Православные медики (по страницам одного сборника)

От редактора сайта. Передо мной небольшая книжка с вполне оптимистическим и гуманистическим названием «Жизнь ради жизни»*. Но оно поначалу удивило, ибо брошюра продавалась в церковной лавке, где уместнее видеть названия типа «Жизнь ради (или во имя) Бога». Но при более близком рассмотрении все стало на свое место: подзаголовок, набранный помельче, гласит: «Беседы о православии и медицине», и сказано, что издание осуществлено по благословлению епископа. Неприемлемость названия для церковного мировоззрения заметил и игумен Филипп, вступительное слово которого предваряет сборник. «Ибо какая жизнь может совершаться на земле ради жизни? – вопрошает он. – Как священник я отвечаю - жизнь земная ради жизни небесной». Именно так и мыслится подлинное и полное название этого сборника. Слово в нем предоставлено, разумеется, не атеистам. Но и не темным, малообразованным людям, более склонным к религиозной вере. Совсем наоборот, почти все они ученые-медики (значит, естественники). Фрагменты их высказываний, с которыми мы знакомим ниже читателя, достаточно красноречивы. Возможно, они представят интерес для тех, кто пытается разгадать загадку совмещения в мозгу одного человека, казалось бы, несовместимого: научной рациональности и глубокой религиозности.

Филиппов (игумен Филипп) с отличием окончил мединститут. Работал терапевтом, закончил клиническую ординатуру по эндокринологии, прошел специализацию по психотерапии. Практикует в поликлинике.

«К вере я пришел благодаря влиянию матери и бабушки...
Руководствовался словами Серафима Саровского, что болезнь – это горькое, но здоровое лекарство. Когда эти слова вошли мне в душу, я уже не мог оставаться просто врачом...
Врач пребывает у постели больного, молясь за него...
Мы все чаще становимся свидетелями сенсационных сообщений о «новых» достижениях науки. Информация потрясает своей амбициозностью и цинизмом. Человек все активнее вмешивается в процесс изменения мира, сотворенного Господом. Желание прославиться и получить большую земную награду затмевает разум некоторых ученых, которые пытаются нарушить Закон, установленный Богом...
Новые медицинские технологии все больше вмешиваются в нашу жизнь, изменяя ее и искажая замысел Творца…, выхолащивают нравственные устои российской медицины...
Смысл пребывания каждого человека здесь, на Земле, есть достижение Царствия Небесного… Болезнь мы принимаем как дар Божий и величайшую ценность, а смерть – как приближение к Вечности, как уготовление к иной, неведомой нам жизни в радости и любви. И это уберегает нас от попыток излечиться любой ценой...
Исцеление каждого больного – это чудо...
Болезнь – это не только беда. Она очищает душу и готовит человека к Вечности, раскрывает ему истинный смысл земного бытия. Это путь ко спасению, испытание, без которого он не смог бы достойно подготовиться к вечной жизни...
Больной нуждается не только в телесном лечении. И если серьезно подходить к этому вопросу, то в больнице совершенно необходимо присутствие священника. Только он способен целить духовные корни болезни...
Очень много моих коллег молятся за своих больных. Исчерпав возможности медицины, они отправляют людей в церковь. Часто приходят ко мне, просят научить молитвам...
Случается, что медик целит не столько своим искусством, сколько обращением к Богу. Вспоминается случай. Муж тяжело заболел, возникли предположения о злокачественной опухоли. Лекарства не помогали. Жена, опытный доктор, обратилась ко мне. Я посоветовал сходить в церковь. Она заказала молебны, взяла святую воду. И произошло чудо: муж был выписан уже через десять дней с прекрасным результатом, полностью прекратились инфекционные процессы...
Прожив беспечно сорок-пятьдесят лет, человек начинает думать, что пора позаботиться о здоровье. В разумных пределах можно делать гимнастику. Но когда это становится самоцелью, то вызывает недоумение. Вместо того, чтобы готовиться к смертному часу, человек пытается его оттянуть, боится встречи с Богом, занимается самообманом. К встрече со смертью человека необходимо готовить с самых юных лет, объяснять, что за чертой земной жизни начинается иная, настоящая жизнь».


Берестов (отец Анатолий) – врач, доктор медицинских наук.

