Изгнать из физики пустоту.

(Из статьи "Кризис естествознания в конце ХХ века").

Вероятно, в будущем, когда историки будут анализировать ситуацию, сложившуюся к началу ХХI века, это время получит название ренессанса мистики. В XIX веке и в первой половине XX века, во время триумфального шествия позитивной науки и научно-технического прогресса, вряд ли кто мог всерьез предполагать, что человечество способно вновь испытать всплеск религиозно-мистических представлений о мироздании, воскрешение, казалось бы, навсегда изживших себя учений, в основе которых лежат представления о магии, колдовстве и сверхъестественных силах. Особенно ярко этот всплеск проявляется в постсоветской России.

Многие пытаются понять, чем он вызван. Полагают, например, что техногенная эволюция завела человечество в глобальный тупик, и ему надо вернуться к старым формам мировоззрения, чтобы пройти заново, но в ином направлении, проделанный путь. Считают, что всплеск мистики является реакцией на негативные психологические аспекты, порождаемые техногенным обществом, и вызван своего рода инерцией сознания, не успевающего адаптироваться к современным научно-техническим достижениям.

Я не стану останавливаться на этих аспектах мистификации жизни, которая отчасти затронула даже науку. Я хочу уделить внимание предпосылкам, заложенным в самом языке современной науки, которые способствовали этой тенденции.

Проблемы - в оптике

Со времен Ньютона, создавшего язык классической механики, и до Максвелла, завершившего оформление концепции физического поля, в естествознании доминировали механистические представления о Вселенной. Хотя в свете современных научных теорий они представляются ограниченными в применении, нельзя не признать их большую простоту и наглядность. Ньютоновскую механику изучают в школе чуть ли не в шестом классе.

Физическая картина материального мира и по сей день остается одной и той же. Это система материальных точек, так называемых корпускул Ньютона. Даже переход к моделям непрерывных сред может быть получен в рамках ньютоновской механики как предельный переход к системе бесконечного числа материальных точек, обладающих бесконечно малой массой. Казалось бы, корпускулярной картине мира нет альтернативы.

Но есть область физики, где возникли проблемы. Это - ОПТИКА. Свойства света невозможно объяснить, полагая, что это поток частиц, летящих по траекториям, соответствующим световым лучам. Поэтому было введено понятие о светоносном эфире - газообразной среде, заполняющей пространство, в котором свет распространяется, как звуковая волна в воздухе. Однако со временем и концепция эфира дала серьезную трещину.

Дискуссии продолжались вплоть до завершения Максвеллом классической электродинамики. Свет стал рассматриваться как возмущение электромагнитного поля - некой сущности, непрерывной в пространстве и времени. Это не эфир, не гипотетическое проводящее свет вещество, и вообще не физическая среда в механическом понимании, это особая форма существования материи, колебания которой и есть световая волна. Наглядных аналогий, позволяющих представить себе эту субстанцию, не существует. Когда мы говорим о распространении электромагнитной волны, то вынуждены констатировать, что воздействие передается не от материальной частицы среды к материальной же частице, а от одной ТОЧКИ ПРОСТРАНСТВА к другой ТОЧКЕ ПРОСТРАНСТВА, что очень тяжело себе представить, т.к. точка пространства сама по себе это не физический объект, а геометрическая математическая абстракция, которая сама по себе никакими физическими свойствами обладать не может, ибо не существует как элемент физической реальности. Что такое точка пустого пространства сама по себе? Ничто, в буквальном понимании этого слова, пустое место. Тем не менее, в рамках представлений классической электродинамики, это пустое место само по себе обладает физическими характеристиками.

Энергия по определению есть общая мера количества движения, но когда мы говорим об электромагнитном поле в его классическом понимании, возникает вопрос: движения ЧЕГО? Ведь ничего нет, одна только пустота, которой приписываются абстрактные численные характеристики, пусть даже и снабженные физической размерностью.

