Порочная логика и порочная мораль

«Безумием революции было желание водворить добродетель на земле. Когда хотят сделать людей добрыми, мудрыми, свободными, воздержанными, великодушными, то неизбежно приходят к желанию перебить их всех». А. Франс

Высказывания, подобные тем, из которых состоит листовка г-на Жукоцкого (очевидно, автор предпочел бы обращение «товарищ», то я таких людей товарищами не называю), не новы и не оригинальны. Однако если в эпоху «перестройки», во времена идейных баталий, их можно было услышать весьма часто, то сейчас они выглядят анахронизмом и признаком дремучести. Трудно сказать, чего в них больше — недомыслия или кощунства. Неловко повторять очевидные истины, но, видимо, г-н Жукоцкий этих истин не понимает.

Октябрьская революция — это действительно чрезвычайно значительное событие в истории ХХ века. «Отменить» его невозможно, и отмечать этот день необходимо. Чтобы помнили. Не скажу «чтобы это не повторилось» — ибо понятно, что это не повторится. Человечество стало умнее, и убивать миллионы сограждан, чтобы построить справедливое (как кому-то, может быть, кажется) общество, никто не станет. О том, что оно и в замысле не являлось ни справедливым, ни вообще сколько-нибудь соответствующим человеческой природе, говорить не стоит — это понятно любому, кто ценит в человеке Независимую Личность, а не умение быть пешкой и орать лозунги.

Великий вождь и учитель пролетариата, а заодно и великий гуманист Ленин очень четко охарактеризовал и цели, и методы своей борьбы. Например, в работе «Как организовать соревнование» он писал (работа известная, но напомню чересчур забывчивым):

«Тысячи форм и способов практического учета и контроля за богатыми, жуликами и тунеядцами должны быть выработаны и испытаны на практике самими коммунами, мелкими ячейками в деревне и в городе. Разнообразие здесь есть ручательство жизненности, порука успеха в достижении общей единой цели: очистки земли российской от всяких вредных насекомых, от блох — жуликов, от клопов — богатых и прочее и прочее. В одном месте посадят в тюрьму десяток богачей, дюжину жуликов, полдюжины рабочих, отлынивающих от работы (так же хулигански, как отлынивают от работы многие наборщики в Питере, особенно в партийных типографиях). В другом — поставят их чистить сортиры. В третьем — снабдят их, по отбытии карцера, желтыми билетами, чтобы весь народ, до их исправления, надзирал за ними, как за вредными людьми. В четвертом — расстреляют на месте одного из десяти, виновных в тунеядстве. В пятом — придумают комбинации разных средств и путем, например, условного освобождения добьются быстрого исправления исправимых элементов из богачей, буржуазных интеллигентов, жуликов и хулиганов».

Хорош способ — не увольнять, не штрафовать, а расстреливать! Гуманно, а главное, действенно. Это ведь не люди — «насекомые». Чему удивляться, если вождь откровенно заявлял: «Мы Россию завоевали, теперь нужно научиться ею управлять». Завоевывать собственную страну — подходящее дело для политика, желающего осчастливить сограждан. А идея превратить войну империалистическую в войну гражданскую! Сколько человеколюбия! Право же, есть что праздновать!

К

разряду представителей «русского барства», ненавистного Ленину и Жукоцкому, следует причислить и И. Бунина, и А. Аверченко, и Тэффи, и З. Гиппиус, и великое множество других представителей настоящей русской интеллигенции, которых революционное варварство заставило содрогнуться. Многие уехали, другие погибли; урон, нанесенный зарвавшимися Шариковыми русской культуре, количественной оценке не поддается. Я не собираюсь пересказывать факты, о которых многократно говорилось и писалось. Они г-ну Жукоцкому неведомы? Известно, что никто так не слеп, как не желающий видеть.

Бунин писал в «Окаянных днях»: „Честь безумцу, который навеет человечеству сон золотой…“ Как любил рычать это Горький! А и сон-то весь только в том, чтобы проломить голову фабриканту, вывернуть его карманы и стать стервой еще худшей, чем этот фабрикант». А потом было то, чему дал меткое определение Виктор Кротов: «Коммунизм — это стремление превратить страну в место общего пользования».

Что же до борьбы с засильем религии — разумному человеку должно быть понятно, что если с ней и бороться, то делать это надо при помощи слов, а не топора, динамита и пуль. В наше время былых большевистских методов «пропаганды» стыдятся даже коммунисты.

До сих пор частенько можно услышать ностальгические рыдания о «стране, которую мы потеряли». Непонятно, по какой причине русскую историю нужно ограничивать 70 годами коммунистического режима. Россия — это действительно великая страна, и 70 несчастных лет — лишь эпизод, и не самый достойный, в ее историческом пути. Что за рабская ностальгия по временам, о которых очень метко было сказано в песне группы «Наутилус Помпилиус»: «Нищие молятся на / то, что их нищета гарантирована»?! Надо же было так исковеркать сознание людей, устроить такую, по Булгакову, разруху в головах, чтобы до сих пор не смолкали стенания по «стране», которая испарилась с развалом режима и его порочной идеологии!

Что касается меня, то с крушением коммунистического убожества я не потеряла, а обрела страну — ту, в которой я могу думать так, как считаю нужным, и говорить то, что думаю. В которой от меня не требуют жить под диктовку. В которой не сажают за инакомыслие. И в которой мне доступна вся отечественная культура, а не только та ее часть, которую большевики сочли пригодной для своих целей.

И в Великой Отечественной войне, борясь с захватчиками, люди отстаивали не режим, а свою жизнь, свободу и человеческое достоинство. За то же сражались их соотечественники и в Отечественной войне 1812 г., и на Куликовом поле —прекрасно обходясь без красных знамен. Родина — понятие очень широкое, вмещающее в себя и историю, и культуру, и традиции, и ощущение некоей интеллектуальной общности с согражданами.

Не надо оскорблять свою страну, отождествляя ее с абсурдным и преступным политическим режимом. И не надо объявлять праздником день, за которым последовала лавина озверения и варварства.

Это порочная логика и порочная мораль.

Наталья Васильева

наверх