Дезинформация и сплетни вместо просветительства

          В газете «Дуэль» № 32 (123) под рубрикой «Факультет истории науки» опубликована статья В.К. Булавина «Гений всех времен. К 120-летию Альберта Эйнштейна и 80-летию великой легенды о нем».
          В предваряющем статью письме редактору автор утверждает, что «теория Эйнштейна не выдерживает критики». При этом он заявляет, что для него «главное – это… СВЕТ – В МАССЫ», т.е. претендует на роль научного просветителя. Помочь разобраться в том, какой из него просветитель, мы попросили известного петербургского академика-физика РАН Евгения Борисовича Александрова. Его ответ перемежается изложением (курсив) фрагментов из статьи г-на Булавина.

Я просмотрел (с трудом) газетную публикацию об Эйнштейне, и могу сказать, что это не более чем подборка завистливых сплетен с антисемитской подоплёкой. Я нашёл в ней совершенно безобразные передёргивания.

      Теории Эйнштейна ложны в своей основе. Многие из положений, высказанных молодым физиком-теоретиком, уже были выдвинуты его предшественниками. Сооружение не соответствующего заслугам Эйнштейна пьедестала произошло благодаря разным подпевалам и не слишком добросовестным историкам науки. В случае с Эйнштейном наиважнейшими оказались не реальный вклад ученого в науку, а его личность, если угодно, «культ» этой личности, созданный средствами массовой информации. Вместе с Эйнштейном в науке утвердился новый тип ученого – этакого жуликоватого хитрована, наглого ловчилы и бессовестного плагиатора-хохмача. Скандальная биография Эйнштейна просто изобилует подобного рода фактами.

Автор и обильно цитируемые им лица обвиняют Эйнштейна в том, что, во-первых, его теория является ложной, а во-вторых, что он украл ее у многих других заслуженных людей. Замечают ли они, что это - две явно несовместимые мысли? Я не хочу сказать, что Эйнштейн – абсолютно идеальный герой, среди гениев таких вообще не бывает. (Он, по-моему, чрезмерно настаивал на своём абсолютном приоритете. Например, утверждал, что ничего не знал об опытах Майкельсона, но это маловероятно, потому что тогда эти опыты были у всех на слуху, да и журналов по физике было раз-два и обчёлся. Но правда и то, что опыты Майкельсона, многократно повторявшиеся, были плохо воспроизводимыми, иногда противоречивыми, и совокупная точность их была весьма низкой. Недаром Майкельсон получил нобелевскую премию не за опыты по поискам «эфирного ветра», а только за свой интерферометр).

      Семь лет службы в патентном бюро сформировали его специфические черты – быстрое проникновение в суть любого дела и умелое его изложение. Патентные службы сильны жестким ритуалом прохождения идеи. Заявители представляют недозрелую интеллектуальную продукцию, а эксперт обязан быстро войти в курс дела, оценить «товар» и наметить пути его кратчайшего доведения до кондиции. Уловитель идеи, шлифовальщик формы, сумматор – вот кем Эйнштейн в конце концов стал.

Обязанность эксперта патентной службы - убедиться в формальной новизне заявки, а не оценивать ее интеллектуальный уровень. На этом гениальность не разовьешь, если ее нет от природы. Я склонен думать, что, скорее, Эйнштейн просто острее других ощущал веяния своего времени. Но так происходит практически всегда - идея начинает носиться в воздухе, и наступает время гения, который переносит её на бумагу. Считаю, что Эйнштейн заслужил свою научную славу, а его публичный культ создан второстепенными обстоятельствами - в том числе, страстью толпы к культам.
Я никак не могу считать себя историографом Эйнштейна, а могу только суммировать свои впечатления разного времени. Конечно, в биографии Эйнштейна, как и в любой другой, можно при желании найти тени. Сейчас почему-то принято писать, что он был ужасным бабником, как сплетничают и о Ландау, Пушкине и даже Чехове. Ньютон дела с женщинами не имел, но прославился плохим характером и жуткой склокой с Лейбницем за приоритет открытия дифференциального исчисления. С гениями всегда проблемы.

