Почему мы не любим богатых?

Каюсь, заголовок я придумал не сам, а позаимствовал из газеты «АиФ» №18, 2004. Там опубликована статья известного экономиста, академика Аганбегяна, которого редакция спросила: «Что это: зависть, стремление к уравниловке или благородный гнев масс?» Меня ответ ученого заинтересовал еще и потому, что до того ко мне обратился один очень уважаемый мной коллега по РГО с просьбой посмотреть рукопись его статьи на аналогичную тему. Ниже я привожу цитаты из этих двух статей, перемежая их своими комментариями, адресованными коллеге (не уверен, что свободными от ошибок и не дающими пищу для критики меня самого). Итак…

Аганбегян. Средняя официальная зарплата в России – 6 тысяч рублей в месяц… 20% населения (около 30 млн человек) живут ниже прожиточного минимума, который в среднем по стране составляет 2143 руб… И вот вы существуете на 6 тысяч, у вас двое детей, вы еле сводите концы с концами, с ужасом наблюдаете, как растут квартплата, тарифы, потому что потратить лишние 50 рублей для вас – большая проблема. И вдруг однажды узнаете, что в стране 25 миллиардеров! Причем не рублевых, а долларовых. Они имеют… 30% всех доходов населения страны!.. Но это еще не все… Есть обширная категория просто богатых людей. 10% богатых концентрируют в своих руках 35% всех доходов населения, а 10% бедных – в 14 раз меньше. Нуждающиеся люди, многие с высшим образованием, смотрят на 4-этажные особняки, дорогие иномарки, читают о разгуле «новых русских» за границей. Какие чувства они должны испытывать?

Коллега (кстати, не просто с высшим образованием, а профессор вуза). Эти люди имеют много еды, одежды, всякого имущества и разного богатства. Но всё это ими не заработано (заработать своим трудом всё это невозможно), а присвоено!

Г.Ш. По-моему, здесь у Вас - глубокое непонимание сути рыночной экономики. При ней «заработанное» определяется не только объемом выполняемой работы, но и ценностью ее результата в глазах потребителя. Например, за удовольствие послушать вживую выдающегося (или просто очень модного, «раскрученного») певца люди готовы покупать очень дорогие билеты, так что этот исполнитель за один концерт получает намного больше, чем Вы за целый месяц. Принцип рынка: все, что предлагается потребителю (товары, услуги, развлечения и проч.), имеет ту цену, которую тот сам, добровольно, без какого-либо принуждения готов за это платить. Богатые и «сверхбогатые» люди (если это не преступники) богаты не потому, что присваивают труд производителя, проще говоря, грабят его, а потому, что умеют так организовать производство каких-либо товаров или торговлю ими, что это приносит большую финансовую выгоду (возврат значительно превышает затраты). Чтобы не ошибиться и не прогореть, надо прежде, чем начать бизнес, тщательно изучить конъюнктуру рынка, возможности конкурентов и трезво оценить свои шансы. И даже после этого деловой человек в какой-то мере рискует, потому что и конъюнктура может внезапно измениться, и конкуренты не дремлют и тоже все просчитывают. В общем, быть в условиях рынка преуспевающим бизнесменом – дело очень неспокойное, нервное, требующее большой прозорливости и изворотливости (ума), а также смелости (ибо есть шанс не только разориться, но и получить пулю киллера). Но если все сложится благополучно, то в принципе можно таким вот своим трудом (трудом своего ума и таланта) стать очень богатым человеком. Но есть отдельные (и даже довольно многочисленные) граждане, которые ничего такого и знать не хотят. Они видят только результат – раз человек во много раз богаче меня, значит, он нагло присваивает себе результаты чужого (в том числе моего) труда, ибо разбогатеть иначе, чем украсть, невозможно. А попробовать самим разбогатеть, не воруя, таким гражданам не хочется, ибо хлопотно. Легче требовать, чтобы богачи просто раскрывали перед ними свои бумажники. Так кто здесь настоящий присваиватель чужого? Общество с рыночной экономикой в противовес социалистическому – это не общество уравниловки в доходах, а общество равных стартовых возможностей добиться доходов. Между прочим, такие возможности в принципе есть и у Вас. Возьмите в банке кредит (для чего сумейте убедить банкира в высокой выгодности Вашего будущего дела), купите все необходимое, постройте завод или магазин, наймите персонал и, развернув производство или торговлю, разбогатейте на этом и расплатитесь за кредит. А став богатым или «сверхбогатым», не забудьте открыть пункт по раздаче своих денег тем, кто не захотел сам заниматься бизнесом, а предпочел клеймить богатых и требовать от них делиться с бедными. Но помните, что успех Вашего дела будет полностью зависеть от Ваших способностей и таланта, которые либо сделают Вас богачом, либо, в случае их отсутствия, приведут к разорению. В этом будет Ваш риск.