Природа не терпит пустоты

"Природа не терпит пустоты" - древнее изречение. Древняя философия не терпела пустоты. Она не принимала ее, т.к. ее невозможно понять, ибо нет объекта для понимания. Пустота - просто ничто, о котором ничего нельзя сказать, поэтому, с точки зрения позитивной философии, предлагающей опираться только на практический опыт восприятия, пустоты не существует.

Картину домаксвелловских научных представлений о физическом мире можно в двух словах охарактеризовать следующим образом: все физические силы передаются либо при непосредственном контакте физических тел (их соударении) либо через непрерывную в пространстве деформируемую механическую среду, связывающую тела; а если такой среды не наблюдается в опыте (как, например, в случае тяготения), все равно, есть что-то такое, странное и непонятное, заполняющее пустоту, что называется эфиром, который является переносчиком движения.

В рамках представлений домаксвелловской физики передача воздействия признавалась возможной только в результате непосредственного физического контакта (соприкосновения) сред и объектов. Так же, как это и происходит в нашей обыденной жизни, когда мы идем по улице, отталкиваясь непосредственно от земли своими ногами, или двигаем с помощью своих рук различные предметы. Все очень наглядно и совершенно просто объяснимо на непосредственном жизненном опыте. Там же, где этот непосредственный контакт на опыте не наблюдался, как в случае силы тяжести, в качестве математической абстракции принималась концепция дальнодействия, притом, что негласно все равно подразумевалась некая необнаруженная в ходе эксперимента субстанция - переносчик физической силы, которая отвечала за эту передачу - гипотетический эфир. Эта же или аналогичная субстанция-переносчик должна была бы отвечать и за перенос световых сигналов.

Ньютон указывал на альтернативу в выборе этого посредника: он мог быть материальным или идеальным. С точки зрения поздних традиций естествознания, основанных на материалистической философии, этот посредник должен быть материален. Поэтому физики и искали всеми доступными им средствами тот самый гипотетический эфир, обладающий механическими свойствами. Не найдя его, они смирились с идеальным посредником - пустым пространством самим по себе, ибо предполагать наличие иного идеального посредника в виде каких-то сверхъестественных сил было бы уж совсем не в духе науки.

С приходом в физику концепции физического поля началось триумфальное наступление пустоты.

Согласно концепции физического поля сами ТОЧКИ пространства участвуют в передаче движения. В рамках этой концепции пустота оказалась не совсем пустотой. Оказалось, что она сама по себе обладает энергией, импульсом, потенциалами и даже абстрактными силовыми характеристиками, такими как напряженность электрического и магнитного поля. Но поскольку в пустоте нет объектов приложения сил, силовые характеристики в рамках полевой физики стали отходить на второй план. Энергия и импульс стали приобретать черты первичных и основных величин, единственно имеющих физический смысл некоего скрытого и законсервированного в самом пространстве воздействия, проявляющего свою силу только тогда, когда в соответствующей точке оказывается реальная материальная частица. Прекрасно знакомое любому ребенку наглядное и просто осознаваемое понятие физической силы, имеющей свой конкретный источник, постепенно стало становиться условностью.

Все физики-современники Максвелла и сам Максвелл не могли поверить в эту пустоту. Максвелл, возможно, так до конца жизни и не понял собственного творения - системы уравнений, из которой следовала возможность распространения колебаний в отсутствии среды-переносчика этих самых колебаний. В смысле математики все совершенно ясно. Но в смысле физики…

Даже Эйнштейн, сведший концепцию силы практически на нет и окончательно возведший энергию в ранг основной физической величины, так и не смог до конца отказаться от идеи материальной среды - переносчика электромагнитных колебаний и гравитационного взаимодействия. Но все экспериментальные попытки обнаружить эфир, предпринятые в конце ХIX - начале ХХ века, закончились провалом и был сделан вывод о том, что он не существует… Остался один единственный выход - объявить электромагнитное поле новой формой существования материи, обладающей совершенно уникальными, а точнее - невозможными с точки зрения наглядных механистических представлений свойствами. Так вся материя была разделена на две принципиально различные части - поле и вещество. И как только это было сделано, наступил глобальный кризис классической физики.

