Об освещении в СМИ борьбы РАН с лженаукой

(Выступление перед участниками мастер-класса "Наука в СМИ сегодня", Санкт-Петербург, 4-5.04.03)

Для начала хочу порекомендовать вам книгу академика Э.П. Круглякова "Ученые с большой дороги" (Москва, Наука, 2001). Это мой прямой начальник по Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований. Эта Комиссия была создана при Президиуме РАН после того, как науку лишили не только денег, но и чести, растоптав ее в средствах массовой информации, объяснив, что свора старцев захватила все деньги и отнимает у настоящего эзотерического знания то, что должно по справедливости ему направляться.

А теперь хочу рассказать историю того, как я попал в борьбу с этой самой лженаукой. Приятного в этом мало, так как это очень конфликтная область. Само слово "лженаука" обычно сразу настраивает людей очень агрессивно, потому что некоторые слышат в этом известное клише советского времени - "буржуазная лженаука". Другие считают, что наша борьба - это борьба с генетикой, кибернетикой и т.д., и называют нашу Комиссию "новой инквизицией". Но это неправда, и именно об этом я хочу рассказать.

Сам я в это дело никогда бы не полез, если бы меня не толкнула жизнь. Будучи академическим человеком (я занимаюсь квантовой спектроскопией), я внезапно в начале перестройки попал в кресло замдиректора огромного отраслевого института. Просто тогда такая мода пошла: бросать беспартийных членов Академии на управление. Я попал в должность замдиректора по фундаментальным исследованиям, и ко мне стали приходить разные материалы, которые раньше никогда до меня не доходили, потому что были совсекретными.

Оказалось, что это отчеты, которые получали в основном оборонные министерства от своих контрагентов, и они, по своим правилам, должны были посылать эти отчеты кому-нибудь на рецензию. Для меня это была новость. Но когда я увидел эти отчеты, у меня полезли глаза на лоб, потому что это была дикая ахинея. Я увидел, что это какие-то абсолютно завиральные проекты, которые противоречат всем основам физики, но претендуют, как минимум, на открытия.

Там говорилось, что в ближайшее время, если продолжится финансирование, будет осуществлено моделирование двигателя "летающей тарелки" со всеми его особенностями. Особенности такие: скорость "тарелки" выше скорости света, она становится невидимой и может развивать любое ускорение. Нарушались все законы физики - первый закон Ньютона, второй, третий, все законы сохранения - и сообщалось, что открыты новые силы, новые взаимодействия и т.д. Такие вот сказки, которые вы и сейчас можете часто встретить в СМИ. Но тогда это шло под грифом "Сов. секретно".

Читая эти отчеты, я приходил в ужас и писал, что это полный вздор и надо немедленно уволить всех, кто участвовал в этой работе, и учинить расследование. Но никакой реакции на мои отзывы не было. Я как-то спросил у замминистра, получают ли они их? Да, говорит, получаем, они подшиваются к делу. Тогда я относился к этому очень наивно, но потом узнал, что просто большая часть денег, которая шла на отраслевую науку, шла на то, что сейчас называется "откатом". Тогда это называлось иначе. Потом мне объяснили: "Ты приходишь в министерство и договариваешься, что тебе подпишут карточку на 20 миллионов при условии, что принесешь чемодан налички и канистру спирта". Я сейчас в "Известиях" написал, что с тех пор мало что изменилось.

Тогда я считал, что наши начальники, не имея представления о физике, подписывают такие бумаги просто по незнанию. Но сейчас отношусь к этому гораздо более скептически и думаю, что они прекрасно знали, что делают. Это было не что иное как обычное расхищение государственной собственности в условиях социализма. Особенности социализма для меня тогда формулировались так: можно пустить коту под хвост любое количество денег, чтобы украсть один процент. Например, начальник овощной базы мог сгноить все овощи для того, чтобы что-то списать и присвоить. Сейчас деньги тоже разворовываются, но хотя бы не пропадают. Я считаю, что это уже большой прогресс с точки зрения физических законов сохранения.

