Что каждый журналист должен знать о науке, а каждый ученый - о журналистике

Спросите ученых, легко ли им общаться с журналистами, а потом спросите журналистов, легко ли им общаться с учеными. Среди ответов вы наверняка услышите жалобы, мол, нелегко порой бывает. Ученые обвиняют журналистов (речь не идет о научных журналистах) в некомпетентности, погоне за сенсациями, пренебрежительном отношении к предмету. Журналисты тоже выдвигают претензии: ученые не хотят рассказывать о своих исследованиях, не любят журналистов, если объясняют, то очень туманно, нерусскими словами. Эмоции, скажете. Но что их вызывает?

Разговор глухого с немым

Кто-то считает, что проблема общения ученых и журналистов – надуманная, необъективная. Просто данные конкретные люди не умеют общаться, а воспитанные люди всегда найдут общий язык. Не спорю, бывают трудности и такого рода, но чтобы высветить реальную проблему, проведем мысленный эксперимент. Представим себе, что общество населено высококультурными, исключительно вежливыми людьми. Звонит такой журналист ученому и по всем правилам хорошего тона просит его об интервью, а ученый опять же с соблюдением всех формальностей вежливо и культурно отказывает, мол, не хочу и все, не вижу смысла. Общение не удалось, статья не готова, информация в общество не проникла.

Другой сценарий. Допустим, в глухой тайге упал метеорит или в городе под землю провалился дом. Журналисту надо знать мнение специалиста, он снимает трубку и звонит… в первом случае туристам-дилетантам, а во втором – диггерам. Не ученым, не в институт, а людям, никак не связанным с наукой, но то и дело мелькающим на ТВ. Статья вышла, сполна снабдив общественность слухами и домыслами.

Очевидно, что причина, по которой контакт между ученым и журналистом не состоялся в придуманных мной ситуациях, коренится не в ошибках воспитания. Ученый, который не видит пользы от общения с журналистом, считает интервью и комментарии пустой тратой времени, своими руками готовит плацдарм для лженауки в СМИ. Журналист все равно найдет человека, который ответит на его вопросы, например, о магнитных бурях, и хорошо еще, если это окажется другой ученый. А если нет? Значит, заинтересованность ученых в контактах с журналистами – это один из факторов, который помогает делать качественные публикации и передачи о науке.

С другой стороны, мы видим журналиста, который очень хорошо умеет писать, быстро находит интересные сюжеты, но просто не знает, кому задать вопросы, если дело касается научных проблем. Он уверен, что диггер – это специалист по наукам о Земле, а турист с любительским телескопом – эксперт в астрономии. Это говорит о научной безграмотности журналиста, об отсутствии у него даже элементарных знаний, необходимых, чтобы писать о природных явлениях и науке. Если журналист совершенно не разбирается в науке, не знает ее современных проблем, как работают ученые, как выглядит научная лаборатория, то лучше пусть он составляет ресторанные рейтинги.

Уж если встретятся для интервью такой незаинтересованный ученый и такой неграмотный журналист, то получится, скорее всего, у них разговор глухого с немым. А удовлетворительный для обеих сторон контакт возможен при одном необходимом, но, увы, недостаточном, условии – если собеседники представляют себе цели, методы и особенности работы друг друга.

Что каждый журналист должен знать о науке

"Поймите, нет какой-то отдельной научной журналистики, так же как нет балетной журналистики или страховой журналистики", – убеждал меня один коллега. – "Журналист должен уметь писать на любую тему одинаково хорошо". Согласна. Существует множество изданий и программ, где журналист освещает сразу несколько тем, среди которых и наука, у него нет времени штудировать научные монографии, пролистывать научную периодику и вести долгие беседы с академиками. Тем не менее, сегодня он рассказывает про сверхпроводимость, а завтра про магниторезонансную томографию. Значит, что-то о науке и ученых он знать все-таки должен?

Коллега из "Франс Пресс" рассказывала мне, что в их агентстве принято каждые два-три года переводить корреспондента с одной тематики на другую, никаких дополнительных тренингов журналисты не проходят, просто "ныряют с головой" в новую для них область. Она сама, например, только год "сидит" на науке. После посещения лаборатории по наноматериалам у француженки вырвалось: "С ума сойти! Как сложно!". Еще бы, это и для меня сложно с моим университетским естественнонаучным образованием, что уж говорить о человеке, "не нюхавшем" науки.