Он дополнялся необходимостью коренного пересмотра представлений ньютоновской механики о пространстве и времени. Эйнштейн ввел понятие пустого пятимерного пространственно-временного континуума, и появилась на свет его Общая Теория Относительности.

Уперлась в потолок

Чтобы понять тупик, в который зашла теоретическая физика, необходимо проследить путь наступления той самой пустоты, о которой я говорю в этой работе. Этот путь, по сути дела, был путем отказа от наглядных физических представлений, и чем дальше физика заходила по этому пути, тем труднее было понимать те предметы и явления, которые она рассматривала. Индуктивное (от частного к общему) научное познание эффективно только тогда, когда просто сохранять преемственность между старыми и новыми физическими представлениями, а это, в свою очередь, возможно тогда, когда возможно проведение между ними простых и наглядных аналогий. Но этих наглядных аналогий нет, когда мы осуществляем переход из привычного нам мира малых скоростей и энергий, и средних пространственно-временных масштабов, к большим или малым пространственно-временным масштабам, высоким энергиям и большим скоростям. Математически такой переход реализован, а физически не осуществлен.

На практике восторжествовала точка зрения, что раз уравнения "новой" физики работают и дают хорошее совпадение с опытными данными и переход между "новой" и "старой" физикой математически осуществлен, то нечего ломать голову над тем, как подогнать новые представления под старые, а следует принять их просто как данность, к которой со временем привыкнут умы по мере отказа от старых привычных представлений.

Точно так же, как к концу ХIХ века умы привыкли к концепции физического поля, которое невозможно представить себе с помощью простых и наглядных механистических аналогий, и которое необходимо воспринимать просто как принципиально иную форму существования материи, к середине ХХ века умы привыкли к квантово-волновому дуализму и к искривленному пространственно-временному континууму как к неким врожденным свойствам материи, пространства и времени, которые сами по себе не имеют внутренней природы, проявляются только в физических условиях, существенно отличных от тех, в которых мы живем, и, следовательно, не могут быть поняты или осознанны с помощью непосредственного жизненного опыта.

Такой подход привел к тому, что, пытаясь отталкиваться от непонятного, но принятого как данность, теоретическая наука очень быстро уперлась в тупик, т.к. выход на новый виток познания оказался невозможен в силу того, что при познании от частного к общему, как и познает природу физика, прийти к непонятному можно, а вот отталкиваться от непонятного невозможно. По пути своего развития физика отталкивалась от простых и понятных представлений, пришла к непонятным, согласилась с тем, что понять их невозможно, и тем самым установила сама себе потолок, выше которого она уже не могла подняться. Упершись в этот потолок, она начала быстро разрастаться вширь, открывая новые элементарные частицы и взаимодействия, эмпирические закономерности, достигая впечатляющих успехов в прикладных областях, но перехода количества в качество не произошло, потому что в основе всей современной физики лежит ни что иное, как пустота, которую невозможно понять, потому что ее не может быть.