А дальше произошли следующие события. Вскоре после того, как я попытался как-то повлиять на политику министерства, я вдруг получил секретное постановление правительства о том, что открывается гигантская работа с размером финансирования, как мне сказал Глазьев, примерно в миллиард долларов (в новых ценах) для внедрения новых сил, лучей и частиц, открытых в секретных лабораториях Советского Союза уже 30 лет назад.

Узнав об этом, я немедленно поехал к министру и попытался объяснить, что этого не может быть, ибо противоречит всем основам физики. У меня были достаточные основания так говорить. Я встречался с руководителями этого направления и убедился, что они представляют какую-то смесь фанатиков, дураков и жуликов. И тогда я, не ведая по наивности, чем это может мне лично грозить, вынес все это дело на собрание Академии Наук. И, став достоянием гласности, вся эта афера порушилась. Мне повезло, что это был 1991 год, когда вообще вся советская власть рушилась. И министерства рушились. В результате, хотя министр вызывал меня "на ковер", на работе меня оставили.

Потом все это как-то исчезло, все фигуранты аферы разбежались. В постановлении Академии Наук было сказано, что это лженаука, что ничего подобного не существует, что всякие свидетельства и отчеты о том, что якобы это давно уже внедряется, являются фальсификацией. Это постановление было принято во внимание, и Центр нетрадиционных технологий при тогдашнем Госкомитете по науке и технике был немедленно распущен. Правда, при этом было заявлено, что я очень преувеличил растраченные деньги, это все пустяки.

Но вот прошло какое-то время, и разбежавшаяся, было, публика стала вылезать уже на рынок, и СМИ стали переполняться всякими поразительными откровениями, в том числе про летающие тарелки, оккультные знания, новые поля и силы, новые "научные" достижения. И это все выносилось в СМИ неизменно с поношением Академии Наук. Причем, в этом принимала участие не только желтая пресса. У нас была тяжелейшая война с "Российской газетой". Там был (говорят, есть и сейчас) некий Эдуард Валентинов, захвативший отдел науки и полностью монополизировавший его. Я совершенно уверен, что он писал оплаченную рекламу. Это была настойчивая реклама так называемых торсионных полей и технологий. Я как физик занимался поисками новых взаимодействий и знаю, что они не проявляются даже на весьма ничтожном уровне малости по сравнению с уже давно известными науке. Поэтому, когда говорится, что мы с помощью торсионных полей можем сбивать вражеские ракеты, устраивать связь во всех средах - под водой, под землей, где угодно, - и эта связь не зависит от расстояний и не требует энергии, я ответственно заявляю, что это полный блеф. Тем не менее, это продолжает звучать в СМИ и даже как-то попадает, минуя любую экспертизу, прямо на столы первых лиц государства. Я слышал, что у нас скоро отпадет необходимость в ракетах, так как возможны "безопорные" двигатели, которые не подвержены ограничениям третьего закона Ньютона и будут отталкиваться "сами от себя", что, конечно, полный вздор.

И все это сопровождается накатом на Российскую Академию Наук. Например, есть в Петербурге некий профессор Синяков, который выступает как прорицатель: с помощью астрологии предсказывает любые беды, правда, в основном задним числом. И вот, когда я дал отрицательный отзыв на его проект, с помощью которого он борется за деньги Военно-морской Академии, он мне доверительно поведал: "Вашу Академию очень скоро разгонят. Это я вам точно говорю".

Но, по-моему, времена как-то изменились. Не знаю, каким образом и почему, но сейчас нам стали предоставлять места на страницах "Известий", "Литературной газеты". И таких чудовищных статей, какие писал тогда Валентинов, сейчас уже вроде нет. СМИ начинают все-таки прислушиваться к настоящей науке. Может быть, просто поняли, что лженаучный вздор не может продолжаться бесконечно. Вы представляете, что означает, что в СССР еще 30 лет назад открыто новое физическое взаимодействие. Это же, как минимум, Нобелевская премия! И вот никто на свете об этом глубоком секрете десятки лет не знал, а теперь о нем вдруг раструбили во все трубы. Интернет буквально завален сведениями о "научных достижениях" рассекреченных россиян. Но не странно ли, что научный мир почему-то никак на это не реагирует? Зато реагируют наши чиновники, от которых зависят деньги для науки.