В этом "С ума сойти! Как сложно!" отражена вся сущность современной науки, и не удивительно, что журналисты боятся ее, как огня. Темы выбирают полегче, стараются все упростить до предела, опустить подробности, представить сложное многолетнее исследование, где было множество проб и ошибок, прозрений и догадок, в виде упрощенной схемы: "Ученые открыли, что…" или "Найдено лекарство от рака". Чем дальше уходит наука, тем сложнее ее понять неспециалистам – "о чем это ученые толкуют?", "какие еще нанотехнологии?". Почитайте выпуск американского журнала фонда Неймана, полностью посвященного научной журналистике (www.nieman.harvard.edu/reports/02-3NRfall/02-3NRfall.pdf). Там каждая третья статья – жалоба: как тяжело нынче писать про науку, какие сложные пошли исследования и как неохотно ученые об этом рассказывают, а если рассказывают, то ничего не понятно.

Сложно? Конечно. Но чтобы правильно отражать результаты научных исследований в СМИ, журналист должен знать о них чуть больше тех, для кого он пишет статью, то есть заниматься самообразованием, причем непрерывно, иначе за наукой не поспеть. Читать научно-популярную литературу, особенно по острым проблемам науки: генетика, биоинженерия, космос и др. Это дает владение темой и терминологией. Полезно время от времени окунуться в атмосферу исследовательской лаборатории, подержать в руках гироскоп, залезть в барокамеру, позвенеть пробирками, погладить морского ежа, поглядеть в микроскоп на амебу. Надо чаще общаться с учеными, расспрашивать их о работе, посещать научные конференции, семинары, публичные лекции. По-моему, журналист, который пусть не специализируется на науке, но хотя бы иногда пишет о ее проблемах, должен следить за научными исследованиями и непрерывно повышать свое образование в этой области.

Вот что еще каждый журналист должен знать о науке помимо ее невероятной сложности. Бойс Ренсбергер (Boyce Rensberger), директор программы для научных журналистов при Массачусетском технологическом институте (МТИ), США, перечисляет:

1) нет единого научного метода. Всякая хорошая наука работает в условиях постоянной дискуссии, научная истина вырабатывается в споре. Избегайте предубеждения, штампов, стереотипов, они могут ввести вас в заблуждение;

2)

неуверенность, неоднозначность в формулировках – это признак научной честности. Это стимул для ученого продолжать исследования. Современные работы очень неоднозначны и часто заходят в тупик;

3) наука требует доказательств, всегда найдется доказательство лучшее, чем предыдущее. Если очевидных доказательств нет, то авторитет ученого не должен вами завладеть. Нет доказательств – не верьте, даже ученому;

4) не стоит спрашивать у ученого, безопасно ли такое-то лекарство или прибор для нашего здоровья. Нет ничего стопроцентно безопасного. Надо всегда оценивать риск и пользу от исследования, найти баланс;

5) журналисты и ученые преследуют одни цели – они хотят знать правду и сделать ее известной другим.

Святая обязанность

Парламент Великобритании, заметив негативное отношение граждан к науке, после долгих дебатов в 1993 году постановил считать сближение науки и общества частью своей политики. Наука стала слишком сложной, реализации научных идей – слишком опасными, люди боятся стремительных успехов науки. Испытания атомных бомб, взрыв ядерного реактора, аварии космических кораблей, "пища Франкенштейна", что дальше? Такими вопросами задаются граждане, такие проблемы обсуждают в СМИ. Какое уж тут сближение!

Вскоре при английском Департаменте науки и технологий создали специальную комиссию, которая принялась разъяснять людям, почему наука важна. Действительно почему? Она позволяет Англии конкурировать на мировом рынке технологий и быть богатой страной. Все чаще стали слышны голоса об обязанностях ученых перед обществом, одна из которых – оповещать людей о достижениях науки, рассказывать, куда приведут нас новейшие технологии, рассеивать ложные слухи и говорить правду об острых проблемах современности.

Но как убедить ученых в необходимости общаться с журналистами? По мнению директора европейского научного пресс-центра «Альфагалилео» (www.alphagalileo.org) Питера Грина, есть четыре причины, по которым ученый должен объяснять широкой публике свои исследования:

1) обязательства ученых перед налогоплательщиками, которые платят свои деньги в бюджет страны;

2) привлечение молодежи;

3) обеспечение богатства страны;

4) участие в дискуссиях по острым проблемам науки.