Немного лирики

Здесь я сделаю небольшое лирическое отступление и немного порассуждаю на этот предмет. Эти спекуляции развиваются преимущественно в двух направлениях. Первое направление можно охарактеризовать как "физическое богословие". Суть этого направления в том, что богословы, т.е. профессионалы в области извлечения "истины" из слов, приписываемых Богу, получили теперь возможность извлекать "истину" из цифр, благодаря возникновению в современной науке этой несуразной (и я совершенно уверен - временной) ситуации, суть которой в том, что, пользуясь аналогией с языком, цифрам пытаются приписать смысл, хотя это так же глупо, как пытаться приписать смысл отдельным звукам человеческой речи. Суть их рассуждений сводится к следующему: "Предположим, что все пропорции между фундаментальными постоянными были бы чуть иными, чем они есть на самом деле. Тогда картина физической вселенной неузнаваемо изменилась бы, и существование жизни в том виде, в котором она существует, стало бы невозможным". Тут я с ними согласен. Но далее они делают совершенно парадоксальный на взгляд рационально-мыслящего человека вывод: "Раз из всей бесконечной числовой прямой эти константы имеют именно те значения, которые имеют, значит кто-то очень умный и могущественный позаботился о том, чтобы они были именно такими, чтобы в конце концов жизнь возникла в той форме, в которой она существует". Таким образом, якобы, все сделано для того, чтобы в конце концов возник "Венец Творения", очень важная, значимая, заранее запланированная и, безусловно, никем незаменимая во вселенских масштабах фигура, без которой вселенная ну прямо-таки не может существовать - человек (и они, в частности). На роль этого "кого-то" они ставят, как правило, антропоморфного бога, т.е. доброго супермена, запрограммировавшего развитие всей вселенной с учетом их блага, которого, кстати говоря, не было в тот момент, когда вселенная создавалась, потому что, согласно их же верованиям не было их самих, но до этого простейшего парадокса их рассуждения уже не доходят (из известных мне религий только в буддизме и саентологии представлена вера в человека, как в вечного духа, не имевшего ни рождения, ни смерти, в любой другой религии существует концепция "полубессмертия": человек бессмертен, но был создан, причем как заключительное звено Творения; термин "полубессмертие" я взял по аналогии с "полупространством" в геометрии). Забавно здесь то, что "высший смысл" они находят в явной бессмыслице, в отдельных слогах науки, из которых пока еще не составлены фразы. Это уже даже не вариант на тему "устами младенца глаголет истина", это уже вариант на тему, когда пытаются слушать младенца, еще не научившегося говорить. Отчасти я их понимаю: это категория людей, для которых мучительно осознавать себя в качестве "космической пыли", - разумной песчинки, затерянной в огромных глубинах Космоса. Но это, кстати говоря, указывает на отсутствие того самого смирения, к которому призывает человека любая религия, и это - один из психологических аспектов "ренессанса мистики".

Частицы знают все

Не стану вдаваться в подробности квантовой картины мира, т.к. все равно ее можно представить себе только чисто умозрительно, ибо никакими привычными аналогиями и образами передать ее невозможно, если только… Если только у Вас настолько богатое воображение, что Вы можете себе представить элементарную частицу, обладающую памятью.

Как объяснить такое в предположении, что элементарная частица не имеет внутренней структуры, а если и имеет, то достаточно примитивную? Где находится "запоминающее устройство", в котором фиксируются все моменты ее жизни? Причем запоминающее устройство с бесконечной информационной емкостью. Согласно представлениям квантовой механики, частицы, хоть раз провзаимодействовавшие друг с другом, несут на себе печать этого взаимодействия на протяжении всей своей жизни. А может быть, и дальше… Может быть, даже в процессах своего распада они передают эту своеобразную "память" образовавшимся в результате этих процессов продуктам.

От чего в свете этого необходимо отказаться? От релятивистского принципа причинности, или от того привычного и совершенно бесспорного с точки зрения т.н. здравого смысла представления о том, что любая информация должна быть записана на материальном носителе? Может ли она существовать сама по себе и, если может, то где и в чем? Конечно, информация в привычном макроскопическом понимании (как набор символов) это не то же самое, что информация в мире атомов. Но, тем не менее, сам по себе термин "информация" - это термин, не существовавший в традиционной физической терминологии, это - составляющая терминологии кибернетики. И этот термин уместен, когда речь идет о человеке, т.к. мышление человека это, в том числе, обработка информации. Но в свете приведенного выше парадокса получается, что движение элементарных частиц это тоже, в некотором смысле, обработка информации. Можно ли тогда говорить о том, что т.н. мертвая материя не может мыслить? И, согласно положениям квантовой механики, получается, что информация сама по себе распространяется мгновенно во всей Вселенной сразу. Правильнее в этом случае говорить даже не о распространении, а просто о существовании информации в пространстве и времени. Можно развить эту идею дальше, и говорить об информационном поле вселенной, которое меняется мгновенно после каждого случающегося в ней события.

