Реформа против образования

Из газеты «Аргументы и факты» № 41, 2005 г.

Образование становится выгодным бизнесом. Те, кто подобрался близко, пытаются урвать свой кусок. Большинство тем временем молчит. А ведь мы способны повлиять на будущее своих детей…
РЕФОРМА образования может перевернуть все с ног на голову. Школа станет платной, но половина детей даже не выучит таблицу умножения. А может быть, будущее поколение будет умнее и счастливее? Об этом рассуждает Эдуард ДНЕПРОВ, академик РАО, министр образования в 1990-1992 гг.

_____________________________________________________

ГЛАВНАЯ беда в том, что сегодняшние квазиреформаторы рассматривают образование лишь как «сферу услуг». И, естественно, платных. Эту бредовую идею Минобрнауки уже второй год усиленно вбивает в общественное сознание. Фурсенко заявляет, что от термина «бесплатное образование» надо уходить, поскольку такого все равно не бывает: за образование платит либо государство, либо бизнес, либо сам учащийся. Это или дремучая некомпетентность, или беззастенчивая ложь! Ведь государство платит за образование за счет средств налогоплательщиков. Люди уже так или иначе заплатили за обучение своих детей, но псевдоинформаторы пытаются заставить их платить второй раз.

За последние десять лет реальное финансирование образования сократилось вдвое. Наше образование дошло до уровня беднейших африканских стран. По расходам на одного учащегося средней школы в процентах к подушевому ВВП мы занимаем предпоследнее место в мире – перед Зимбабве. Уже сегодня более 800 тысяч детей школьного возраста неграмотны, а более 3 млн. вообще не учатся в школе.

В 2000 году президент Путин посетил школу в селе Кузькино Самарской области. Случайно увидел задание для 6-го класса – сравнить строение дождевого червя и ланцетника. Задумавшись, спросил у министра образования, сумеет ли тот. Получил честный ответ – нет. «Министру – двойка, - резюмировал Владимир Путин, - впрочем, и президенту тоже».

Знания впихивают ногами

В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ ста директорам и учителям были заданы вопросы из школьных экзаменационных билетов. Ни один не ответил полностью или частично на все вопросы. Максимум – на 40-50%. Без ответа остались теоремы о непрерывности рациональных и дробно-рациональных функций на области их применения, правила вычисления первообразных, аллотропия неорганических веществ, гетерозис, полиплоидия, мутагенез и т.д. Даже учителя не знают более половины того, чему учат.

Длительное время мы механически надстраивали школьные этажи и учебные предметы друг над другом. Дошли до идеи двенадцатилетки! Перегрузка достигла катастрофических размеров. Нагрузка старшеклассников с учетом всех заданий составляет 167 часов в неделю при том, что в неделе всего 168 часов. А законодательно утвержденная рабочая неделя взрослого – 40 часов.

Объем знаний, который мы даем ребенку, например, по математике, химии, физике, биологии, в два раза больше, чем в американской школе. С другой стороны, 50% детей не усваивают даже половины программы по этим предметам.

Один из самых известных российских педагогов Е. Ямбург писал: «Ни в одной стране мира никто не ставит перед собой задачи такое количество знаний впихнуть в голову ребенка. Ни в одной стране мира не учат, как мы, - жестко, мощно, против шерсти, получая в итоге все больше больных детей.

Еще великий русский педагог К. Ушинский предлагал «подвергнуть генеральному смотру все науки» - что заслуживает великой чести сделаться предметом учения для детей. Мы валим в детскую голову всякий ни к чему не годный хлам, с которым потом человек не знает, что делать. Давно пора оставить в учебниках только то, что действительно полезно, и выбросить то, что учится только для того, чтобы быть впоследствии позабытым».

На словах все согласны – школьную программу надо пересматривать и облегчать. На деле же любые попытки что-либо сократить, вымести мусор из учебников воспринимаются ни больше, ни меньше как покушение на национальные интересы. Согласен, главнейшая традиция нашей школы – фундаментальность. Однако незаметно тут происходит подмена понятий. Каждому специалисту кажется, что знания именно по его предмету являются фундаментальными.

Конечно, у человека должен быть запас интеллектуальной прочности. Но он должен уметь использовать знания в жизни, а не получать только теорию. В наших учебниках по физике – 1300 понятий, в английских – 600, а в американских – 300. А теперь посмотрите, сколько нобелевских лауреатов по физике! В США – 61, в Англии – 20, в России – 9.