К. Для того, чтобы иметь возможность присваивать результаты труда других членов общества и удерживать их, власть имущие пользуются услугами военно-полицейских организаций. Кроме того, право присваивать себе имущество, деньги, средства производства и народные богатства было обосновано идеологически – религией и закреплено юридически. Следствием этой социальной несправедливости являлось и является сегодня глубокое экономическое и финансовое разделение двух групп населения – небольшого слоя власть имущих и большей части населения – простых граждан.

Г.Ш. Вы забыли, что есть люди, просто богатые, но не у власти. Их-то куда отнести? В «простые» они тоже вроде не годятся. И разве армия и милиция существуют для защиты интересов только власть имущих. И вообще, кого следует относить к власть имущим? Всю вертикаль власти до самых низов или считать, начиная с какого-то уровня, что те, кто ниже - простые, потому что они хоть и у власти, да зарплата маленькая.

К. В человеческом обществе постоянно идут процессы самоорганизации, носящие демократический характер – постепенного, но неуклонного выравнивания имущественного положения граждан.

Г.Ш. Представление о демократии как «выравнивании имущественного положения граждан» – из арсенала апологетов т.н. «социалистической демократии». Печальный советский опыт показал, что оно неверно и просто не имеет отношения к настоящей демократии.

К. Со временем власть имущие поняли, что надо не стремиться к сверхобогащению, а делиться с рабочими и крестьянами.

Г.Ш. При рыночной экономике «дележ» каждого гражданина (в том числе очень и супер богатого) с рабочими, крестьянами и вообще со всем населением страны осуществляется через взимание налогов. Чем больше прибыль (доход), тем больше отчисляется в бюджет, из которого берутся средства на государственные зарплаты, больницы, пенсии и другие социальные нужды. Поэтому рыночное государство должно не противиться, а наоборот, быть заинтересованным, чтобы в стране было как можно больше богатых и очень богатых (термин «сверхбогатые» плох своей неопределенностью, ибо у каждого человека свое представление о том, что такое «сверх») бизнесменов, исправно и без утайки платящих налоги. За рубежом неуплата налогов – тягчайшее преступление, за которое надолго сажают в тюрьму, не взирая на лица.

А. Есть мнение, что богатые – благо для экономики страны. Их деньги рано или поздно пойдут на инвестиции в отечественную промышленность. Возрастет число рабочих мест. Так вот, еще в середине прошлого века западногерманский реформатор Людвиг Эрхард написал книгу под названием «Благосостояние для всех». В ней он представил концепцию «социально ориентированного рыночного хозяйства». Суть ее в том, что благосостояние страны, ее будущее развитие зависят в первую очередь не от богатых, а от преобладающего среднего класса, к уровню которого надо подтягивать бедные слои населения. <> Промышленность развивается, когда есть спрос на ее продукцию. Богатые этот спрос не демонстрируют. Отечественные товары в основном покупают люди со средними и низкими доходами. Это первое. Второе. Население должно платить 13% подоходного налога. Однако, если взять всю статистическую сумму доходов граждан и сравнить ее с суммой, которая поступает в бюджет от подоходного налога, вы увидите: по факту люди платят лишь 5,3%. Кто же уклоняется от уплаты налогов? По данным экспертов, от налогов различными способами уклоняются в первую очередь в бизнес-структурах и те, кто получает высокие доходы.

К. Вслед за социалистами-утопистами пытались осуществить идею социальной справедливости большевики-коммунисты.

Г.Ш. А Вы отступили по сравнению с ними на шаг назад и снова ударились в социальную утопию.