В квантовой механике есть что-то мистическое… Если ее законы просто принимать как данность и не задумываться над их внутренней природой, можно, конечно, спокойно относится ко всем ее положениям, никак не согласующимся с т.н. здравым смыслом. Но если все же попытаться проникнуть вглубь этих законов, в их внутренние причины, и задаться вопросом, почему они имеют именно такой вид, то впору вводить понятие кармы элементарной частицы.

А с фотонами, - частицами света, - вообще получается что-то совершенно несуразное, и это - отдельная тема для разговора… Они обладают теми же волновыми свойствами, что и другие элементарные частицы, но помимо этого, они всегда движутся с одной и той же скоростью, с какой точки зрения на них не посмотри. Более того, если Вы представите себе, что "уселись верхом" на фотон, или, говоря научным языком, связали с ним систему отсчета, все, что есть во вселенной, независимо от своей природы и качеств, будет двигаться относительно Вас со скоростью света. Но это еще не все. С точки зрения фотона (если уместен такой оборот), он существует лишь один миг, который и есть все время существования Вселенной; существует во всей Вселенной сразу, находясь, тем не менее, лишь в одной ее точке, причем в вечном покое, летя при этом со скоростью света (300 000 км/сек) и "зная" все, что происходит во всей Вселенной, т.к. является частью всепроникающего электромагнитного поля. Для человека, незнакомого с релятивистской и квантовой физикой, и полагающего, что фотон есть частица в традиционном понимании, все, что я сказал чуть выше о природе света, будет выглядеть как набор абсурдных высказываний и неразрешимых парадоксов. Тем не менее, она именно такова, какой я ее описал в рамках доступных мне языковых возможностей.

Станет ли физика номинальной наукой?

Неудивительно, что несуразность этого описания приводит к тому, что физика принимает вероятностную картину мира. Все, что описывают законы микромира с точки зрения их традиционной интерпретации - вероятности тех или иных событий.

Но что есть вероятность? Вероятность - это не факт, фактом является наблюдение, т.е. свершившееся событие. Классическая физика оперировала фактами - конкретным положением частиц в конкретный момент времени. Она была физикой феноменов. Вероятность же - это чисто номинальное понятие. Можно обнаружить электрон, электрон наблюдаем. Но как обнаружить вероятность его положения в данной точке в данный момент времени? Ее что, можно увидеть или как-либо зарегистрировать? Нужно проделать множество наблюдений для того, чтобы вычислить ее. Таким образом, единичный факт в рамках квантовых представлений фактом еще не является. Он вообще ни о чем не говорит. Но утверждать подобное - это приблизительно то же самое, что утверждать, что то, что Вы в данный конкретный момент времени видите своими глазами, это еще не факт, и ни о чем не говорит. Конечно, мне можно возразить, что в последнем случае речь идет о макромире, в котором все вероятности, взаимодействуя друг с другом, становятся возможностями и фактами, но это количественное соображение. Качественно же все выглядит именно так, как я сказал. Вроде как получается, что фактов как таковых вообще не бывает. Но тогда что же все-таки изучает физика? Пусть понятие факта имеет смысл в макромире. Тогда вопрос сужается: что же все-таки изучает квантовая физика? Она, по сути дела, изучает чисто номинальные явления. А если допустить, что будет создана Единая Теория Поля на основании основных положений квантовой механики, получится, что вся физика в целом будет изучать чисто номинальные явления. Она перестанет быть физикой феноменов и станет чисто номинальной наукой. Эта тенденция номинализации физики уже привела к тому, что вопрос о физическом смысле тех или иных характеристик в рамках квантовой механики стал чем-то неудобным. В чем, например, физический смысл волновой функции электрона? Да в общем-то ни в чем, потому что волновая функция электрона не описывает феномен объективной реальности - это чисто номинальная характеристика его движения, она даже не имеет физической размерности.

