Действует ли в России Конституция?

Один из двух докладов, поданных автором на конференцию «Светско-религиозное взаимодействие в изменяющейся России», проведенную 6-7 октября 2004 в городе Белгороде на базе местного государственного университета.

Не правда ли, вопрос, вынесенный в заголовок, звучит несколько вызывающе? Но позвольте начать сразу с цитат из Основного Закона:

Статья 14
1. Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Статья 28
Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Здесь что ни фраза, то... – как бы поделикатнее выразиться?... – не вполне адекватное соответствие действительности.

Наше государство давно уже перестало быть светским – оно глубоко религиозно. Рядовой гражданин испытывает самый настоящий прессинг – его как бы “ненавязчиво” усилиями практически всех СМИ подталкивают в лоно церкви. И равенство религий перед государством лишь номинально – православие открыто называют у нас “основной” религией. Кроме того, существует еще такое внеправовое понятие, как “традиционные религии”.

Религия (в основном, православное христианство) назойливо насаждается в среднюю и высшую школу. Об этом написано и сказано уже очень много. В качестве примера приведу два санкт-петербургских вуза – (называю их по-старому) Ленинградский Политехнический институт и Ленинградский Горный институт. По престижности, по уровню квалификации профессорско-преподавательского состава и по всем другим параметрам они, бесспорно, входят в первую десятку петербургских вузов. И вот в обоих (в разное время) были открыты и освящены (!) церкви для духовных нужд студентов. (Разумеется, по городу, да и по России таких фактов тьма-тьмущая, но я говорю лишь о том, что известно мне лично.) По крайней мере в одном из этих вузов ученый совет проголосовал единогласно. А когда мой знакомый профессор (по понятным причинам не называю его) кулуарно поинтересовался, почему бы не открыть в институте еще и синагогу, мечеть, костел и дацан, он получил “деликатный” совет: если он хоть чуть дорожит своей научной карьерой, то лучше воздержаться от подобных вопросов.

И это называется “Религиозные объединения отделены от государства”?!

“Свобода совести,... свобода... не исповедовать никакой [религии], свободно выбирать... религиозные и иные (!!!) убеждения” тоже существует только на бумаге. Я не раз пытался в соответствии с Конституцией распространять “иные” (т.е. атеистические) убеждения – результат был примерно такой же, как если бы я в 1970 году попробовал опубликовать сборник анекдотов про Ленина. С той, конечно, разницей, что сейчас за подобное все-таки не сажают.

На протяжении ряда лет я пытался реализовать указанное конституционное право – напечатать полемическую статью “Что есть истина, или Во что верит верующий в Бога”. Ни богохульства, ни оскорблений чувств веры, никакого глумления над религией там не было – просто вполне корректное приглашение к диалогу и к совместным размышлениям. Журнал “Наука и религия” отмолчался (впрочем, от его названия давно уже осталась лишь вторая половина). Журнал “Наука и жизнь” (с которым я неоднократно прежде сотрудничал) сначала просто немотивированно отказал, а потом, когда я стал добиваться объяснений причины, заявил, будто всё мною написанное повторяет Лео Таксиля, Емельяна Ярославского и им подобных. Довод совершенно абсурдный: это просто ложь. Например, мое рассуждение о полной невозможности евангельского эпизода с Вифлеемской звездой ни у кого и нигде не встречается. (Вкратце поясню, о чем речь. Как известно, положение точки на небесной сфере можно задать двумя угловыми величинами: азимутом и высотой над горизонтом. Попробуйте придать точный смысл фразе: “Звезда шла и остановилась над местом”. Как менялись координаты звезды – что убывало? что возрастало?).

В конце концов статью мне удалось напечатать (в сильно искаженном виде) в альманахе “Светский союз” (вып. 2). Так как же – все-таки есть у нас свобода слова и печати для атеистов? Ну, как сказать. В какой-то степени есть. Существуют еще два-три журнала атеистической направленности (например, “Здравый смысл”, издание Российского гуманистического общества). Но тиражи их ничтожны (не сравнить с тиражами общероссийских газет и журналов), они известны лишь очень узкому кругу лиц. Фактически вся эта “диссидентская” пресса – Самиздат XXI века.

