Не наступать на старые грабли!

После распада СССР и отказа от коммунистической идеологии, а значит и от коммунистических идеалов, встал вопрос о том, чем их заменить. Не долго думая, наши чиновники, политтехнологи и депутаты схватились за то, что было под рукой – за то, что уже однажды было отброшено, как отжившее – за религию. И не за религию вообще, а за христианство, и не просто за христианство, а за православную его разновидность. Умиляя руководство Русской Православной Церкви (РПЦ), они принялись убеждать нас, что без православия нам нет дороги, что только через православие лежит путь воскрешения России.

В беседе Г. Зюганова с игуменом Алексеем прозвучало, что коммунисты России взяли курс на “стратегическое” сотрудничество с Церковью. А созданный ими народно-патриотический союз России официально зафиксировал в программных документах признание православия духовной основой всей русской жизни.

Очередной панегирик православию появился недавно в виде статьи депутата Законодательного собрания СПб Игоря Риммера «Православие как идея национальной гармонии» («СПБ ведомости» от 31 декабря 2004 г). И. Риммер, как и все, кто сегодня призывает наш народ вернуться под сень православия, видимо, плохо знает, какую роль играла РПЦ в истории России. Он заявляет, например, что «русское православие самым терпимым образом относится ко всем другим религиозным конфессиям, к людям иных верований». А на деле православие с самого начала появления на нашей земле принялось уничтожать другие религии. Взять хотя бы методы привлечения к вере в “истинного и доброго“ Бога, которыми пользовалась РПЦ.

О том, как на Руси насаждалось христианство, свидетельствуют летописи, записанные христианскими же летописцами, которые, несмотря на очевидное желание представить крещение Руси как событие, с радостью воспринятое русским народом («..и бысть радость всюду». Новгородская Первая летопись младшего извода), так и не смогли скрыть его насильственный характер. Жителей Киева просто загнали в Днепр, и им пришлось, опасаясь расправы, принять крещение и формально стать христианами. Зная, что новгородцы против принятия христианства, для их крещения вместе с епископом Иоакимом Корсуняниным были направлены войска - киевская дружина во главе с тысяцким князя Владимира - Путятой. Город был взят штурмом, прежние боги из пантеона русских богов (т.н. языческие идолы) были повержены (сожжены, разбиты или утоплены). Так как желающих отказаться от своей исконной веры, веры отцов и дедов и принять чужую веру было немного, дружина под страхом смерти загнала людей в реку. Вся эта процедура дала новгородцам основание заявить, что “Путята крестил мечом, а Добрыня (новгородский воевода) - огнём”.

Насильственное крещение продолжалось и в последующие века. Так, в XVII веке в Сибири огнём и мечом действовал митрополит Филофей Лещинский. Он разрушал нехристианские кладбища, рубил и сжигал капища, возводя вместо них часовни. Принудительное крещение нерусских народов продолжалось даже в XIX веке.

Государственная православная Церковь расправлялась не только с язычниками, но и с еретиками (т.е. инакомыслящими). Согласно соборному уложению 1649 г. критика Церкви и её догматов каралась сожжением на костре. Особенно настаивал на этом Иосиф Волоцкий, причисленный РПЦ к лику святых. В 1689 г. в срубе на Красной площади был сожжен протестантский пастор Квирин Кульман. 29 октября 1714 г. церковный суд в Москве приговорил к казни члена лютеранского кружка Фому Иванова, который был сожжен в срубе на той же Красной площади. Для того, чтобы грешник лучше осознал свою неправоту, его сжигали на медленном огне! Сожжения еретиков проводились на Руси по 1743 г, хоть и редко, но достаточно регулярно! Так же карался и переход в другую веру. Инакомыслящие и перешедшие в другую веру (чаще - вернувшиеся в свою прежнюю веру) считались врагами Церкви. Этих врагов Церкви сажали на кол, выносили за городские ворота и сжигали, а пепел засыпали землёй.