Если вернуться немного назад, и посмотреть на характеристики электромагнитного поля, то можно прийти к выводу, что и они являются чисто номинальными характеристиками. Если у вас нет заряженной частицы, вы не сможете обнаружить электромагнитного поля - оно станет ненаблюдаемым. Если следовать концепции отказа от оперирования в рамках физики ненаблюдаемыми явлениями, которой придерживался Эйнштейн, мы должны признать, что и электромагнитное поле является номинальным понятием. Но это номинальное понятие жестко и однозначно связано с характером движения частиц, - в классическом электромагнетизме не было вероятностей, - поэтому это номинальное понятие еще сохраняло некую тень физического смысла, суть которой в том, что номинальные характеристики, описывающие поведение и распространение поля, все же обладают физической размерностью. Классическое электромагнитное поле - это поле возможности. Если случится так, что в электромагнитное поле попадет электрон, он будет двигаться в соответствии с законами классической электродинамики. Но с приходом квантовой механики, поле "расплылось", и превратилось из поля возможности, которое ненаблюдаемо само по себе, но однозначно действует на то, что в него попадает, в поле вероятности. Физики провозгласили электромагнитное поле формой существования материи, но с "полем вероятности" квантовой механики, которое, по сути-то дела, можно интерпретировать как "информационное поле", такого сделать уже не получается, потому что вероятность - это не физическая, а чисто математическая характеристика.

Возможность и вероятность - это неотъемлемые составляющие человеческого мышления, отвечающие за планирование на будущее. Информация - это данные для планирования, то, на основании чего оно осуществляется. Если мы полагаем, что классическая материалистическая философия является достаточным философским основанием для науки, мы должны исключить из науки эти понятия. Материя, тем более мертвая материя, которую изучает физика, не может мыслить (согласно классическому материализму), для нее существует в рамках философских материалистических оснований физики только одна возможность - безусловно подчиняться точным и однозначным фундаментальным законам физики. Однако современная физика вводит эти категории, - "возможность", "вероятность" и "информация", - которые ранее вводились, только когда речь шла о психической и мыслительной деятельности человека, осознающего самого себя, пространство и время, в описание движения мертвой материи. Виртуальные частицы, имеющие виртуальное положение в пространстве и времени, способные "брать в кредит" энергию и импульс, самопроизвольно возникая "из ничего" и исчезая "в ничто", обладающие своеобразной "памятью" о всем своем прошлом и "знаниями" обо всем, что твориться во вселенной - таковы объекты, которые описывает современная квантовая физика. Можно ли вообще это называть объектами, а реальность, в которой они существуют - объективной?

Можем ли мы после всего этого утверждать, что современная физика - наука материалистическая?

Сформулирую тот же вопрос в несколько другой форме: можем ли мы считать, что классическая материалистическая философия является достаточным философским основанием для современной физики? Я думаю - нет, не можем. Она не является даже достаточным основанием для классической полевой физики. Она является достаточным основанием только для классической механики. Это достаточно очевидно, т.к. сами философские материалистические основы науки закладывались параллельно с практическими успехами классической механики на заре становления позитивной науки и научно-технического прогресса, и в значительной степени были обусловлены ими. До того, как эти успехи были достигнуты, доминирующим мировоззрением, оказывающим определяющее воздействие на развитие философской мысли, было унаследованное от средневековья религиозное мировоззрение.