      Теория Эйнштейна не объясняет законов природы и не нужна ни в инженерной практике, ни в науке (включая фундаментальную физику). Сегодняшнее отношение к этой теории в большой степени основано на вере, а наука не вера.

Что касается справедливости теории относительности, то я об этом много раз говорил - специальная теория относительности (СТО) бесконечное число раз подтверждена всей практикой ускорителей и ядерной физики. В этих областях СТО является рутинным рабочим инструментом, превратилась в непреложный факт, как законы Ньютона в обычной механике.
Сто лет назад теория относительности казалась сомнительной даже для участников ее создания. Но то было сто лет назад, когда были достижимы лишь очень малые скорости, ввиду чего релятивистские эффекты были ничтожны. Опыты Майкельсона, о которых только и говорят в популярной литературе, дали весьма слабое свидетельство в пользу СТО, с точностью не лучше 20%. Зато в настоящее время справедливость СТО подтверждена с огромной точностью безмерным количеством наблюденных фактов экспериментальной физики: практика ускорителей частиц показала, что СТО выполняется с точностью не хуже одной миллионной процента.
Тем не менее безуспешные наскоки на СТО продолжаются и по сей день. Теория действительно противоречит бытовому «здравому» смыслу, что и провоцирует протесты у неофитов. (За мои почти 50 лет знакомства с множеством ниспровергателей теории относительности мне встретился среди них лишь один профессионал-физик – в основном это были философы, инженеры, геологи и т.д.) В настоящее время СТО является столь же рутинной истиной для физики, как таблица умножения для арифметики. Если школьник не знает эту таблицу (или предъявляет «альтернативное знание»), ему ставят двойку – свобода мнений тут неуместна. А если физик не признает СТО, то он не физик.

Я не говорю здесь об общей теории относительности (ОТО). Она имеет гораздо меньшую доказательную базу (её эффекты малы и подтверждены с точностью лишь порядка 1%) и оставляет некоторый простор для разночтений. Однако нападки на ОТО носят также совершенно любительский характер, разговоры о том, что о ней можно забыть - враньё или неграмотность. В частности, в системе GPS (американская система определения координат объектов на земле по сигналам спутников) учитываются поправки хода часов, связанные с ОТО, и они увеличивают точность позиционирования в десятки раз. Реальность гравитационных волн доказана астрофизическими наблюдениями столь надежно, что еще в 1993 г. за это открытие присуждена Нобелевская премия. Я готов согласиться, что на прямое обнаружение гравитационных волн не стоит тратить те огромные деньги, которые заложены в американский проект гравитационных антенн, но то - американские деньги!

      В СССР решения о запрете на критику теории относительности принимались как минимум трижды: в 1934 г. – постановление ЦК ВКП(б) по дискуссии о релятивизме, в 1942 г. - постановление Президиума АН СССР по теории относительности, принятое на сессии, посвященной 25-летию революции, в 1964 г. – закрытое постановление Президиума АН СССР, запрещающее всем научным советам, журналам, кафедрам принимать, рассматривать, обсуждать и публиковать работы, критикующие теорию Эйнштейна.

Я ничего об этом не слышал, но на своём веку сталкивался с обратными тенденциями – глушить теорию относительности. На этом, как мне рассказывали, погиб другой великий теоретик - Яков Ильич Френкель, которого заставили каяться перед студентами ЛПИ, что он им по недомыслию излагал идеалистическую теорию Эйнштейна. После этого сеанса раскаяния он умер от инфаркта.
Со стороны всесильных кафедр марксистской философии в высших учебных заведениях постоянно исходило подозрение теории относительности в самом страшном грехе – «физическом идеализме». Я, например, прекрасно помню, что нам, студентам Политехнического института, на кафедре химии внушалось, что соотношение Е=Мс2 ни в коем случае не следует понимать как возможность перехода массы в энергию, поскольку «материя не может исчезать». Справедливости ради добавлю, что наши преподаватели физики были не столь пугливы и никаких «философских пассов» над формулами СТО не выделывали.
Известно, что сразу после погрома генетики в СССР готовился разгром "физического идеализма", под которым имелась в виду прежде всего теория относительности. Только усилиями И.В. Курчатова и А.П. Александрова, которых Берия допрашивал на этот счёт, удалось блокировать эту беду. Берия доложил Сталину, что идеологическая атака против СТО помешает атомному проекту. Тогда Сталин решил: «Пусть наши учёные спокойно работают». И «добродушно» пошутил: «А расстрелять их мы всегда успеем!»

