Божественные атрибуты (фрагменты книги)

От редактора сайта. От редактора сайта. Данная публикация содержит фрагменты книги В.А. Бочарова и Т.И. Юраскиной «Божественные атрибуты» (изд. МГУ, 2003 г.). Хотя важнейшей частью работы являются доказательства с использованием аппарата логики и математической теории множеств, они не смогли быть приведенными здесь из-за краткости публикации и необходимости для их понимания некоторой подготовки читателя в этих дисциплинах. Кроме того, сокращение текста неизбежно потребовало его небольшую коррекцию, за что приносим извинения авторам.

Из «Введения»

Данная книга посвящена логико-философскому анализу понятия Бога. Ее авторы являются убежденными атеистами, тем не менее не собираются заниматься пропагандой своих атеистических взглядов. Мы считаем любую религию ложью, однако на этой стороне дела не будем концентрировать внимание и постараемся придать содержанию работы позитивное звучание в том смысле, что оно будет носить научный характер.

Сказанное может вызвать у читателя недопонимание. Если авторы являются атеистами, то о каком позитивном характере рассмотрения идеи Бога может идти речь? Возможно ли научно обсуждать и рассматривать объект, существование которого авторы отрицают? Понимая всю обоснованность такого рода вопросов, мы вынуждены объясниться с читателем по этому поводу.

Прежде всего, заметим, что мы признаем большое общекультурное, в том числе и общенаучное значение идеи Бога. Особенно в том ее варианте, который представлен в монотеистических религиях. Освобождение идеи Бога от идеи телесности… имело, по крайней мере, два последствия: практическое и теоретическое.

С практической точки зрения это существенно преобразовало сам характер взаимоотношения человека с Богом. Вряд ли стоит доказывать, что человек является существом общественным. Вне общения с другими людьми он просто теряет свои человеческие качества, теряет дар речи и мышление, т.е. превращается в обычное животное.

Имея неизбывную потребность в общении с себе подобными существами, человек имеет и еще одну потребность – он хочет не просто общения, а быть понятым и кому-то нужным. К сожалению, эта потребность часто оказывается нереализованной, и, живя в «человеческом муравейнике», он остается по существу и зачастую, глубоко одиноким… И человечество нашло блестящий выход из этой противоречивой ситуации – жизни в обществе, полной зависимости от этого общества, и индивидуального одиночества.

Монотеистический Бог как бестелесная духовная сущность – это тот самый объект, который в каждый момент находится рядом с тобой, является постоянным твоим собеседником. Он понимает тебя не потому, что ты что-то объясняешь ему, а потому, что он «читает в сердце твоем». Ему не нужно слов. Он добр и благостен, с любовью смотрит на тебя. В трудную минуту можно всегда обратиться к нему, выплеснуть свои горести. От него веет жизнью, светом и покоем. Поистине, если Бога нет, то ради одного этого его следовало бы выдумать! И это было с блеском сделано! Атеизм – не для слабонервных людей.

Религия есть форма самозащиты человека, способ его приспособления к действительности. Мы со всей серьезностью относимся к этой функции религии, понимая ее важность и неизбежность для человека и общества. Это некоторого рода духовный наркотик, который, будучи применен в небольших количествах, имеет терапевтическое значение.

Иногда, правда, принятая доза превышает разумную меру, и человек становится опасным для общества. Употребление большого количества духовного дурмана ведет к религиозному фанатизму, который можно определить одной фразой: «Если Бог существует, то все дозволено!» История церквей показывает, что это именно так. Поэтому общество должно строго следить за мерой религиозности своих членов и держать церковь «на коротком поводке».

Рассмотрим теперь теоретическую сторону дела. С этой точки зрения введение концепции монотеистического Бога означало введение специфического пустого объекта. Если раньше Бог рассматривался как телесно воплощенный Дух, обладающий не только телесной ограниченностью, но и в силу этого ограниченностью своих атрибутов (свойств) – он был много знающим, но не всезнающим, был благ, но не только благ, а и злобен и мстителен, то теперь ему как пустому объекту можно было приписать различного рода абсолютные совершенства: всезнание, всемогущество, всеблагость и т.д. и т.п.

