. Следует отметить, что члены этих общин придерживались разных взглядов, что было связано с их общей критической и антидогматической позицией и выражалось в различных названиях общин. Но постепенно все больше утверждалось название “гуманисты”. Так, в Нижней Саксонии, в Бремене и Гамбурге это название было официально принято в 1987 и 1988 годах.
С 1959 г. Союз внецерковных общин Германии является членом Международного Гуманистического и Этического Союза (МГЭС), объединяющего многие национальные гуманистические организации. С деятельностью этого международного союза связаны имена таких крупных ученых и общественных деятелей, как Джулиан Хаксли, Сикко Мансхольт, лауреат нобелевской премии Гуннар Мюрдаль, Жан Ростан, нобелевский лауреат Герман Мюллер, Джон Бойд Орр, философ Бертран Рассел.

IV. Организация гуманистических обществ сегодня

Наименьшей организационной единицей является местное общество. Таковых в Нижней Саксонии насчитывается около 50 с количеством членов от 25 до 3000. На уровне земли они объединяются в организацию под названием Свободные гуманисты Нижней Саксонии с центром в Ганновере. Эта организация имеет права юридического лица.
Свободные гуманисты организуются в соответствии с демократическими принципами. Высшим органом местных организаций является общее собрание членов, на котором раз в год избирается президиум и председатель. На уровне земли общее собрание состоит из избранных делегатов от местных организаций, которые собираются раз в год. Наряду с председателем и членами президиума, работающими на общественных началах, имеются штатные сотрудники, главный из которых, называемый Sprecher (оратор, представитель), руководит текущей работой и осуществляет связи с другими организациями. В Ганновере Свободные гуманисты имеют дом – Haus Humanitas, в котором располагается студенческое общежитие, рабочие помещения, большая библиотека и зал для торжественных случаев на 150 человек.
На общегерманском уровне Свободные гуманисты Нижней Саксонии входят в союз нецерковных общин Германии (Bund Freireligioser Gemeinden Deutschlands).
На международном уровне объединяющей организацией является, как уже сказано, Международный Гуманистический и Этический Союз (МГЭС) (International Humanist and Ethical Union – IHEU) с центром в Лондоне. Этот союз обладает совещательным статусом в ООН и в Европейском совете. В 1982 г. Ганновер был местом проведения Всемирного конгресса гуманистов. Северогерманские гуманисты поддерживают активные контакты с родственными организациями МГЭС.
Финансирование осуществляется через членские взносы. Местные организации передают часть собранных средств вышестоящим органам для обеспечения их работы. Земельная организация обладает статусом общественно-полезного учреждения. Поэтому членские взносы и пожертвования засчитываются в счет налогов.

V. Что предлагают Свободные гуманисты своим членам?

1. Представительство интересов людей, не принадлежащих ни к какой церкви. Такое представительство осуществляется как на общественном, так и на государственном уровне.
2. Устройство праздничных и торжественных мероприятий, в частности по случаю рождения и наречения ребенка, вступления в брак (“свадьба в белом” – не только привилегия церкви) и др. Представители Свободных гуманистов участвуют также в похоронах своих членов, выступая вместо священника на погребении (в 1989 г. в Нижней Саксонии насчитывалось более 1000 таких случаев).
3. Прояснение принципиальных вопросов жизни. Это вопросы о смысле жизни и ее происхождении, проблемы формирования жизнеутверждающей этики, оценка общественных процессов с точки зрения их воздействия на отдельного человека, а также научных достижений, таких как искусственное оплодотворение, генная инженерия и др. Во всех этих вопросах Свободные гуманисты опираются не на “божественные”, а на “человеческие” ценности.
4. Возможность дружеского общения с близкими по духу людьми. Такие контакты простираются от местного до международного уровня. Речь идет о строительстве мостиков от одного человека к другому. При этом подчеркивается то, что объединяет, а не разделяет людей.
5. Совет и содействие при решении жизненных проблем. Среди Свободных гуманистов есть люди, работающие штатно или на общественных началах и способные помочь советом или деловым содействием людям, оказавшимся в трудном положении. При этом гарантируется конфиденциальность.
6. Ответ на духовные запросы с помощью различных мероприятий и публикаций. Речь идет прежде всего о том, чтобы противостоять манипулированию общественным мнением путем предоставления дополнительной информации и организации дискуссий. С этой целью устраиваются публичные доклады компетентных специалистов, семинары, конференции, дискуссионные кружки, издается ежемесячный журнал “Гуманист”.
7. Радиопередачи в программах Северонемецкого радио, в частности, в серии передач “Свобода и ответственность”.
8. Государственное признание через права юридического лица и государственный договор.