Последние

наши столкновения с этой публикой связаны с тем, что она стала выползать на международную арену. Недавно мне удалось опубликовать в "Известиях" заметку о том, что болгарская журналистка прислала в наш Физико-технический институт им. Иоффе просьбу о помощи, потому что какие-то аферисты атакуют болгарский бюджет на предмет, скажем так, "втюхивания" болгарам вечных двигателей. Авторы называют их вихревыми генераторами тепла. Вы, якобы, включаете такой агрегат в сеть, тратите, скажем, один киловатт электроэнергии, а получаете взамен несколько дармовых, которые берутся просто из вакуума, который, дескать, является бесконечным источником энергии. Идеи о том, что в вакууме скрыта бесконечная энергия, заимствуются из космогонии. Пока не очень ясно, из чего состоит масса Вселенной, вот жулики и заимствуют эти смутные идеи и немедленно пускают их в коммерческий оборот. С этим-то делом и навалились они на Болгарию, а ее Академия Наук ничего не смогла сказать, потому что ссылались на российских академиков РАЕН Шипова и Акимова, которые якобы доказали, что вакуум - бесконечный источник энергии, откуда можно гнать ее, сколько угодно. В заметке в "Известиях" я написал, что прямая проверка показывает, что это просто вранье, не говоря о том, что это невозможно принципиально. После этого Болгария воспрянула и дала отпор своим "акимовцам". Но она - маленькая страна, поэтому ей легче справиться со своими жуликами. А как справляться с ними необъятной России?

Я говорил в основном о криминальной стороне лженауки. Но она, конечно, очень многогранна: существуют нормальные научные ошибки, но существуют и параноики, существуют люди, которые, прочитав в популярных изданиях о теории относительности, считают, что это вздор, что они лучше понимают в этом деле, тем более, что конкурировать с великим Эйнштейном крайне почетно.

Я в течение примерно 30 лет работаю в редакции академического журнала. К нам примерно два раза в год приходят статьи с опровержением квантовой механики и теории относительности. При этом выясняется, что это ошибки, в общем, нашей научной популяризации, которая, во-первых, представляет эти замечательные достижения как революцию в физике, что не так. Революций в физике вообще не бывает. Физика непрерывно накапливает факты и со временем только достраивает и уточняет саму себя. Во-вторых, популярная литература представляет эти физические теории стоящими на фундаменте каких-то очень старых и ветхих экспериментов. Это заблуждение. Основу, современную доказательную базу квантовой механики и теории относительности представляют все те реализованные следствия этих теорий, которые мы имеем. Вся атомная энергия невозможна без теории относительности. Ни один ускоритель не может работать без теории относительности. Поэтому все формулы теории относительности совершенно бесспорны. Другое дело, что можно говорить об усовершенствовании их логического обоснования, но то, что они верно отражают действительность - это факт, с которым невозможно спорить.

Положение в современной науке радикально отличается от того, каким было лет 50 или 100 назад, когда наука шла по целине и считалось, что нужна некая безумная идея. Это слова Бора, которые повторяют после него сумасшедшие. На самом деле, это очень неосторожная мысль. Безумных идей сколько угодно. Идея должна быть верной. Так вот, наука последние 100 лет непрерывно накапливает факты и знания, и каждое следующее открытие должно обязательно включать в себя предыдущие, оно не имеет права их отрицать.

Например, если вы придумаете какое-нибудь новое межпланетное дальнодействие, то как вы увяжете его с тем, что небесная механика по Ньютону работает с точностью примерно до одной миллионной? Это означает, что если есть какая-то новая сила, то она ничтожно мала по сравнению с известными со времен Ньютона. Тем не менее, поиск новых сил продолжается. На том стоит наука. Она стремится к развитию, но простор для беспочвенных фантазий, увы, сжимается.