К. В основе их идеи лежало представление о том, что всё имущество и богатства государства следует поделить между всеми членами общества. Однако на деле равенства между всеми людьми большевики не допускали. Их крупнейшей ошибкой было то, что, находясь в плену своей классовой теории о противостоянии рабочего класса и крестьянства, они с самого начала стали притеснять крестьян, всячески ограничивая их в правах. Кроме того, они противопоставляли «трудовой народ» – рабочих и крестьян интеллигенции, отодвигая её на последнее место в социальной иерархии. Поэтому в отношении людей умственного труда с самого начала стала осуществляться социальная несправедливость – их труд оценивался гораздо ниже, чем труд рабочих и крестьян.


Г.Ш. Кажется, Вы считаете, что сама по себе большевистская идея «поделить между всеми» была неплоха, но они испортили ее тем, что на деле не допускали равенства, притесняя крестьян и, особенно, интеллигенцию. Выходит, если бы не эти ошибки, то была бы полная социальная справедливость?

К. В результате внутри советского общества не было социальной справедливости: руководящая верхушка – партийная и советская - жила значительно лучше, чем простой народ, как партийный, так и беспартийный.

Г.Ш. Сводить социальную несправедливость в СССР лишь к тому, что партийно-советская верхушка (опять же, выше какого уровня?) жила лучше, довольно наивно. (И что понимать под «лучшей» жизнью, неужели только бОльшую приближенность к «кормушке»? А вот акад. Гинзбург вспоминает, что, испытывая в эвакуации большие материальные лишения, он и его коллеги-ученые, чувствовали себя счастливыми… от занятия наукой). Совершенно забыты сталинские репрессии и ГУЛАГ, с помощью которых поддерживалась относительная «справедливость» для тех, кто оставался в живых и на свободе. А что касается термина «простой народ», то он требует социального и экономического определения.

К. Мало того, что люди мало зарабатывали, так и потратить заработанное было очень трудно, а во многих случаях и невозможно – не хватало продуктов питания и товаров, что вызывало социальные напряжения в обществе.

Г.Ш. А не потому ли не хватало питания и других товаров, что не было рыночной экономики, которая одна лишь способна создавать подлинную заинтересованность в их производстве?

К. Ситуация, при которой одни люди получают во много раз больше денег, чем другие (большинство) является проявлением социальной несправедливости. Физические и умственные возможности у всех людей примерно одинаковы.

Г.Ш. Это – неверное суждение даже с точки зрения биологии.

К. В основу нового понимания ценности результатов труда прежде всего должны быть положены физические и умственные затраты человека (включающие продолжительность и интенсивность труда), потраченного на выполнение какой-то работы.

Г.Ш. О рыночной ценности результатов труда см. выше. А как измерить и сопоставить физические и умственные затраты, например, землекопа и скрипача? И в каких единицах?

К. Необходимо разумное, экономически и нравственно обоснованное ограничение в оплате труда сверху и снизу. Особое значение имеет выбор критерия определения минимальной оплаты труда. Часовая оплата любого труда должна предусматривать такую сумму денег, которая позволила бы при работе в течение полного рабочего дня (в среднем равного 7 часам) иметь средства для не только безбедного, но даже вполне приличного существования.

Г.Ш. Т.е. Вы предлагаете платить всем трудящимся только повременно и только «вполне прилично»? А как стимулировать производительность труда тех, кто оплачивается сдельно? Только при помощи лозунгов?

К. Ни один человек в сверхдоходах не нуждается. Его доходы должны быть необходимыми и достаточными для удовлетворения своих физических и духовных потребностей.

Г.Ш. Каждый человек имеет право сам определить, в чем он нуждается, а в чем – нет. Это одна из важнейших демократических свобод.

К. Каждый человек может иметь приличный дом (квартиру),

Г.Ш. А дворец – запрещено?

К. …средство передвижения (автомобиль, мотоцикл, велосипед).

Г.Ш. А самолет или яхту – запрещено?

К. Но ему не нужны деньги на покупку общественных зданий, крупных фирм, фабрик, заводов, средств производства, островов.

Г.Ш. Но ведь даром ему это не дадут, значит, нужны деньги.

К. Всё это должно находиться в коллективной собственности и принадлежать государству!

Г.Ш. Что получается, когда все это находится в коллективной собственности, мы уже испытали на себе в СССР.

К. Надо лишить людей возможности получения сверхбольших денег, ибо последние могут иметь только криминальное происхождение!