VI. Почему стоит стать членом общества Свободных гуманистов?

Иногда говорят: “Я и так гуманист, зачем мне связываться с организацией?” Дело в том, что хотя в нашем плюралистическом обществе свободный гуманизм имеет те же права, что и церкви, но осуществление этих прав во многом зависит от количества членов нашей организации. Мы сможем добиваться от государства защиты наших прав, если мы будем мощным, многочисленным сообществом. К тому же человек как общественное культурное существо может успешно развиваться лишь во взаимодействии с себе подобными. Мы нуждаемся в людях, близких по духу, чтобы развивать наше понимание жизни. О соответствующих мероприятиях говорилось выше.
Как общество, входящее в международные гуманистические организации, мы участвуем в построении более человечного мира.

Принципы Свободных гуманистов

• В гуманизме выражается личное отношение отдельного человека к действительности. Предпосылкой его развертывания является свобода веры и совести.
• Гуманисты стоят на почве научной картины мира, которая постоянно расширяется путем дальнейших исследований. Для ее понимания не нужно никакое сверхчувственного объяснение.
• Гуманисты постигают жизнь, землю и вселенную в их длительных изменениях и постоянном развитии, хотя и не имеют определенного представления об их происхождении и направлении развития.
• Гуманисты убеждены в том, что жизнь отдельного человека ограничена во времени, однократна и неповторима.
• Объективный, отнесенный к человеку смысл жизни не познаваем. Дело каждого отдельного человека осмысленно формировать свою жизнь и доступный для него жизненный круг своими собственными силами и вместе с другими людьми.
• Совместная жизнь людей требует социального партнерства и ответственности, которые не могут быть перенесены на “высшее существо”. Из признания достоинства каждого человека вырастает требование равенства шансов. Из ответственности за себя и другого человека развивается солидарность в сообществе.
• Гуманисты пытаются так строить мир, чтобы жизнь для всех людей была стоящей и оставалась таковой в будущем. Это связано с формированием личности и жизни без принуждения, а также с беспрепятственным развитием критического разума.
• Разум и чувства как исходные пункты действия обладают для гуманистов одинаковой ценностью. Что хорошо и что плохо, не задано заранее, а решается людьми. При этом они руководствуются своей совестью.
• Никто не должен навязывать другим свою точку зрения. Гуманисты выступают за терпимость и готовы защищать ее от любых ограничений.
• Гуманисты хотят, чтобы многочисленные разделяющие человечество конфликты – расовые, религиозные, экономические, социальные – решались мирными средствами. Они поддерживают те силы, которые борются за это.
• Качество и шансы жизни на земле решающим образом определяются людьми.
• Люди и ответственны за то, чтобы сохранились естественные основы жизни и многообразие видов. Поэтому их обязанность приложить свои силы и способности для решения этой задачи.

Перевод с немецкого д. ф. н., проф. М. Н. Грецкого.

ПРИМЕЧАНИЯ И КОММЕНТАРИИ

1. Гуманистический манифест I впервые опубликован в 1933 г. в США и подписан 34 видными интеллектуалами, учеными и общественными деятелями различных стран. Русский перевод впервые опубликован в журнале РГО “Здравый смысл”, № 1, 1996.

2. Гуманистический манифест II опубликован впервые в 1973 г., за подписью 114 видных деятелей науки и культуры. Русский перевод впервые опубликован в журнале РГО “Здравый смысл” № 3, 1997.

3. Декларация секулярного гуманизма впервые опубликована в 1980 г., за подписью 58 видных ученых, писателей, художников и общественных деятелей. Среди них писатель и ученый Айзек Азимов, нобелевский лауреат в области литературы Франциск Брик, теолог Иосиф Флетчер, философ Сидней Хук, философ Йозеф Марголис, почетный профессор Колумбийского университета (США) Эрнст Нагель, философ Уиллард Куайн, психолог Б.Ф. Скиннер, ученый диссидент Валентин Турчин, философ Альфред Айер, историк и диссидент Жорес Медведев, бывший вице-президент Югославии Милован Джилас, философ Светозар Стоянович и другие. Текст Декларации подготовлен Полом Куртцем. Русский перевод впервые опубликован, под заголовком Декларация светского гуманизма, в журнале РГО “Здравый смысл” № 7, 1998.

4. Свободные гуманисты Нижней Саксонии - программное заявление одной из организаций свободомыслящей Германии. Перевод с немецкого впервые опубликован в журнале РГО “Здравый смысл” № 1, 1996.

Некоторые комментарии к Гуманистическим манифестам I, II и Декларации секулярного гуманизма содержатся в статье В.Л. Гинзбурга, В.А. Кувакина “Международное гуманистическое движение и “Гуманистический манифест 2000”.
___________________________________________________________

* Тексты всех документов приводятся по книге «Современный гуманизм. Материалы и исследования», РГО, Москва, 2000, где имеются сокращения по сравнению более ранними публикациями.

** В этом месте в книге «Современный гуманизм» опущен фрагмент текста данного документа, ввиду чего отсутствуют пункты «второе» и «третье».

наверх