Семь распространенных ошибочных взглядов на атеизм

(Лекция по курсу «Светский гуманизм», прочитанная автором 18.10.98 студентам Хьюстонского университета США)

На протяжении веков атеизм был объектом враждебного к себе отношения. В своем произведении «Законы» древнегреческий философ Платон (427 - 347 года до нашей эры) говорил о различных видах атеистов и призывал к применению различных видов их наказания. Святой Фома Аквинский (1225 – 1274) требовал, чтобы неверующие «были удалены из общества путем смертной казни». В своей знаменитой «Доктрине о терпимости» Джон Локк (1632 – 1704) исключает терпимость по отношению к атеистам. Величайшему философу, социологу и ученому восемнадцатого столетия Давиду Юму (1711 – 1776) было отказано в принятии на работу в Эдинбургский университет из-за того, что его подозревали… в атеизме. Всего сто лет тому назад в Англии атеистов могли привлечь к уголовной ответственности за… святотатство. В Соединенных Штатах Америки в середине прошлого, ХХ-го, столетия атеизм считался враждебным общественным явлением и в этом плане отождествлялся с подрывной коммунистической деятельностью. Даже в настоящее время в общественном мнении насаждаются, а иногда и доминируют ошибочные представления об атеизме.

Наиболее распространенными среди них являются следующие:

1) Atheism implies that life is absurd or meaningless. Атеизм связан с представлением, что жизнь не имеет смысла, абсурдна.

2) Atheists, since they lack a conception of heaven or hell, have no motivation to be good. Атеисты не признают существования посмертного рая и ада, поэтому у них нет мотивации к добродетельной жизни.

3) Atheism is an impossible doctrine. Атеизм - несостоятельное учение. Атеистам следовало бы доказать несуществование рая и ада, но всякое отрицательное суждение в принципе недоказуемо.

4) Atheists, agnostics, and other nonbelievers are a tiny minority, a "fringe group" within the overall population. Атеисты, агностики и прочие неверующие представляют собой крошечное меньшинство, «периферийную группу» в составе населения Земли.

5) Atheists are intolerant. Атеистам чужда терпимость по отношению к верующим.

6) Atheism undermines patriotism and good citizenship. Атеизм – это мина замедленного действия под патриотическими настроениями и добропорядочной гражданственностью, поэтому атеизм подрывает основы американской цивилизации.

7) Atheists are guilty of scientism, the deification of science. Атеисты повинны в сциентизме, культе науки.

Большинство из перечисленных предрассудков по отношению к атеизму распространено, главным образом, среди необразованных и полуобразованных людей. Третий, по порядку перечисления, предрассудок, типа своеобразного интеллектуального гамбита, особенно популярен среди 18-20 – летних полузнаек, которые прослушали одну или две поверхностные темы по философии или перенасытились чтением выступлений велеречивого проповедника Джоша МакДауэлла (Josh McDowell). Остальные предрассудки разделяются даже единицами довольно образованных и, казалось бы, здравомыслящих людей. Я рассмотрю эти предрассудки по порядку, один за другим.

1. Считает ли атеизм, что жизнь абсурдна?

Философ и видный христианский апологет Уильям Лейн Крейг (William Lane Craig) именно так и утверждает. Для атеиста, проповедует он, жизнь человека – только миг времени перед вечной могилой:

«Если Бога нет, - пишет он, - то человек и Вселенная неизбежно обречены на исчезновение. Человек, как и все биологические существа должен умереть. Без надежды на бессмертие человеческая жизнь ведет, в конечном счете, к могиле. Его жизнь – только искорка в бездне темноты, вспышка, которая мгновенно озаряет и тотчас навеки угасает. В сравнении с бесконечно длящимся временем жизнь человека представляется бесконечно малой величиной. И это та единственная для него жизнь, которую он знает… Хотя я осознаю, что сейчас я существую, живу, я знаю, что однажды перестану существовать, меня не будет, я умру. Эта мысль угнетает и пугает меня. Знать, что существо, которое называется «Я», перестанет существовать, что меня больше не будет – невыносимо!»