Все четыре причины напоминают ученым об их связях с обществом, о том, что они не смогут жить в нем спокойно и хорошо, если не будут общаться с публикой, в том числе с журналистами. Строго говоря, вести с общественностью постоянный диалог – святая обязанность современного ученого.

В той же Англии правительственная комиссия каждый год готовит отчет о том, как обстоят дела на этом фронте, хорош ли диалог между наукой и обществом. По моим наблюдениям, диалог этот неплох. Во всяком случае, когда я связываюсь с английскими учеными по какой-либо проблеме, то всегда получаю исчерпывающий ответ не позже, чем через 24 часа. Это говорит о заинтересованности ученых в моей публикации о них.

Что каждый ученый должен знать о журналистике

Во-первых, журналистика – это профессия, и как в любой профессии у нее есть свои особенности, правила и секреты мастерства. Поэтому ученый должен доверять журналисту и видеть в нем равного себе собеседника. Существуют целые пособия для ученых, которые позволяют ознакомиться с нехитрыми правилами общения с журналистами и узнать некоторые их секреты. Это дает возможность понять, почему представители СМИ ведут себя так или иначе и почему они предпочитают писать статьи сами, нежели поручать это дело ученому. Приведу несколько положений из пособия "You and the media", составленного Американским геофизическим обществом в 2000 году, разбавляя их собственными комментариями. Полный текст пособия см. по адресу: http://www.agu.org/sci_soc/MediaGuide.pdf

1. Почему журналисты всегда спешат?

Как правило, журналисту надо сдавать материал в определенный срок, и чаще всего срок этот измеряется считанными часами. Если вам позвонил журналист, чтобы взять комментарий о горящем событии, это значит, что ответ ему нужен сейчас, в крайнем случае, через несколько часов, потому что до конца рабочего дня он должен сдать статью.

Совет: перезванивайте журналисту незамедлительно.

2. Почему журналисты просят объяснить им проблему попроще?

Потому что журналисты не в курсе ваших исследований, они не владеют вашей терминологией. Не надо требовать от них невозможного. Научные исследования сейчас очень сложны, они уходят все дальше и дальше от обычного мира, для их описания изобрели специальный язык, непонятный широкой публике. Вспомните, ведь даже ваши коллеги часто не понимают, о чем это вы ведете речь.

Совет: говорите с журналистом проще. Рассказывайте на уровне обывателя без научных терминов и сложных оборотов.

3. Почему журналисты делают ошибки в статьях?

Это оттого, что журналист что-то не понял из объяснений ученого.

Совет: постарайтесь сделать основные положения вашей работы как можно яснее, повторите нужную мысль несколько раз. Поинтересуйтесь у журналиста, все ли он понял, знаком ли ему тот или иной термин, предмет исследований, явление природы, есть ли у него еще вопросы. Не жалейте времени на точное и ясное выражение своих мыслей, вы ничего не потеряете, но избежите недопонимания.

4. Почему журналист пишет статью сам, а не просит об этом ученого?

Потому что писать статьи – это непосредственная работа журналиста, ему за это платят деньги. Во многих изданиях существуют особые требования к текстам, и только журналист, работающий на это издание, знает, как надо сделать материал, пригодным для публикации.

Совет: не делайте за журналиста его работу, он напишет лучше и быстрее вас, просто дайте ему исчерпывающую и ясную информацию.

5. Почему журналисты любят "жареное"?

СМИ – это, в первую очередь, бизнес, и журналист – продавец, который должен продать свои статьи в интересах публики, но при этом он не должен заниматься образованием публики – для этого есть школы и ВУЗы. Цель журналиста – информировать о событии и развлечь публику.

Совет: снабжайте журналиста точной и продуманной информацией в срок.

Еще несколько рекомендаций:

– рассказывайте о своей работе с увлечением. Если вы сами не горите энтузиазмом, то чего тогда можно ждать от журналиста?

– СМИ – это возможность повысить образовательный уровень публики. Не упускайте эту возможность!

– помните, что вас записывают на диктофон, поэтому тщательно продумывайте свои ответы. Не говорите того, что вы не хотели бы увидеть завтра в газете. Если вы сказали журналисту «это не для записи», то убедитесь, что он вас верно понял.

– извлекайте выгоду из разговора с журналистом. Замечайте, какие вещи наиболее трудны для понимания неспециалиста, что интересует репортера больше всего и почему, почему его не "зацепила" ваша гениальная гипотеза и т.д. Этот опыт поможет вам в общении с другими журналистами.

Татьяна Пичугина

наверх


Яхонты сайт