«Я пришел в Церковь, будучи студентом второго курса медицинского института...
Безрелигиозность иногда доходит до маразма. Я как-то спросил у двух молодых людей, студентов вуза: «Вы знаете, кто такой Христос?» - «Нет». – «Ну, как же так? Сейчас идет 2000-й год, весь мир празднует 2000-летие Рождества… кого?» Задумались… «Ах, да! Был такой мужик!» Кто виноват в такой деградации?..
Причиной смерти у колдунов бывает, как правило, рак. Это бич колдунов, экстрасенсов и других активных «целителей»...
Оккультизм приносит вред не только людям, практикующим его, но приводит и к семейному вырождению. Представляют интерес наблюдения протестантского исследователя оккультизма доктора Роберта Коха. Он выделяет патологические особенности, наблюдающиеся в потомстве активных оккультистов… Сознательный атеизм, ненависть к Богу».

А.В. Недоступ – д.м.н., профессор Медицинской академии.

«Мой дед был протоиереем, и по материнской линии все были священниками...
Очень важно, чтобы при каждой больнице – крупной и не очень – был свой больничный храм или хотя бы молельная комната. У нас ректор – человек в этом отношении ревностный. Это была его инициатива – восстановить храмы. Батюшки ходят к больным. В нашем отделении иконки висят...
Я знаю одного доктора, она провела исследование – получилось, что верующие болеют реже, сроки выздоровления короче, послеоперационных осложнений меньше...
Сегодня очевидна поляризация мнений медиков-атеистов и верующих врачей. Идеально, если бы было как можно больше врачей-священников. В Московском обществе православных врачей около 40 человек. Конечно, мало, но отражает ситуацию в русском обществе...
С точки зрения духовной, болезнь – это наказание, вразумление Божие...
Борьба с болезнью должна включать… не только духовный отпор ей, но и лекарства, хирургические методы, которые, мы считаем, дарованы Господом. Ничего без воли Божией не появилось бы на свет. Господь посылает и целителей, и врачей, и святые иконы, и таинства. Это попущением Божиим создано – и больницы, и врачи»...

Ф.Г. Углов – академик АМН, хирург, зав. кафедрой в Военно-медицинской академии.

«Моя мать была человеком верующим и нас приучала к этому. Отец, старший брат, сестра пели в церковном хоре...
Если человек действительно русский, то дух православия присутствует в нем всегда, независимо от того, говорит ли он, что верит в Бога, или нет...
Решается судьба Отечества, поставлено под угрозу само существование русского народа, хранителя и защитника духовных сокровищ тысячелетней российской истории, под угрозу поставлено само православие, вытесняемое скопищем безродных и бездуховных лиходеев, мечтающих об обогащении любой ценой. Мы должны понять, что переживаем новое духовное нашествие, более стремительное и жестокое, чем нашествие татар в XIII веке или поляков в XVI, и мы должны противопоставить ему духовное единство народа, в основе которого лежит православие. Нашей отличительной чертой была и должна остаться соборность – единство народа во исполнение христианского долга и жертвенности, в стремлении приблизить Царствие Небесное...
Убежден, что без веры не может быть высокой нравственности и духовно здорового народа...
Что такое душа? Я думаю, что этого никто не может сказать. Что такое мысль? Функция мозга? Какой орган в мозгу отвечает за мыслительный процесс? Нет ответа. Но мысль-то есть, человек думает! То же самое и душа».

В.В. Воробьева (игуменья Мария) – врач, к.м.н.

«Серьезное потрясение связано со смертью отца. Я тогда училась в мединституте, задумалась над смыслом жизни и пришла к тому, что православие и медицина близки друг к другу...
Врачу труднее оставаться атеистом, чем людям других профессий. Ему трудно не замечать, что почти все болезни – от греха. Замечено, что после покаяния, соборования людям становится значительно легче, они встают иногда от тяжелых болезней...
Добродетели родителей отзываются на детях. Я знаю одну женщину. Сын попал под суд, и тут выяснилось, что она беременна. Ее убеждали, чтобы она немедленно сделала аборт, но она решила рожать. И господь помиловал ее сына: ему дали всего год условно, хотя изначально речь шла об очень суровом наказании...
В монастыре есть место для людей любого возраста и с совершенно разным жизненным опытом. Важно, чтобы было глубокое желание послужить Истине, Богу».

* Сыктывкар, изд. «Эском», 2002.

наверх