И. Риммер пишет, что «из православной России никогда не исходил… дух религиозной неприязни …». На самом же деле РПЦ жестоко расправлялась с инакомыслящими в самой Церкви. После никоновских реформ были начаты страшные гонения на старообрядцев. Именно РПЦ была инициатором издания в годы правления царевны Софьи “12 статей о раскольниках” (1685 г.), в которых было сказано, что даже если некоторые “особо опасные” старообрядцы и присоединятся к господствующей Церкви, исповедуются и примут причастие от официального священника, то всё равно их надо “казнить смертию без всякого милосердия”. Причём казнить через сожжение. Автором этого документа был патриарх Иоаким. По настоянию духовных властей уничтожались деревни и сёла, где жили раскольники, их скиты и монастыри. По свидетельству иностранцев, только перед пасхой 1685 г. патриархом Иоакимом было сожжено в срубах около 90 “церковных противников”. В 1720 г. один из руководителей раскольников Александр Дьякон явился в Петербург и подал Петру I прошение, в котором полностью раскаивался в своём инакомыслии и следовании старому обряду. Но «милосердная» Церковь не приняла его раскаяние – он был обезглавлен, а тело его было сожжено.

И сегодня РПЦ враждует не только с протестантскими Церквами, часто называя их сектами, но и с самой крупной христианской Церковью мира – католической. Да и в самом православии царит вовсе не мир и спокойствие – оно раскололось на четыре Церкви: РПЦ (Московский патриархат), Зарубежная (бывшая Карловатская), бывшие Катакомбная и Старообрядческая Церкви.

А о том, как на деле РПЦ «творила атмосферу согласия и сотрудничества между народами, населяющими Россию», можно судить по её отношению к евреям. Известно, что христианская Церковь возложила вину за гибель своего Бога на евреев. Однако Католическая Церковь на втором Ватиканском соборе 1963 – 1965 гг. сняла с евреев проклятие, в связи с чем из богослужения Великий Пятницы была изъята молитва о “вероломных иудеях”. В некоторых православных странах также начинают проводиться подобная реформа, но не в РПЦ. Как полагают некоторые иудейские авторы (например, Х. Фрай «Христиано-иудейский диалог», М., 1998) главная причина антииудаизма в христианстве (в том числе в православной теологии) коренится в той идее спасения, которую проповедует христианство. Пока не будет признана теологическая самостоятельность иудаизма как возможного пути к спасению, антииудаизм в значительной мере будет сохраняться.

Когда

в 1563 г. московские войска взяли литовский город Полоцк, жители-иудеи были поголовно утоплены, все лютеране высланы из России, а католические монахи-цистерианцы – обезглавлены!

Вопреки мнению И. Риммера и других апологетов православия, что православная Церковь «радела всегда за независимость страны», РПЦ не всегда стояла на стороне народа и государства. Так, в период освободительной борьбы Руси против золотоордынского ига (XIV - XV вв.), хотя некоторые иерархи и встали на борьбу с врагом, - например, игумен Троицкого монастыря Сергий Радонежский, - бoльшая же часть священнослужителей в собственных интересах сотрудничала с захватчиками, призывала прихожан к смирению и покорности. В течение более двухсот лет РПЦ всячески способствовала укреплению власти Золотой Орды.

В истории России были и периоды, когда РПЦ выступала против централизации государства и участвовала в междоусобной княжеской борьбе. Так, монастырские власти Троице-Сергиева монастыря выдали заговорщикам укрывавшегося в нём великого князя московского Василия II (в феврале 1446 г.), ослепили его и отправили в ссылку.

Не всегда по-христиански поступали руководители РПЦ по отношению к своему народу. Когда в 1601 - 1603 гг. страну поразил голод, во время которого вымерла “треть царства Московского”, архиереи и монастыри (вопреки указу Бориса Годунова) не поделились хлебом с народом. ”Сам патриарх, - писал свидетель событий, - имея большой запас хлеба, объявил, что не хочет продавать зерно, за которое должны будут дать ещё больше денег”.

