Осуждают то, чего не понимают

Знакомство с книгой И. Медвевой и Т. Шиповой «Оргия гуманизма» (изд. храма Трех святителей на Кулишках, М. 2005) вызывает поначалу недоумение: какая муха укусила этих двух дам, что они так ожесточились против наиболее разумного, гуманистического, течения в интеллектуальной жизни современного человечества, против его философии. Откуда у них столько злобы и яда, желания извратить и испоганить то, что лучшими умами человечества признано как прокладывание дороги в светлое будущее человечества, избавления его от тяжких пороков прошлого.

Но чтение даже 12 страниц из этой книги (лишь столько попало в мои руки в виде ксерокопии) довольно быстро выявляет, откуда исходит эта обычно несвойственная женскому полу агрессивность. Таким способом они защищают свою религию – христианство, и даже не все христианство, а меньшее, но наиболее консервативное и заплесневелое его направление – православие. После распада взрастившего их великого государства (СССР) они считают, что пришло время их ликования, ибо теперь можно вершить шабаш религиозного мракобесия. Ругая государство, которое вполне терпимо относилось к отправлению религиозных культов, они смеют заявлять, что до 1973 г. богоборческий пафос звучал откровенно по-людоедски.

Прежде чем заявлять такое, радетельницам православия надо бы, как говорится, «заглянуть в святцы», а именно, познакомиться с историей своей церкви. Из неё они узнали бы, как столь милая их сердцу религия насаждалась на русской земле, сколько было погублено человеческих жизней и пролито безвинной крови. Православие внедрялось огнем и мечом даже в XIII-XIV в.в. (Вятский край). Об этом красноречиво свидетельствует грамота 1452 г. от митрополита Ионы вятскому духовенству. Священники перемучили и переморили тогда массу людей: “пометали” в воду, жгли в избах мужчин, старцев и малых детей, выжигали глаза, младенцев сажали на кол и умерщвляли. Но митрополит отнюдь не осудил духовенство за зверскую расправу, а лишь предостерег, как бы кровавый террор, вызвав ответную ненависть к духовенству, не нанес ущерба Церкви.

Пользуясь покровительством государства, Православная Церковь расправлялась не только с язычниками, но и со всеми инакомыслящими (еретиками). После никоновских реформ государство начало жестокие гонения на старообрядцев. Именно РПЦ была инициатором издания в годы правления царевны Софьи “12 статей о раскольниках” (1685 г.), в которых было сказано, что даже если некоторые “особо опасные” старообрядцы и присоединятся к господствующей Церкви, исповедуются и примут причастие от официального священника, то всё равно их надо “казнить смертию без всякого милосердия”. Причём казнить через сожжение. Теперь, надеюсь, понятно, кто на самом деле откровенно по-людоедски боролся на Руси с богами, иными, чем у РПЦ.

Прошли столетия, но и сегодня эта Церковь не покаялась за свои преступления перед народами России и, прежде всего, перед русским народом, на которого легла основная тяжесть ига чуждой для него религии. В данном случае руководству РПЦ было бы неплохо взять пример со своей старшей сестры – Католической Церкви, глава которой Иоанн Павел II нашел в себе силы покаяться за преступления своей Церкви против народов мира. Но нет, несмотря на призывы покаяться (см., например, статью «Так ли безгрешна Русская Православная Церковь?», ж. «Нева», 2001, №12), она молчит, считая, очевидно, что ей каяться не в чем, ибо за все ее деяния отвечает ее Бог.

Желая

защитить свои религиозные «ценности», М. и Ш. нападают на всё, что не укладывается в христианство, и тем более на то, что его отвергает. Основной их приём в деле дискредитации гуманизма стар, как мир, – взять какую-то мысль, извратить её смысл или довести до абсурда, а потом злобствовать по поводу полученного результата.

Взять, к примеру, фразу о том, что мир нуждается в эффективных полицейских силах для предотвращения региональных конфликтов и их мирного урегулирования. Только очень наивный человек, зомбированный религиозными сказками о райской жизни, может считать, что силы правопорядка в обществе не нужны. Но они будут нужны всегда, чтобы, в частности, оберегать людей от религиозных фанатиков, готовых во имя своего Бога даже взорвать самих себя, лишь бы погубить и «неверных». Они будут нужны всегда, чтобы защищать людей от разбоя, а детей и женщин – еще и от насильников и извращенцев. Но М. и Ш. не хотят внимать здравому смыслу. Доходя до абсурда, они связывают силы правопорядка с международными карательными войсками, совершающими ковровые бомбометания.

Обычная для христиан ненависть к свободомыслию прорвалась у авторов и при обсуждении взаимоотношения науки и религии. Они, как истинные фундаменталисты-ортодоксы, как и сто лет назад, яростно набрасываются на эволюционное учение. Ещё бы – это учение - кость в горле любой религии и, конечно, христианства. Желая оправдать свой хлеб, эти православные христиански стремятся идти впереди всего христианского мира. Они забывают слова нынешних руководителей РПЦ о том, что у религии и науки нет противоречий, т.к. каждая из них должна заниматься своим делом. Не хотят считаться они и с заявлениями «наместника Бога на земле» папы Пия XII о том, что теория Дарвина «верно трактует вопросы происхождения человеческого тела», описывая происхождение человеческого тела от общих с обезьянами, а также с другими млекопитающими предков, относя акт божественного творения только к «душе» человека.

В связи с этими нападками на эволюционное учение* не удивительно, что воинствующие христианки выступают против предоставления права молодому поколению знакомиться с различными точками зрения на происхождение неживой и живой материи. Ведь сами-то они знают только православную версию и других им не нужно. А мы ещё говорим о вреде каких-то тоталитарных сект. В этом плане РПЦ ничем не лучше их, Разве что тем, что ещё настойчивее тянет людей назад, в эпоху мрачного средневековья.

Сегодня в христианстве происходят большие изменения. Кризис этой религии проявляется не только в том, что население Западной Европы всё менее нуждается в Христе, всё более отходит от христианской Церкви, переставая посещать её храмы. Знаменательно, что из Европейской Конституции, несмотря на протесты глав Католической и некоторых православных Церквей (включая РПЦ), убрано всякое упоминание о христианских корнях Европы! Кризис христианства проявляется и в том, что в его распаде активно участвует женская часть паствы. Христианки-феминистки требуют от нынешних руководителей Церкви переписать Библию, правда, всего лишь для того, что убрать из неё всякое упоминание о Боге мужского рода. Нарушая христианские правила поведения и приличия, возомнив себя равными мужчинам, они более не молчат.

А порой, как показывает книжка М. и Ш., некоторые дамы пытаются публично толковать о вопросах науки, философии, религии и гуманизма, не дав себе труда толком разобраться в них. Мой им добрый совет: не обсуждайте и не осуждайте то, чего не в силах постигнуть, займитесь чем-нибудь попроще.

__________________________________

* Кстати, оно давно уже не называется «дарвинизмом». На смену ему пришла синтетическая теория эволюции, отражающая более современные взгляды науки на происхождение животных и человека.

Михаил Богословский

наверх