Мне трудно комментировать процитированные слова христианского апологета. Они, по моему первому впечатление, предназначены для эгоистов и произносятся монументальным эгоистом. В самом деле, в процитированных словах слышится нечто чудовищно эгоцентрическое, вынуждающее думать о том, что моя жизнь имеет такое исключительно важное трансцендентное значение, что ее, в силу этого, надо изъять из системы тех процессов и законов, которые повсеместно и неизбежно происходят во всей Вселенной, и успокоится только тогда, когда убедишь себя в том, что твое «Я» выживет и тогда, когда уже не будет ни планеты, ни звезд, ни галактик, ни самой Вселенной. Тем, кто, в самом деле, обеспокоен всеобщей смертью Вселенной, я бы посоветовал: «Прими и со смыслом проживи ту жизнь, которую ты уже имеешь в настоящее время».

Следует сказать, что предпосылка рассуждений христианского апологета крайне сомнительна. Почему жизнь должна иметь смысл только в том случае, если она вечная? А почему нельзя исходить из противоположной предпосылки и говорить: поскольку жизнь временна, то в рамках ее протяженности мы должны использовать все, чтобы наполнить ее содержательным смыслом? Зная, что наша жизнь временна, мы можем сделать единственный вывод: поскольку каждый из нас имеет в своем распоряжении ограниченное число годов, дней, часов и минут, то мы должны стараться наполнить все отрезки жизни смыслом, т.е. использовать их для приобретения знаний о том мире, в котором мы живем, на сострадание к страждущим, на любовь к друзьям и семье, на приобретение трудовой профессии, на борьбу со злом и мракобесием и, конечно же, на удовольствия от секса, от телепередач, от пиццы, от игры в мяч и ото всего того, что доставляет нам здоровые человеческие радости.

Что может возразить доктор Крейг против тех из нас, кто использует время своей жизни на заполнении его перечисленными поступками и удовольствиями, которые в совокупности образуют парадигму осмысленной жизни? Он мог бы сказать, что мы дурачим сами себя якобы приятными и полезными для общества и нас поступками, что мы только думаем, что наша жизнь осмысленна, в то время как она фактически является бесцельной и абсурдной. Я затрудняюсь чем-либо возразить тому, кто считает мою жизнь бессмысленной, когда она для меня самого, по моим убеждениям, полна значительного и возвышенного смысла. Я подозреваю, что апологет христианства Крейг и ему подобные умышленно запутывают и затемняют понятие «Значение и смысл жизни» для того, чтобы уклонится от серьёзного разговора на эту тему с атеистами. Я убежден, что попытка отрицать наличие смысла жизни в концепции атеизма является только показателем умышленного невежества богословов и чистосердечного неведения верующих.

2. Может ли быть добродетель без прелестей рая и ужасов ада?

Бертран Рассел (1872 – 1970) еще на заре своей научной и общественной деятельности сказал, что каждый, кто задается таким вопросом, не понимает, что такое добро и зло. С моральной точки зрения добрые поступки не могут иметь каких-то прельщающих или угрожающих побудительных мотивов. Наказания и награждения уместны в педагогике, в уголовных делах, но не в морали. Разве наградой за мораль не выступает само благочестие, без всякого там кнута или пряника? Кнут и пряник – это уже принуждение, это уже соблазн. При боязни кнута и при соблазне пряником должно быть стыдно заводить речь о морали.

Возможно, было бы слишком оптимистично ожидать, что люди станут добрыми без поощрения и наказания. Что может ответить атеист человеку, который на призыв поступать хорошо спрашивает: «А что я буду от этого иметь?». Что следует предложить такому человеку взамен прелестей рая?

Атеист может, к примеру, сослаться на учение древнегреческого философа Аристотеля (384 – 322 года до нашей эры), которые жил и творил задолго до появления Нового Завета. Философ и ученый сказал, что человек – это «общественное животное» (zoon politikon), а вне общества могут жить только звери и боги. Отшельники встречаются очень редко, все они без исключения являются или социопатами1, или религиозными фанатиками. Наша жизнь наполняется смыслом только при личном общении с другими людьми. Жизнь, полную смысла, Аристотель, а за ним и мы все, называем счастьем. Так вот, счастье (евдемония), по Аристотелю, достигается только через «упражнения в добродетелях».

Почему надо быть добрым? Потому что, будучи добрым, живя благочестиво, мы ступаем на ту единственную дорогу, движение по которой актуализирует наше поведение, позволяет реализовать свое предназначение и таланты, наполняет нашу жизнь подлинным смыслом. Придерживаясь добродетелей, мы поддерживаем такие социально важные отношения в дружбе, семье, обществе, без которых наша жизнь протекала бы в одиночестве, бедности и злоключениях, была бы дикой и непродолжительной. Великодушие, которое уравновешивает крайности скаредности и расточительности, продвигает нас к счастливой жизни.