      Ученые Германии объединились против теории относительности. Там вышла добрая сотня книг, брошюр и научных статей, в которых представители немецкой физической школы разнесли в пух и прах основные положения и опровергли «подтверждения» ОТО и СТО.

Гитлер исключил Эйнштейна из Германской академии наук, а оставшиеся в Германии немецкие физики, по новейшим сведениям, ничуть не саботировали работы по немецкой атомной бомбе, как они рассказывали потом американцам. Они работали на Гитлера на совесть, и не могли любить Эйнштейна, который, как они знали, работает над этим же в Америке. (Кстати, в августовском 2005 г. номере журнала Physics World приведены чертёжи немецкой атомной и даже водородной бомб, обнаруженные в архивах КГБ. Там же говорится, что немцы, якобы, устроили испытание мини-бомбы, при котором погибли сотни военнопленных).

      Диву даешься, что столь различные ученые мужи почти одновременно пережили эволюцию взглядов на личность Эйнштейна и его труды – от восторженности до полного неприятия и открытой враждебности.

Что касается упомянутого среди них нобелевского лауреата Филиппа фон Ленарда, то он был ярым пропагандистом нацизма и требовал изгнать из физики все «еврейские» идеи.

      Хорошо известный читателю исследователь СТО и ОТО (энергичный и въедливый человек, всем знакомый по депутатству в Верховном Совете СССР) А.А. Денисов в книге «Мифы теории относительности» не оставляет от «великих теорий» камня на камне.

Да, помнится, Горбачёв даже назвал этого депутата "открытием" Съезда - начальству всегда нравятся такие гиперактивные гипоманьяки. К сожалению, антиэйнштейновский мотив звучит и ныне в серии публикаций газеты "Политехник" петербургского Технического университета (б. Политехнического института), где А.А. Денисов профессорствует до сих пор. И этот критик Эйнштейна поминается там весьма почтительно.

      После выхода «Мифов» - сообщает А.А. Денисов, - требовали моего увольнения, лишения докторской степени. Но тут я стал депутатом, а уволить депутата непросто. Уже на Съезде узнал, что и туда поступают письма с требованием отозвать меня на основании того, что профессор Денисов не так понимает теорию относительности.

О денисовской критике теории относительности я писал дважды – в журнале «Наука и жизнь», 1990, №12 и в газете «Политехник», 2004 - это сплошная стыдоба. Он противопоставляет формуле СТО для кинетической энергии свою формулу, утверждая, что она гораздо точнее эйнштейновской и лишь тот факт, что количественное различие составляет только 8%, «в течение десятилетий оберегает СТО от разоблачений». Но ведь такое различие соответствует скорости, равной лишь половине скорости света, а современный ускоритель-коллайдер с энергией 10 ГэВ разгоняет электрон до скорости, отличающейся от скорости света на одну миллиардную долю. При этом его энергии, рассчитанные по формулам Денисова, отличаются от расчета по СТО, подтверждаемого опытом, уже в 10000 раз!

Не приходится удивляться ссылкам «просветителя» Булавина на В.В. Кожинова, главного редактора журнала "Наш современник": за время его правления это издание отмечено черносотенностью. Он навешивает на Эйнштейна ярлык сиониста, который, кстати, в послевоенном СССР считался даже хуже весьма бранного тогда слова «космополит» – что-то между фашистом и агентом ЦРУ. Но к Эйнштейну - ученому это не имело и не имеет никакого отношения.

наверх