Защита прав атеистов - экспертное заключение

Краткое экспертное заключение С.-Петербургского эксперт-клуба www.exclub.ru 19-22 апреля 2004 г.

I. Предмет экспертизы

Уровень правовой защиты атеистов по сравнению с таковым у последователей какой-либо религии (верующих). Сравнительный правовой статус религиозных и атеистических убеждений. Дифференциация прав религиозных и атеистических объединений.

II. Используемые определения

(1) Религия - форма общественного сознания; совокупность духовных представлений, основанных на вере в существование бога (богов) или сверхъестественных сил, а также соответствующее поведение и специфические действия (культ). (Глосс.)

(2) Атеизм - форма отрицания религиозных представлений и культа, утверждение самоценности бытия мира и человека. (Глосс.)

III. Краткий анализ правовых актов, касающихся предмета экспертизы

1. В соответствии со ст.2. Всеобщей декларации прав человека (ВДПЧ), человек не может подвергаться дискриминации по своему отношению к религии – что предполагает исключение дискриминации равно для верующих и для атеистов.

Из ст.18. ВДПЧ также не устанавливается различие режимов правовой защиты свободы религиозных и иных (например, атеистических) убеждений.

В частности, если бы какое-либо атеистическое объединение обладало своей ритуалистикой, права на ее исполнение защищалась бы данной нормой наравне с правом религиозных объединений на совершение религиозных ритуалов.

Ст.26 ВДЧП уже игнорирует отдельные права атеистов, называя в числе целей образования терпимость к различным религиозным группам, но не к атеистичеким ассоциациям. По смыслу приведенного выше определения (2), атеистическая ассоциация не может рассматриваться, как разновидность религиозной группы.

Таким образом ВДПЧ в частном случае неявно допускает в сфере образования дискриминацию атеистов по сравнению с верующими.

2. В соответствии со ст. 14 Конституции РФ (КРФ) никакая религия не может быть государственной или общеобязательной или даже занимать доминирующее положение. Нормы ст.19, 28,29 КРФ корреспондируют с аналогичными нормами ВДПЧ.

При этом ст. 29 содержит дополнительную норму защиты свободы совести – запрет на принуждение к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Эта норма, в случае ее реализации в правоприменительной практике, теоретически могла бы защитить любого индивида от дискриминации по признаку отношения к религии – пресекая сами основания для дискриминации.

Так, например, опрос родителей относительно введении в начальной или средней школе уроков религиозного характера, зачастую инициативно проводится администрацией. В то же время, подобный опрос грубо нарушает нормы статьи 29 КРФ, являясь по существу принуждением к выражению своих мнений и убеждений. Действуя в соответствии с данной нормой, администрация учебного заведения вправе лишь информировать родителей о возможности проведения религиозных уроков и указать порядок подачи заявлений о записи на эти уроки – но никак ни инициировать подачу подобных заявлений.

По сопоставлению ВДПЧ и КРФ можно констатировать, что основы национального законодательства РФ не только не уступают, но даже превосходят аналогичные международные нормы в части недопущения дискриминации по отношению к религии – в чем бы это отношение ни состояло.

Существенно хуже обстоит дело в случае с федеральными законами (ФЗ), регулирующими отдельные виды и сферы отношений.

3. ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (ФЗСР) уже по конструкции названия демонстрирует склонность к предпочтению религии атеизму. Преамбула ФЗСР прямо указывает на ранжирование отношения законодателя к различным убеждениям по их позитивной роли в обществе. На первое место поставлено православие, на второе – христианство, ислам, буддизм и иудаизм, на третье – другие религии. Атеистические убеждения, как не упомянутые в списке, могут интерпретироваться по смыслу преамбулы, просто как индифферентное отношение к религии – соответственно, не несущее позитивной роли и не заслуживающее специального упоминания.

Здесь и далее, достаточно произвольно толкуя декларируемое ст.28 КРФ «право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой», ФЗСР интерпретирует атеизм не как самостоятельный тип отношения к религии, а как полное отсутствие такого отношения.

Преамбула закона, строго говоря, не является его применяемой нормой, поэтому дискриминирующие положения преамбулы ФЗСР не могут однозначно рассматриваться, как прямое нарушение ст.14. Конституции. Тем не менее, она выражает цели законодателя и неявно определяет характер норм, содержащихся уже собственно в законе.

Действительно, уже в ст. 3 ФЗСР, после дублирования норм КРФ, следует п.6., согласно которому «проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются.». Здесь явным образом нарушается симметрия прав групп с религиозными и нерелигиозными убеждениями – ФЗСР никак не защищает чувства последних от оскорбления в связи с отношением к религии.

Очевидно дискриминационная в отношении атеистов и их объединений норма содержится в ст.5 ФЗСР. Согласно ей, религиозные организации вправе заниматься обучением религии (в т.ч. и преподавание религии детям – при соблюдении общих основ законодательства). Атеистическим объединениям закон не предоставляет права обучения атеизму (преподавания атеистических принципов – по аналогии преподаванию религиозных принципов в религиозном образовании).