Но не ошибался ли Аристотель в своих утверждениях? Разве злые не бывают часто счастливее добрых? И разве не остается добродетель порой невознагражденной? Не видим ли мы в жизни таких извращений, которые совершаются потому, что «ни одно благое начинание не остается безнаказанным»?

Воистину, жизнь несправедлива. Добрые часто страдают, а преступники часто спокойно умирают в глубокой старости, богатыми и закоренелыми во зле. Практика не позволяет утверждать, что аморальные люди всегда несчастны или хотя бы становятся таковыми в конце концов. Конечно, тюрьма по некоторым из них плачет. Но если достаточно хитрым, изворотливым преступникам и удается избежать тюрьмы, то все равно жизнь у плохих людей - плохая. Они могут окружить себя подхалимами, но у них никогда нет и не будет искренних друзей. Они могут купить себе секс у проституток или набрать себе трофейных жен, но они вряд ли испытают возвышенное чувство любви. Их соседи будут говорить с ними нехотя, а их дети откажутся от них. Они могут быть богатыми и окружать себя толпой прислужников, но умрут в одиночестве.

Спектр вечных наказаний атеисты не принимают в счет, но они могут дать убедительный ответ тем, кто спрашивает: «Кто, как и чем вознаградит нас за нашу добродетель?». К тому же, все запугивания проповедников адским огнем и кипящей смолой не принимаются верующими всерьез, и статистика показывает, что плохих людей и преступников среди верующих никак не меньше, чем среди неверующих. Неурядицы и несчастья земной жизни для верующего и неверующего являются более действенными мотивами для воздержания от зла, нежели страх перед загробными муками.

З. Атеизм как «голое отрицание»

Скороспелые критики нередко обвиняют атеизм в том, что он «тщится» доказать негативное утверждение о «несуществовании бога», тогда как любые отрицательные суждения недоказуемы. Отсюда делается вывод, что атеизм является несостоятельной и абсурдной доктриной.

Прежде всего, следует отметить, что негативные суждения, если они соответствуют действительности, доказуемы и притом убедительно доказуемы. Еще древнегреческий математик Евклид, живший в третьем веке до нашей эры, убедительно и просто доказал, что не существует самого большого числа. Я могу доказать, что мой велосипед не может реагировать на светофор и оглядываться по сторонам, когда я еду по опасной дорожке или на перекрестке.

Что касается суждения «Бог и другие сверхъестественные существа не существуют», то может ли это быть доказано? Нет! Я не могу дать самым упорным скептикам и агностикам, даже если они считают себя атеистами, рациональное доказательство того, что не существует Зевса, Одина, Яхве, Кветцакоатля и тому подобных богов, которых ныне за богов никто не признает и им не молится. Я не могу сделать это подобно тому, как не могу доказать далеким от зоологии людям отсутствие в природе библейского единорога. Ибо даже не всякие разумные верования покоятся на рациональных доказательствах. Мы отрицаем существование многих воображаемых вещей в силу того, что эти несуществующие вещи никоим образом не проявляют признаков своего существования. Почему мы, например, не верим утверждениям Аристотеля о существовании Перводвигателя Вселенной, его “учению” о геоцентрической системе устройства Вселенной? Потому, что уровень современных естественнонаучных знаний доказал отсутствие этого Перводвигателя и ложность (“отсутствие”) геоцентрической системы Вселенной. Это же относится и к проблеме несуществования богов. Атеист просто не видит причин, в силу которых надо вспоминать Бога при объяснении каких бы то ни было аспектов действительности. Ведь у нас есть научное объяснение, и наука доказала, что только она в состоянии дать нам достоверное объяснение того, что есть и чего нет на самом деле. Если же и сейчас есть явления, причины которых нами не обнаружены, то и в этом случае атеист не видит, почему надо использовать Бога для закрытия “дыр неизвестного”2.

Оппоненты атеизма соглашаются с тем, что не существует Зевса, Одина, Кветцакоатля и других богов древних религий. Но, полагают они, существует так называемый теистический Бог, которому приписываются предикаты Духовности (Внематериальности), Вечности, Всемогущества, Разума, Совести, Добропорядочности, Мудрости и прочих положительных антропопатических свойств. О таком Боге пишут в своих трактатах богословы христианства, ислама, иудаизма, его принимают религиозно настроенные ученые и философы. Этот Бог, как и его предшественники - нетеистические боги, является плодом естественной эволюции и развития религиозного мировоззрения, плодом творчества воображения. Но этот теистический Бог не существует так же, как не существовали боги умерших религий. Против его существания убедительно свидетельствует наличие в мире множества бессмысленных вещей, катастроф, страданий и зла. Если он есть, если Всемогущ, Разумен и Мудр, то почему устроил мир так беспомощно, так негармонично, с таким неисчерпаемым изобилием страданий и зла? Значит, нет Бога Всемогущего, нет Бога Доброго и нет Бога Мудрого, то есть – не существует теистического Бога.