Радетелям православия не следует забывать, что ещё 140 лет назад крепостное право в России признавалось богоугодным, и таким же признавалась продажа одного человека другим на правах «крещеной собственности». РПЦ наряду с помещиками была против отмены крепостного права!

Наконец, уже в новой истории, после того как большевики в 1917 г. декретом о национализации земли лишили РПЦ огромных земельных владений (больше было только у царя), её руководство, защищая свои корыстные интересы, объявило войну советской власти и, мгновенно позабыв свои заповеди о христианском смирении и что всё от Бога, способствовало разжиганию Гражданской войны, унесшей жизни миллионов россиян. Их гибель на совести не только большевиков, но и иерархов РПЦ!

Казалось бы, у руководства РПЦ было достаточно времени, чтобы сделать выводы из своей истории и, как это положено христианским грешникам, покаяться в своих грехах. Тем более, что её старшая сестра – Католическая Церковь такой пример уже подала.

Папа Римский Иоанн Павел II - “наместник Бога на земле” и глава самой большой христианской Церкви - Католической, объединяющей более одного миллиарда верующих не раз указывал, что Церковь должна оценить своё прошлое, признать ошибки и просить за них прощения. Среди прошлых грехов христианской Церкви Папа назвал деяния инквизиции, ведение религиозных войн, дискриминацию женщин в Церкви и пассивность католических священников по отношению к преследованиям евреев, особенно во времена нацистов. Папа осудил и терпимость Церкви к рабству в прошлые времена и за то, что монастыри и поместные Церкви обогащались за счёт эксплуатации рабов.

А что же РПЦ, как она отнеслась к инициативе Католической Церкви? Сдержанно и почти без комментариев. О явном неодобрении покаянии Папы со стороны руководства РПЦ можно судить по словам официального представителя Московской Патриархии, аккредитованного в пресс-центре апостольского визита: «Слова Папы о прощении были бы более эффектными, если бы понтифик считался с мнением Православной Церкви», - заявил он.

Вслед за Католической Церковью лишь некоторые протестантские организации сделали публичные заявления о том, что они раскаиваются за те беды, которые христиане причинили евреям и иудаизму. Московская же патриархия продолжает делать вид, что всё это её не касается. А напрасно!

Что же касается того, что православие должно явиться идеей национальной гармонии, то неплохо бы сторонникам этой идеи и, в частности, депутату И. Риммеру вспомнить, что Россия является многоконфессиональной страной. Сегодня в ней живут миллионы мусульман, протестантов, католиков, буддистов, иудеев, а также представителей так называемых языческих религий. Нельзя забывать и о сильных атеистических настроениях в нашем народе. Например, по данным большого социологического опроса, проведенного в 2001 г., атеистами считают себя 33% россиян! Нужно обратить внимание и на то, что большинство граждан России, называющих себя православными, таковыми могут считаться с очень большой натяжкой. Так, согласно данным ВЦИОМ за 2000 г. доля действительно верующих в РПЦ составляет всего… 7%! Призывать же всех граждан России принять православие в качестве идеи национальной гармонии – значит, разжечь костер религиозной розни, что приведёт к дестабилизации нашего и без того неблагополучного государства.

Наконец, следует вспомнить, что провозглашение православия (вместе с самодержавием) национальной идеей России мы в своей истории уже проходили. К чему это привело, мы хорошо знаем. Надо ли снова наступать на те же грабли? Может быть, у нас всё-таки хватит мозгов, чтобы найти новую национальную идею, которая объединила бы всех россиян, независимо от их религиозной и национальной принадлежности?*

__________________________________

*Эта статья была предложена петербургскому официозу «Санкт-Петербургские ведомости», редакция признала ее правильной, но опубликовать отказалась.

Михаил Богословский

наверх