Наконец, дискриминационная норма установлена ст.16 ФЗСР в отношении права на проведение ритуалов и церемоний. Такое право установлено только для религиозных организаций – и здесь ФЗСР явно отступает от норм ст.18 ВДПЧ, где право на ритуальные действия равно признается как для лиц, исповедующих какую-либо религию, так и для лиц, придерживающихся иных (например, атеистических) убеждений.

4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП) более выдержан в духе ВДПЧ и КРФ, однако он также содержит норму, дискриминирующую атеистов по сравнению с верующими. Так, в соответствии со ст. 5.26. КоАП, предусмотрена административная санкция за «оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики».

Вторая часть данной нормы теоретически устанавливает равную защиту против осквернения почитаемых символов любого мировоззрения.

Таким образом, если бы какое-либо атеистическое объединение обладало своими почитаемыми обозначениями, предметами или символами, таковые находились бы ровно под такой же защитой закона, как объекты религиозного почитания.

Первая часть той же нормы носит явно дискриминационный характер, предоставляя защиту против оскорбления, связанного с религиозными убеждениями граждан и отказывая в симметричной защите гражданам, придерживающимся не религиозных (атеистических) убеждений.

Здесь,

очевидно, используется тот же правовой подход, что и в ФЗСР, согласно которому атеистические убеждения толкуются не как самостоятельный вид убеждений, а как их отсутствие в соответствующей сфере. В соответствии с такой логикой толкования, атеистические убеждения представляют собой не более, чем религиозную индифферентность и не содержат интереса, подлежащего защите законодательством о свободе совести.

IV. Общие выводы

1). По содержанию правовых актов, действующих на территории РФ и по сравнительной диспозиции их норм, можно сделать вывод о системной дискриминации прав атеистов по сравнению с правами верующих и прав атеистических объединений по сравнению с правами религиозных объединений.

2). Системной основой указанной правовой дискриминации является рассмотрение атеизма не как «формы отрицания религиозных представлений и культа, утверждение самоценности бытия мира и человека», а просто как «отрицания религиозных представлений и культа». Иначе говоря – исключения из рассмотрения двух существенных элементов атеизма, как мировоззрения:

• наличие именно определенной формы отрицания религиозных представлений, т.е. несводимость атеизма просто к отрицанию религии.

• наличие собственной системы внерелигиозных мировоззренческих ценностей, т.е. несводимость атеизма к мировоззренческому нигилизму.

3) В основе принципа описанной системной дискриминации лежит отсутствие общеизвестной атеистической доктрины, содержащей мировоззренческие и ценностные компоненты, в то время как аналогичная по составу доктрина любой достаточно распространенной религии может считаться общеизвестной.

В таких условиях непредоставление соразмерной правовой защиты свободы совести лицам, придерживающимся атеистических убеждений, может обосновываться отсутствием интереса, подлежащего подобной правовой защите (и, соответственно, отсутствием цели применения соответствующих норм законодательства о свободе совести).

V. Приложения (выдержки из правовых актов, регулирующих вопросы свободы совести)

1. Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря 1948 г.)

СТАТЬЯ 2

Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.

СТАТЬЯ 18

Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частичным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных обрядов.

СТАТЬЯ 26

2. Образование должно быть направлено к полному развитию человеческой личности и к увеличению уважения к правам человека и основным свободам. Образование должно содействовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми народами, расовыми и религиозными группами и должно содействовать деятельности Организации Объединенных Наций по поддержанию мира.

2. Конституция Российской Федерации (Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. Действующая редакция (на 01.01.2004)

Статья 14

1. Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Статья 19

2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Статья 28

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Статья 29

1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

3. Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" (с изменениями от 26 марта 2000 г.)

Из преамбулы: Федеральное Собрание Российской Федерации,… признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России…

Статья 3. Право на свободу совести и свободу вероисповедания

6. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства, с уничтожением или с повреждением имущества либо с угрозой совершения таких действий, запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом. Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются.

Статья 5. Религиозное образование

1. Каждый имеет право на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими.

3. Религиозные организации вправе в соответствии со своими уставами и с законодательством Российской Федерации создавать образовательные учреждения.

4. По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы.

Статья 16. Религиозные обряды и церемонии

2. Богослужения, другие религиозные обряды и церемонии беспрепятственно совершаются в культовых зданиях и сооружениях и на относящихся к ним территориях, в иных местах, предоставленных религиозным организациям для этих целей, в местах паломничества, в учреждениях и на предприятиях религиозных организаций, на кладбищах и в крематориях, а также в жилых помещениях.

4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (в ред. Федерального закона от 25.07.2002 № 112-ФЗ)

Статья 5.26. Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях.

2. Оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда.

наверх