Другим теоретическим последствием такого переосмысления понятия Бога стала сама возможность теоретического обсуждения этого объекта, т.е. возникновение теологии как учения о природе Бога.

Теология лежит вне сферы науки. В этом признаются сами теологи: «постижение догматов всегда связано с… актом отречения от ума». Именно таковой – отреченной от собственного ума, т.е. лежащей вне пределов разума, а тем самым и науки, - и может быть любая религиозная теология.

Тем не менее, в последнее время православные теологи в нашей стране стали говорить о том, что теология является областью научного знания. Мы постараемся продемонстрировать уровень «научности» по крайней мере христианской теологии. Но означает ли это, что научная теология вообще невозможна? Наш ответ: возможна. Такой теологией является то, что часто называется термином «научный атеизм».

Из главы 6 «Невозможная сущность»

Расхожее и общепринятое мнение состоит в том, что бытие Бога нельзя ни доказать, ни опровергнуть. Выступать против этого мнения считается совершенно неприличным. В лучшем случае на тебя посмотрят как на чудака. И тем не менее мы готовы продемонстрировать, что такая сущность, как Бог, в любом его варианте, принятом в монотеистических религиях, не просто не существует, но и не может существовать. При этом сделаем следующую оговорку. Доказывая несуществование Бога (а возможность такого доказательства имеется), мы вовсе не пытаемся с помощью этого доказательства переубедить верующих, заставить доводами разума отказаться от их веры. Мы прекрасно понимаем, что это невозможно, ибо их вера вовсе не базируется на разумных основаниях. Мы просто исследуем научную сторону вопроса.

Почему же возможно осуществить доказательство несуществования Бога? Дело в том, что во всех религиях богословы вынуждены наделять Бога определенными свойствами, и есть возможность показать их самопротиворечивость. Противоречивый же объект по всем канонам научности существовать не может. Именно это обстоятельство мы и попытаемся продемонстрировать в данной книге.

Наше

рассмотрение будет касаться таких приписываемых в обязательном порядке Богу атрибутов, как всемогущество, всезнание, всеблагость и ряд других. Начнем рассмотрение с идеи всемогущества.

В христианстве Бог – это личность, персона, обладающая волевым посылом, а потому его всемогущество – это не некое начало, действующее с неотвратной необходимостью, а произвол и каприз. Хочу – создам мир, и он будет существовать, но могу и не создавать его, хочу – освобожу человечество от первородного греха, но могу этого и не делать, хочу - предопределю этого человека к спасению, а могу и отказать ему в поддержке. Богословы, стремясь как-то смягчить капризный характер своего Бога, отвечают, что создание материального мира, освобождение человечества от первородного греха есть вовсе не поступки капризного существа, а результат божественной всеблагости. Но в таком случае мы уже имеем дело с первым противоречием. А именно, данное положение противоречит идее абсолютной свободы в поступках Бога. Оказывается, некоторые его решения с необходимостью предопределены его всеблагостью.

Но противоречия на этом не кончаются. Свобода божественной воли и его всемогущество ограничены и еще некоторыми моментами. Так, Бог не может нарушать логических законов, ибо допущение противоположного противоречило бы его всеблагости. Ведь нарушение законов логики ведет ко лжи, которая представляет собой один из синонимов зла, а Бог, согласно христианской концепции, есть Истина и потому в силу своей всеблагости не может лгать. Далее, всемогущество Бога ограничено и тем обстоятельством, что он не может отменить того, что уже произошло, свершилось. Мы можем забыть прошлое, но оно не отменяемо. Что было, то было. Можно сделать так, чтобы действие первородного греха было прекращено, но нельзя сделать так, чтобы его вообще не было. Итак, идея наличия у Бога абсолютной свободы воли, что он абсолютно всемогущ, вступает в противоречие с другими его атрибутами. А потому мы можем заявить, что существо с такими свойствами является самопротиворечивым и потому не может существовать.