А

потому тем, кому трудно “переваривать” тему несуществания Бога, все-таки следует признать, что свидетельств несуществоания Бога - много, а свидетельств существания - нет. И если уж Вы не можете обойтись без веры, то у Вас всегда больше оснований верить в отсутствие Бога, чем в его существование. Во всяком случае, атеизм, отрицая существание Бога, оказывается прав даже в том случае, когда кому-то может показаться, что для этого нет какого-то еще дополнительного, “решающего” основания.

4. О мизерном меньшинстве атеистов

В газете «Houston Chronicle» опубликована статья, в которой утверждается, что атеисты – это маргинальная группка, мизерная часть населения США. Это заявление провоцирует читателя на «самостоятельный» вывод: если, мол, в США имеется всего несколько сотен или тысяч атеистов и агностиков, то к ним надо относится как к ненормальным, больным, экстремистам или инопланетянам. Аргументация авторов строится на ложном логическом принципе «ad populum» - аргументация мнениями и чувствами людей. Но истина никогда не определяется количество верящих в нее людей. Ведь когда-то все поголовно верили в то, что Земля плоская и четырехугольная.

Но обратимся к статистике, чтобы увидеть, насколько атеисты маргинальны и каково это «мизерное меньшинство» граждан США. Согласно недавнему опросу всемирно известной компании Геллап, 96% взрослых американцев говорят, что они верующие. Огромное большинство этих людей называет себя так потому, что они признают себя верующими в Бога теистического, как правило - христианского или иудаистского. Конечно, есть и значительное число приверженцев религии «Новая эпоха» (New Age) и ей подобных, которые в своих верованиях в Бога значительно, а то и в корне отличаются от теистов. Для них Бог - «нечто, что находится в самом человеке». Царство божие и сам Бог, - интерпретируют они слова Иисуса Христа, - «внутри нас есть» (Луки, 17:21). Существует также много унитарианцев и других «либеральных» христиан, которые называют себя верующими, но самого Бога интерпретируют как метафорическое выражение, имею о нем так называемые демифологизированные представления. Одним словом, многие из тех, кто причислил себя к верующим, тяготеют к атеизму или, в крайнем случае – к агностицизму.

Давайте примем, исходя из сообщения «Houston Chronicle», что только 4% взрослого населения США не верит в Бога3. Население в США в 1997 году составило 265 миллионов человек, из них взрослых, старше 20 лет, - 189 миллионов. 4% от 189 миллионов составляют 7,5 миллионов человек. А согласно данным за 1997 год в США насчитывалось 8,5 миллионов методистов. Таким образом, число атеистов по подсчетам газеты примерно равно числу методистов – второй по численности протестантской церкви в США. Но ведь никто не говорит, что методистов в США мизерное количество, что они представляют незначительную маргинальную группку.

Конечно, США имеют печальную славу одной из наиболее религиозных стран мира. А потому, если мы попытаемся установить процент неверующих в масштабах всего мира, то он, к огорчению апологетов христианства, будет больше. Но если даже 1% населения Земли не верует в Бога, то и это составяет свыше 60 миллионов человек. При этом только в Китае и Японии десятки и сотни миллионов граждан в Бога не веруют4.

5. Действительно ли атеисты нетерпимы к верующим?

Лет десять тому назад я опубликовал статью, в которой попытался отвести наветы на атеизм христианского апологета Дж. П. Моурленда (J. P. Moreland). Я напоминал ему, что атеисты не останавливают людей на улицах для увещевания в правоте своего атеистического мировоззрения, не посещают школ для вручения ученикам своих трактатов, не стучаться в двери граждан с напоминанием об Армагеддоне, Пришествии Христа и Страшном суде. Атеисты в теории и на практике исповедуют принцип либерализма «Живи и давай жить другим», и, в отличие от грубого усердия религиозных фундаменталистов, не занимаются прозелитизмом.