Ребенка превращают в шизофреника

Помню, как я воевал со стандартом по математике. Меня проклинали! Но вскоре международный конгресс математиков признал, что в России умеют заниматься математикой только с одаренными детьми. А как же массовые школы? Ведь именно в них вырастает потенциал нации!

Что мы имеем в результате? Дети делают вид, что учатся, учителя — что учат. «Если 60–80% детей годами делают то, что им не нужно и непосильно, а потом должны делать вид, что они это знают и сдают, — это развращающе действует на одно поколение за другим», — отмечал директор одной из школ А. Пинский. Какое право мы потом имеем требовать от налогоплательщика заплатить налоги, а от бизнесмена — не утаивать прибыль?

Под разговоры о необходимости облегчения школьной программы нагрузка на школьников возрастает. Вдруг появляется какая-то «валеология». Что это такое? Оказывается, обыкновенная школьная гигиена. Я не спорю, разные подходы имеют право на существование, нельзя лишать учителя свободы. Но они должны быть не полярно противоположными, а взаимодополняющими. И учебников может быть несколько, но не тысячи же!

Сегодня при отсутствии базового школьного стандарта школы работают по принципу «кто во что горазд».

Мы пытались разработать новую школьную программу — федеральный стандарт. В среднем обновили все предметы на 30%, на 20% снизили нагрузку на школьников. Но, когда работа была уже завершена, поменялось руководство Министерства образования, и новый министр потребовал начать все заново. Но на разработку нового стандарта уйдет не менее 7 лет. А школы будут жить в прежнем хаосе.

И последнее. Начинать надо с педагогов. Я уже 20 лет пытаюсь убедить, что реформа педагогического образования должна опережать реформу школы. Педвузы до сих пор выпускают вчерашнего учителя для завтрашней школы.

Все

эти пороки усугубляются крайней закрытостью и непрофессионализмом нынешних руководителей образования. Реформа готовится втайне, за спиной общества и без его участия. И то, что может случиться со школой, да и со всем образованием, грозит обернуться катастрофой для страны.

Записал Максим ЧИЖОВ

__________________________________________________________

Наши комментарии

Редактор сайта. Думаю, бывший министр образования хорошо знает, о чем говорит. Статья проникнута большой тревогой как о настоящем, так и будущем интеллектуальном уровне российского народа. Это в полной мере созвучно и нашей, РГО, озабоченности, поэтому мы не должны пройти мимо данной статьи, никак ее не прокомментировав.

Статья порождает и ряд вопросов РГО к самому себе. Как, в свете того, что современный школьник так катастрофически перегружен объемом знаний и учебных предметов, что впору их сокращать, следует расценивать наше предложение добавить бедняге-учащемуся еще один дополнительный предмет - "Основы современного гуманизма" (ОСГ)? Почему мы идем на этот, казалось бы, негуманный по отношению к детям шаг?

На это можно ответить, что мы делаем это только вынужденно, в качестве ответа на действия наших мировоззренческих оппонентов - клерикалов, которые тщатся внедрить в государственную школу под маской "Основ православной культуры" (ОПК) свой предмет – богословие, способное изуродовать неокрепшее детское сознание. Не будь РПЦ так агрессивна, не ставь она задачу «одержать победу в битве за умы на фронте российского образования» (/ru/articles.phtml?num=000134), для школьников было бы вполне достаточно и того гуманистического "багажа", который содержится во всех других, традиционных, школьных предметах, и в преподавании ОСГ как отдельной дисциплины не было бы необходимости.

Но так ли это? Может быть, включение ОСГ в школьные программы необходимо в любом случае, независимо от успеха или неуспеха затеи с ОПК, и это важно до такой степени, что во избежание перегрузки детей можно ради освобождения места для ОСГ даже пожертвовать одним-двумя предметами из ныне действующей школьной программы, переведя их в разряд факультативных?

В том же номере газеты другой бывший министр образования, Филиппов, высказал мнение, что в течение ближайших 20 лет «наше образование изменят информационные технологии». Если сегодня «дети должны заучивать и запоминать», то «школа будущего будет учить, как быстро найти нужную информацию», для чего «многим уже не придется сидеть в классах». Не решит ли это автоматически проблему внедрения новых предметов, включая ОСГ?