Всемогущество Бога понимается и еще в одном смысле. Пусть он не может изменить прошлое, нарушать законы логики, а некоторые его поступки предопределены его всеблагостью. Но он, согласно обычным взглядам, обладает полной властью над будущим. В таком случае сразу же встает вопрос, который уже давно задавался теологам и на который до сих пор с их стороны так и не последовал вразумительный ответ: «Может ли Бог создать камень, который он не сможет поднять?» В этом шуточном вопросе содержится нешуточная мысль о самопротиворечивости всемогущества Бога. При любом ответе на него – «Да, может» или «Нет, не может» - получается, что существо, которому приписывается свойство быть всемогущим, таковым не является. При этом вопрос нельзя отнести к числу софистических, некорректных или провокационных наподобие вопроса «Перестал ли ты бить своего отца?», в предпосылке которого содержится ложная мысль о том, что ты бил своего отца. У нас же в предпосылке вопроса лежит утверждение о божественном всемогуществе, которое прямо принимается теологами. Итак, Бог как существо всемогущее является логически невозможной сущностью. Тем не менее, теологи упорно повторяют, что Бог – всемогущее существо. И понятно почему. Ведь их теология есть результат веры, а вовсе не результат науки.

Идея божественного всемогущества тесно связана с таким атрибутом Бога, как всеведение…. Покажем, что они несовместимы друг с другом.

Казалось бы, если даже человек может творить будущее, т.е. хотя бы время от времени принимать такие решения, которые меняют течение будущих событий, то с теологической точки зрения это тем более должно быть доступно Богу. А если Бог может постоянно творить будущее, видоизменять его, то в таком случае будут не бесполезными наши мольбы и просьбы, обращенные к нему. Однако божественное всеведение исключает такую возможность

В самом деле, если Бог провидит все будущее, все возможные пути развития мира, тот путь его развития, который определен к осуществлению его замыслом, то он уже не может ничего изменить в этом замысле, т.е. всей его мощи тогда недостаточно, чтобы что-либо изменить в этом мире, и он с этого момента перестает обладать свойством всемогущества. Концепция божественного всезнания превращает самого Бога в автомат, который действует по заранее составленной программе. Всезнание делает Бога абсолютно несвободным существом. Он от века не обладает свободой воли.

В этих условиях наша вера, хождение в церковь, молитвы не имеют ни малейшего значения. Бог ничего не может изменить в своем плане. Если кому-то в этом плане записано попасть в ситуацию А, то как бы человек ни просил Бога избавить его от этого, Бог ничем не может ему помочь. Что записано, то и совершится.

Итак, если Бог всезнающее существо, то он не всемогущ. Это верно и в другую сторону. Действительно, если Бог все же является всемогущим существом, то он не является всезнающим. Ведь первоначально-то он знал, что будет выполняться другой замысел, что им задана другая ветвь развития мира. Теперь же ветвь изменилась, мир стал развиваться по иному пути, о чем Бог первоначально ничего не знал.

Итак, два атрибута Бога – всемогущество и всезнание – несовместимы. А потому и объект, которому они приписываются, невозможен. Бога в его христианском, магометанском, иудаистском обличьях нет.

В принципе, примирить между собой атрибуты всеведения и всемогущества можно. Для этого надо принять доктрину деизма, в соответствии с которой Бог, создав мир, более не вмешивается в закономерное течение его событий.

Но существует и еще один способ примирения этих атрибутов. Он состоит в том, что отрицается вообще существование Бога. Согласно научному атеизму, Бог есть не более, чем фикция, порожденная человеческим разумом, а потому эта фикция и не может обладать ни свойством всемогущества, ни свойством всеведения.

И последнее замечание. Часто говорят, что доводами разума и логики нельзя ни опровергнуть, ни доказать догматы религии, что последние являются результатом веры, а не рассуждения. Мы в принципе не согласны с первой частью этого утверждения. Конечно, отказываясь от самого главного родового признака человека, от того, что он – разумное существо, можно верить во все, что угодно. Но если мы сохраним как наиболее драгоценный дар природы свою разумность, то логика покажет нам, что догматы религии самопротиворечивы, а следовательно, неверны. Это мы и хотели показать своей работой.

Вячеслав Бочаров, Татьяна Юраскина

наверх