А

вот писателю Михаилу Чулаки повезло в этом плане больше. Он издал объемистый сборник своих прежних статей под общим названием “Пожелание к 3000-му году”. (Изд-во Logos, СПб, 2002). (К сожалению, Михаил Михайлович вскоре погиб). В сборнике много статей антирелигиозной направленности, в частности, “Бог есть? Бога нет”. Статья очень умная, глубокая, убедительно аргументированная. НО! К заголовку сделана сноска мелким шрифтом – позорно трусливое примечание: “Издательство не разделяет точку зрения автора, изложенную в данной статье”. И эта прямо-таки заячья подстраховка (значит, ситуация в нашей стране к этому располагает!) – при том, что есть в сборнике и статьи более чем спорные. Ну хотя бы последняя, давшая название всему сборнику. Там среди прочего автор высказывает пожелание, чтобы к 3000-му году на Земле осталось не больше 10 миллионов обитателей.

Еще характерный штрих. Академик, лауреат Нобелевской премии В.Л. Гинзбург, сам “глубоко неверующий”, неоднократно пытался провести среди членов и членов-корреспондентов РАН хотя бы анонимное анкетирование по вопросу отношения каждого к вере и религии, но неизменно получал отпор. Можно, конечно, напомнить, что Академия – орган автономный и от государства не зависимый. Может быть, может быть. Но как-то все-таки просматривается за этим некая сила, от науки весьма далекая. Тем более, что назойливые попытки насадить в школах и вузах Закон Божий и православное богословие откровенно поддерживается государственными структурами.

Несколько раз доводилось мне выступать по радио с научно-просветительскими передачами и с разоблачением всяческой антинаучной чепухи (наподобие астрологии). Но при этом мне ненавязчиво давали понять, чтобы я не обижал Русскую Православную церковь. Это тоже всё называется “отделением церкви от государства”?

К сказанному можно еще добавить ряд государственных льгот по отношению к церкви (разумеется, православной). Беспошлинная торговля импортными спиртными напитками и табачными изделиями. Выдавливание научных учреждений из бывших культовых зданий. В этом отношении очень показателен и символичен демонтаж самого высокого в стране (или даже в мире?) маятника Фуко в Исаакиевском соборе, возвращенном церкви. Дескать, зачем лишний раз напоминать, что Земля вертится вокруг оси? В Библии-то ничего по этому поводу не сказано. Куда как полезнее рассказывать детям о сотворении мира за шесть дней и об остановке Иисусом Навином суточного вращения Солнца вокруг Земли.

Хотелось бы еще сделать несколько замечаний личного характера. Я уже устал выслушивать (читать) расхожую глупость о том, что, дескать, “атеизм – это тоже своего рода религия”. С таким же правом можно утверждать, что “отсутствие водки в графине – это тоже своего рода водка”. Мол, такой вот специальный сорт водки, называется водка “Отсутствующая”.

И еще. Лишь сравнительно немногим сильным и самостоятельно мыслящим людям удается противостоять мощному прессингу со стороны государства и церкви. Относительно немногим; в абсолютных цифрах атеистов, надо полагать, все-таки довольно много. Во всяком случае, заносить атеистов в Красную книгу, как размечтался дьякон Андрей Кураев, пока рановато. Но – такова реальность нашего времени и нашей страны – верующие, по-видимому, преобладают. И у меня есть свое субъективное объяснение этому феномену. Мне представляется, что здесь работает обыкновенный стадный инстинкт – боязнь отбиться от стаи. Видя вокруг себя сплошь верующих людей, видя по телевизору стоящих со свечками в храме Путина, Фрадкова, Лужкова и прочих государственных мужей, человек думает, что только так и надо, что если он будет белой вороной, то ничем хорошим для него лично это не кончится.

Подведем итоги. Конституция в нашей стране – в части статей 14 и 28 — не действует. Она попирается ежедневно, постоянно, попирается в открытую, нагло, демонстративно. Атеистам бесцеремонно зажимают рот (и даже пытаются делать вид, будто их вообще не осталось), а религиозное мировоззрение фактически навязывается населению; церковь получает массу неоправданных льгот. Совершенно ясно, что делается это “сверху”, а потому что-то здесь исправить человеку в одиночку – перспектива более чем сомнительная. Можно лишь действовать по пословице “Капля долбит камень”. Необходимо как можно чаще и громче твердить об этом нарушении с самых высоких трибун и форумов. Может быть, в конце концов, что-то стронется с места. Ведь в конечном счете, в этом заинтересованы не только атеисты, но и верующие.

Петр Тревогин

наверх