Не скрою, что хотел бы поместить ответы на эти вопросы на нашем сайте.

В.А. Кувакин, президент РГО. Я постараюсь найти время, чтобы откликнуться на просьбу редактора сайта. Действительно, вопрос этот - о воспитательной компоненте в школе, а также об обучении правильному мышлению, исключительно важен, хотя в материале Днепрова эта тема лишь слегка затронута.

Вместе с тем очевидно и то, что ни ностальгия по советской системе образования, с одной стороны, ни сегодняшнее административное насилие над школой - с другой, не являются правильными подходами к вопросу об образовании. Вопрос этот действительно сложный и требующий разъяснения ключевых понятий, иначе каждый будет говорить о своем, не желая понимать других, вкладывая в общие понятия свое содержание, или судить по принципу: это мне не нравиться, поэтому оно ложно или не нужно для всех. Хорошо бы оставить эмоции в стороне и говорить о существе дела, не забывая при этом ни о Конституции, ни о Законе об образовании, ни о фундаментальных правах и свободах человека.

В настоящее время я очень занят, но мне, думаю, есть, что сказать. Поэтому, как только обстановка с педагогическими делами немного разрядится и я смогу уединиться в начале января хотя бы на несколько дней, то обязательно постараюсь изложить свое понимание не столько того, о чем говорит Днепров, сколько проблемы "образование и гуманизм".

Н.Л. Васильева, критик РГО. Я абсолютно согласна с тем, что в школе надо не впихивать в головы учеников набор сведений, а учить их этими головами ДУМАТЬ, а при необходимости - находить нужные сведения самостоятельно. Голова - это не книжная полка и не дискета, а приспособление для обработки поступающей в нее информации. (Хотя некоторые особи используют ее лишь как украшение туловища.)

Школа, в которой когда-то училась я, упомянутым требованиям ни в малейшей степени не соответствовала, нас учили преимущественно зубрить, а не понимать. Если и нынешняя школа - такая же, то необходимость ее реформирования не вызывает сомнений. Какие предметы надо исключать, не знаю, я не учитель и не знакома с современной программой. Что лично до меня - то я бы сделала факультативными литературу и физкультуру. Не любила я их одинаково.

Предмет "Основы современного гуманизма" считаю целиком искусственным, а его преподавание - нецелесообразным. Между прочим, такого же мнения преподаватели Барнаульского педуниверситета (историки), которым я показывала учебник РГО по этому предмету. Он вызвал у них недоумение. Дело не в его сложности (там больше просто-напросто надуманного, чем сложного), а в том, что представления об этике, морали, а также гуманизме как их составной части должны прививаться естественным образом и ненавязчиво, в частности как элемент всех гуманитарных дисциплин, а не "вдалбливаться" на специальных уроках. Обязаловка способна вызвать только отторжение.

Мог бы иметь смысл курс под условным названием "История современных представлений о гуманизме и правах человека", но не отдельный, конечно, а как часть, например, программы по истории. Есть вещи, которые знать полезно, но они совершенно не тянут на самостоятельный предмет.

Что касается религиозной идеологии, то противоядием против нее должно служить критическое мышление плюс усвоение основ естествознания и истории. Учить этому должны соответствующие частные дисциплины (физика, биология, история и др.), которые в совокупности при их грамотном преподавании формируют у человека цельную картину природы и развития цивилизации. Если же человек, простите, тупой от природы, - пусть верит в бога, астрологию и что угодно еще, это его проблемы. Умных же надо, повторяю, учить самостоятельно мыслить, а, кроме того, прививать им вкус к умственной работе. Это невозможно сделать искусственно, мышлению должны учить все школьные (а позже и вузовские) дисциплины в равной степени. Обучение гуманизму или, скажем, материализму как отдельному школьному предмету - так же бессмысленно, как целенаправленное патриотическое воспитание (которое я, в особенности в его военно-патриотическом варианте, считаю откровенно вредным) или поиск "национальной идеи". Это разные вещи – но одинаковая "притянутость за уши".

Вдобавок многие положения пропагандируемого РГО гуманизма я считаю по меньшей мере небесспорными. Например, отказ от смертной казни. Я не хочу, чтобы это внушали школьникам.

наверх