На это возражают, что то же самое говорили и в прошлом веке. Да, но в прошлом веке это говорили на основе совершенно другой базы знаний. Например, в начале века географических открытий Колумб, как известно, отправился открывать новый проход в Индию, но так замечательно преуспел, что открыл Америку. А можно ли сейчас представить, чтобы на нашей планете кто-то открыл новый континент? Нельзя, все известно. Развитие географической науки, увы, закончено. Что-то в этом роде происходит сейчас и с физикой. Земная физика известна очень хорошо. Никаких чудес здесь быть не может. Если мы хотим чудес, то должны лезть в окрестности "черных дыр", на границы галактик, на "границу" Вселенной, туда, где действуют совершенно другие, пока неведомые нам силы. Поэтому, когда вы встречаетесь с какой-нибудь сенсацией, что некий петербургский инженер обнаружил, что теория гравитации Эйнштейна неверна, что на самом деле в Бермудском треугольнике есть провалы в гравитации, во времени и во всем остальном, и поэтому там гибнут самолеты, то не надо спешить публиковать это в СМИ. Обратитесь за разъяснениями к любому грамотному физику. Я понимаю, что это очень интересно, повышает тиражи, но надо все-таки думать и о печальных последствиях - люди начинают слепо верить во что угодно. Взять, например, хотя бы эту безумную веру в целителей, экстрасенсов. Это же страшное дело, это очень вредно.

Отклонения от нормальной науки бывают разные. Есть криминальная лженаука, есть наивная неофитская, есть и другие. После окончания холодной войны, когда в нашей стране резко снизилось государственное финансирование науки, ученые пустились во все тяжкие в дело гиперрекламирования своих достижений. И это порой стало приобретать характер лженауки. В частности, всякие сообщения о нарушении законов Эйнштейна, о том, что преодолена скорость света или он остановлен, что возможна телепортация, как в "Звездных войнах" и т.п., делаются в основном для того, чтобы выбивать финансирование. Ответственные ученые себе такого не позволяют.

Могу привести примеры, описанные в последних номерах журналов "Physics Today" и "Physics World", научных фальсификаций, обнаруженных в самых настоящих цитаделях науки за рубежом. Но они очень своеобразные. Судите сами.

Таких историй - две. Одна была в лаборатории Лоуренса в Беркли, где открыли два новых трансурановых изотопа. Вы знаете, есть такая гонка - открывать все более тяжелые искусственные элементы: менделевии, берклии и т.д. И вот открыты два новых элемента: 116-й и 118-й. Но почему-то их не удавалось обнаружить в других лабораториях. Но при повторе опытов в Беркли они снова обнаруживались. Тогда эта лаборатория провела собственное расследование. И тут выяснилось, что хотя в соавторах открытия числилось 30 человек, экспериментальные данные каждый раз обрабатывал только один из них, некто Виктор Нинов, и он их подделывал. Его выгнали с большим скандалом.

Во втором случае ученый немецкого происхождения, работавший в Америке, был совершенно уверен, что вот-вот выйдет на Нобелевское открытие, и опубликовал в течение двух лет 60 статей, где сообщал о совершенно фантастических открытиях. На кристаллах антрацена он, якобы, наблюдал сверхпроводимость, устраивал компьютерный чип на одной молекуле и т.д. Статьи публиковались с очень основательными соавторами. Их он просто выбирал из числа тех, кто имел очень хорошую репутацию. Суд чести оправдал этих соавторов, хотя поставил им "на вид". А главного фигуранта - Хендрика Шена - из лаборатории выгнали. Для России такие истории сегодня нетипичны - сегодня у нас мало молодых честолюбцев, работающих действительно на самом передовом рубеже науки.

Для нас самое опасное, что остается реальной возможность разворовывания бюджета на какие-то сомнительные проекты. Деньги, которые могут уйти на это, прячутся, как и раньше, в закрытых статьях бюджета, предусматривающих финансирование всяких спецслужб, армии и т.п. Старые связи сохранились и сейчас, и подходы к ним у нечистоплотных людей есть. Поэтому главной задачей нашей Комиссии по борьбе с лженаукой, с моей точки зрения, является убеждение правительства, что ни одна фантастическая затея не должна проходить без экспертизы мировой науки. Не верите экспертизе РАН, привлекайте заграницу, хотя РАН из всей российской науки наиболее интегрирована в мировую, ввиду чего у нас ошибок в научной экспертизе было, пожалуй, меньше всего.

Александров Е.Б.,
академик РАН

наверх