Моурленд ответил, что он «только несколько преувеличил», приписывая атеистам нетерпимость. Выходит, что я преувеличил его преувеличение. Но я с грустью должен признаться, что столкнулся потом с отдельными фактами действительно грубых и оскорбительных по отношению к верующим выступлений атеистов. Некоторые из них испытывают удовольствие от того, что начинают критиковать совершенно безвредные религиозные заблуждения. И я потом вынужден был публично признать, что некоторые атеисты в дискуссиях с верующими действительно опускаются до примитивного и грубого уровня пропагандистов Библии.

А вообще-то, являются ли атеисты нетерпимыми по отношению к религии?! Но прежде всего спросим себя: что значит «нетерпимость к религии»? Нетерпимый ли я лишь потому, что нахожусь в оппозиции к богословской концепции креационизма? Или нетерпимый, поскольку не одобряю молитвенных ритуалов в школе? Или только потому, что выступаю против использования собственности общественных или государственных организаций для пропаганды религии, против использования налога всех граждан страны - верующих и неверующих, христиан и не христиан, теистов и не теистов - для поддержания тех или иных конкретных церквей, сект, религиозных учреждений и заведений? Если все это свидетельствует о моей нетерпимости, то тогда я не отказываюсь от того, что я нетерпимый, ибо во имя религии нарушаются мои права, попирается мое личное достоинство и меня грабят в пользу веры в Бога, которую я не разделяю.

Никогда не надо забывать, что те, кто громче всех кричит о нетерпимости атеистов, сами являются непревзойденными образцами нетерпимости к инакомыслящим. Не будем сейчас вспоминать хорошо известные всем исторические примеры, как и всю историю результатов религиозной нетерпимости. Прислушайтесь к воплям современных религиозных лицемеров, призывающих «любить гомосексуалистов», но всей душой ненавидеть «грех гомосексуализма»; со всех сторон клеймящих позором увеселения и клянущихся в жаркой любви к тем, кто увеселяется грехом. Религиозные фундаменталисты из клана Эрика Хоффера (Eric Hoffer) объявили, что только они имеют «уровень ментальности – 100%». «А если вы не поддерживаете Ерика Хоффера, то у вас этих 100% ментальности, определенно, нет, - заявили они. - В таком случае вы неполноценный, вы, буквально, продали свою душу диаволу!». В глазах этих людей чертовски трудно добиться аттестации толерантного человека.

6. Могут ли атеисты быть лояльными гражданами?

Фундаменталисты и апологеты религии отрицают существование лояльных граждан США из числа атеистов на основании того, что наше государство основано на христианских принципах. На это обвинение можно ответить одновременно и «да», и «нет». Не обращаясь к слухам, могу сказать, что в самом деле нелояльные атеисты есть, хотя и в единичных случаях. В целом же, неверующие наряду с верующими принимают активное участие во всех положительных и отрицательных аспектах гражданской жизни страны, включая службу в армии и работу в судебных учреждениях. Они, как и все, платят налоги, борются за повышение своего благосостояния, воспитывают детей, вносят деньги на благотворительную деятельность, тратят свое время, работая волонтерами. И вообще нет никаких признаков того, что атеисты менее уважаемые честные люди, труженики и патриоты, чем и все остальные граждане страны.

Но не является ли сам атеизм антиамериканской идеологией, которая противоречит христианским основам американского общества? Лучшим ответом на этот вопрос будет встречный вопрос: «А что такое христианские основы?» Конституция Соединенных Штатов - полностью светский документ. В ней абсолютно нет ничего такого, что требовало бы строительства жизни граждан на религиозных основах. Известно, что оппозиция процессу ратификации Конституции США исходила только от религиозных групп, которые считали этот документ «безбожным».

Но не основана ли вся концепция демократии, человеческих прав, человеческого достоинства на христианской традиции? – Нет! Концепция демократии впервые была составлена в древней языческой Греции. Концепция прав человека является продуктом деятелей Просвещения, которые выступали против христианских взглядов, призывавших уничтожать всех тех, кто откажется от христианской церкви или секты, христианской религии вообще. А что касается достоинства человека, то оно основывается на понимании того, что человек ценнее христианского учения об осуждении всего человечества на вечные муки в аду.

7.Об обоготворении науки атеизмом

Обоготворяет ли атеизм науку? Виноват ли атеизм в сциентизме? Как и в случае с рассмотрением вопроса о нетерпимости атеизма, на вопрос об сциентизме атеизма я хочу дать ответ от себя лично.