А. Я знаком почти со всеми олигархами, знаю их по 15-20 лет. Безусловно, это способные и ответственные люди, много работающие. И то, что они так несказанно разбогатели, тоже можно понять: оказались в нужное время в нужном месте. И многие из нас, будь на их месте, воспользовались бы этим. <>Отнимать у богатых собственность и доходы – не выход. Надо не перераспределять, а приумножать… Но не будем позволять сверхбогачам за год удваивать свое богатство, установив принятые в рыночном мире налоги, в том числе на собственность. Я предлагаю брать больше налогов с особняков, дорогих «Мерседесов», больших личных участков земли.

К. Государство как система руководства основными сторонами жизни граждан…

Г.Ш. Мы ратуем о построении гражданского общества, когда право государства руководить жизнью граждан будет ограничено демократическими институтами.

К. …должно жестко контролировать доходы своих граждан и не допускать нарушения социальной справедливости – получение ими сверхдоходов. Всё это создаст основу экономической и политической стабильности государства.

Г.Ш. Какую это создает стабильность, мы видели в 1990 г., когда государство было вынуждено ввести талоны, чтобы предотвратить всенародный голодный бунт.

К. Государство социальной справедливости (СС) будет контролировать расходование средств: вложить их в банки, предприятия, различные виды бизнеса, приносящие сверхдоходы, будет нельзя.

Г.Ш. Извините, но такое государство СС - поистине эСэСовское государство (в смысле жестокости)!

К. Основной причиной, по которой государственные предприятия не работают столь же эффективно, как частные (меньше прибыли, меньше продукции) является то, что оплата труда в них (как рабочих, так и инженеров) ниже, чем у частника.

Г.Ш. Здесь переставлены местами причина и следствие. Низкая оплата труда – это следствие неэффективности производства. Советую Вам прочесть статью в "АиФ - Петербург" № 9, 2004 под названием "Женщины, которое "сами с усами". Это яркая иллюстрация, показывающая, как можно в современной России даже бедным вузовским преподавательницам создать совершенно честный бизнес и превратиться при его помощи в самодостаточных, процветающих и богатых деловых женщин, не требующих, чтобы другие, еще более богатые, делились с ними. В той же газете депутат ГД от СПб Оксана Дмитриева сообщает, что, поскольку сейчас в связи с поражением СПС и "Яблока" "интересы ПРАВЫХ ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ избирателей в Думе не представлены", она с коллегами создала партию "Развитие предпринимательства" для того, "чтобы представлять интересы ШИРОКИХ ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ слоев общества". Это тоже подтверждение моих слов, что создание и увеличение личного богатства в условиях современной частнособственнической России не противоречит интересам широких слоев общества, а вполне согласуется с ними. Мне попались также на глаза статьи в "Комсомольской правде" от 16.03.04. Одна называется "Как относиться к богатству?", другая "Богатый богатому рознь". Мне кажется, они могут помочь Вам.

К. История цивилизаций показала, что путь репрессий и гражданских войн ни к чему хорошему не приводит. Насилие порождает насилие! Остаётся путь экономических и политических реформ.

Г.Ш. Вот это верно. По пути реформ Россия и идет. И их цели – не утопические, хотя, видимо, и не безошибочные. Мне кажется, что «власть имущие» свои экономические ошибки видят и хотят исправить.

А. Поставлена задача – за 3 года уменьшить число бедных в 2 раза. Ясно, что необходимо поднять минимальную оплату труда, которая в России в 10-15 раз ниже средней (в США – в 3-4 раза). Кстати, губернатор Московской области Борис Громов, не дожидаясь директив «сверху», взял и установил в области минимальную зарплату не 650 руб., а 2200 руб. Соответственно надо серьезно поднять пенсии, не платя их высокооплачиваемым работающим гражданам. Я пока не вижу, что задача сокращения разрыва между бедными и богатыми поставлена осознанно. Но жизнь заставит сократить разрыв. Без этого страна не сможет развиваться. Надеюсь, что способ это сделать будет найден. И тогда постепенно начнут сглаживаться противоречия между бедными и богатыми, сменится поколение, воспитанное на уравниловке, придет понимание, что судьба каждого – в его руках и что нормально организованное рыночное хозяйство открывает перед каждым путь к лучшей жизни.

Геннадий Шевелев

наверх