Я расцениваю науку как самый благородный продукт деятельности человека и всего человечества. Усилия в познании Вселенной перед лицом религиозного обскурантизма – это решение очень важной задачи, которая заслуживает всяческой похвалы. Далее, я считаю, что наука является разумным и прогрессивным занятием, которое позволило осветить много из тех вещей и явлений, которые скрывались от нас под завесой неизвестного. Я всеми фибрами души противлюсь так называемому постмодернизму, пытающемуся дискредитировать научные открытия как, якобы, только «социальные конструкции» и опорочить научные методы познания, как, якобы, только «произвольные правила игры». Я отвергаю релятивистскую гносеологию, которая пытается представить науку как, якобы, только один из методов познания в одном ряду с познанием в поэзии, богословии или мифологии полинезийских аборигенов. Я также отвергаю «размышления» так называемых антиреалистических философов, которые запрещают науке говорить о том, «что и как есть на самом деле», и ограничить себя только приблизительным эмпирическим описанием изучаемых вещей и явлений. Если мои самопризнания служат основанием обвинять меня в сциентизме, то я без возражений, с радостью принимаю это обвинение.

Но все же я прошу не считать науку единственной ценностью в жизни человека. А есть ли другие, кроме науки, «пути приобретения знаний»? Не говорят ли иногда ученые, а за ними и атеисты, что, кроме науки, у нас нет иных путей и методов познания действительности?

Я когда-то изучал эти «другие пути познания». Что это за пути? Откровение? Я, конечно, не могу априорно отрицать возможность откровения. Марк Твен был прав, сказав, что «откровение для тебя может оказаться только слухом для меня». Дело в том, что сообщаемое мне откровение должно быть достоянием и других, тех, кому я сообщаю свое откровение. Откровение должно быть убедительным для других, для общества и стать общественным знанием. Интуиции, просветления и мистические озарения на личностном уровне игнорировать не следует. Ученые часто говорят о чем-то подобном в процессе поиска ими истины. И если эти, скажем, откровения показывают нам истину, то глупо бы было отрицать их. Но интуиция, просветление и мистические озарения запросто могут вводить человека и общество в заблуждение. К тому же, для убеждения других в действенности откровения нельзя аргументировать субъективным переживанием, настроением типа: «Я слышал, как Бог мне вот это говорил»; «Я чувствую, что истина заключается вот в чем» и так далее. Переживания субъективны, а истинные знания должны говорить нам о действительном положении вещей и процессов. В конечном итоге, являемся мы учеными или не являемся, - это всегда зависит от того, способны мы или нет до конца применять соответствующие научные методы исследования в процессе изучения той или иной проблемы. Но в вопросе о методах научного исследования нельзя провести строгую линию, отделяющую научный метод от вненаучного. Наука совершенствуется, а вместе с ней совершенствуются, обогащаются и обновляются методы научного исследования, о чем спорят между собой ученые, философы и атеисты.

В заключение разрешите выразить убеждение в том, что я, худо-бедно, справился с темой своей лекции. Я старался, хотя мои разъяснения вряд ли удовлетворят и переделают тех, кто считает атеизм скандальным и неприличным явлением. Отношение многих к атеизму, конечно, продиктовано политическими, идеологическими или просто мировоззренческими факторами, побуждающими отрицательно относится к атеизму. Но людям доброй воли и незашоренной души атеизм, возможно, начнет видеться не как экзотическая или экстремистская доктрина, а как один из разумных путей по долине радостей, потрясений и слез, называемой жизнью.

Кейт М. Парсонс

Перевод интернетовской версии –
Евграф Дулуман

Литературная правка перевода –
Геннадий Шевелев

1 Психически больными ненавистью к обществу (Прим. переводчика).

2 Повторяя своих атеистических предшественников, А.В. Луначарский говорил: «Бог – это затычка к дыре неизвестного». (Прим. переводчика).

3 На «Атеистическом сайте» было опубликовано исследование состояния религиозности в различных странах мира. В США, например, насчитывается до 10% убежденных атеистов и 10-15% агностиков. Всего неверующих в США насчитывается сейчас около 40% взрослого населения. (Прим. переводчика).

4 В Британской энциклопедии за 2002 год приведена сводная таблица количества последователей различных религий, а также неверующих и атеистов. Если свести воедино неверующих и атеистов да прибавить к ним тех, кто соблюдает религиозные обряды лишь как дань традиции, то они превзойдут по численности последователей ислама – второй из наиболее распространенных религий мира. (Прим. переводчика).

наверх


Отдых в Тайланде, горячие путевки в Тайланд