Отстал философский базис

Следует ли нам признать на основании всего, сказанного мной выше о тупике, в который зашло естествознание, что наука себя изжила? И да, и нет. Если говорить о научном методе познания, заключающемся в том, что мы исходим из непосредственно наблюдаемых в опыте явлений и приходим к выводам на основании их анализа, то этот метод, безусловно, является продуктивным и оправданным во всех отношениях, хотя, разумеется, не следует впадать в заблуждение, полагая, что это единственно возможный метод познания. Но все дело в том, что из современной научной практики последовательно изживается сам научный метод познания. Современная физика в значительной степени стала чисто умозрительной наукой и в этом смысле приобрела качественное сходство с любой другой философско-идеалистической системой взглядов, чему способствовало введение в научную терминологию понятий, не имеющих четкого (или вообще никакого) физического смысла. Она переросла собственные философские основания, как ребенок вырастает со временем из своей детской одежды, и ровно в той степени, в которой она выросла из "старого доброго" материализма, она оказалась "подвешенной в воздухе", не имея под собой метафизических оснований.

Хоть

Ньютон и призывал физику поберечься метафизики, но без метафизики, как без основы, физика не может существовать. Основные понятия физики, такие как пространство, время, движение, материя и т.п., не являются чисто физическими понятиями; в первую очередь эти понятия являются философскими категориями. Их определение выходит за рамки позитивной науки, потому что в ее рамках эти понятия являются первичными, не подлежащими определению; следовательно, их осознание не обуславливается наукой, а напротив - обуславливает ее развитие. Плохо, когда метафизика "встревает" внутрь физики, когда в рамки научной теории вводятся метафизические допущения, но сами рамки научной теории, если она претендует на универсальность, всегда являются метафизическими, т.к. эти рамки суть наши представления о физической реальности в целом, непосредственно связанные с нашим осознанием этой реальности (даже можно сказать сильнее - интуитивным осознанием), основанном на собственном непосредственном жизненном опыте.

Ровно в той степени, в которой физика по мере своего развития оказывалась "подвешенной в воздухе", в ней укоренялась та или иная форма пустоты, т.е. та или иная система понятий, относимых к наблюдаемым явлениям материального мира, но не имеющих под собой четкого философского материалистического основания и потому не осознаваемых как феномен физической реальности. Насколько физика переросла свой материалистический философский базис можно судить по тому, насколько большое место в ней в настоящее время занимает пустота, а она занимает в ней практически 100%. Несуразность и абсурдность с точки зрения т.н. здравого смысла основных положений современной (в особенности квантовой) физики не является признаком того, что эти положения неверны, - "абсурдное" поведение элементарных частиц является наблюдаемым фактом. Скорее следует предположить, что этими недостатками, - несуразностью и абсурдностью, - страдают наши собственные привычные представления о пространстве, времени, движении и материи. Наше осознание философских категорий, лежащих в основе науки, соответствует эре зарождения науки, и не изменилось существенно с тех пор, поэтому справедливо говорить о том, что наше понимание основ физической вселенной существенно отстало от нашей же научной деятельности, которая из-за этого отставания к настоящему времени превратилась по сути дела в своеобразную игру математических моделей, оторванных от действительности.

Вся современная наука в настоящее время основывается на физике, и идеологический кризис физики означает кризис всей современной науки в целом. Стоит ли после этого удивляться тому, что сложившаяся в плане философских оснований современной науки ситуация способствовала бурному расцвету всевозможных альтернативных систем взглядов, стремящихся или дополнить научное мировоззрение, или опровергнуть его, предлагая свои трактовки и объяснения наблюдаемым явлениям. Предпочтение при этом, естественно, отдается "хорошо забытому старому". "Естественно" по той простой причине, что стремление поиска ответов на новые проблемы в рамках прошлого является характерной чертой умственной лени тех, кто не осознает непрерывность и необратимость эволюции и полагает, что возможно обратить ход времени вспять, избежав таким образом осмысления существующих в настоящее время трудностей.

Если отбросить социально-психологические аспекты "ренессанса мистики", то следует признать, что объективной причиной всплеска псевдонаучных, антинаучных и религиозно-мистических взглядов является отсталость философской идейной основы современной науки; а по большому счету, - отсталость философии как таковой, ибо эволюция этой системы знаний, являющейся более общей, чем наука, и, следовательно, более важной, была заторможена как раз бурным развитием науки. Печальный парадокс заключается в том, что позитивизм, с его лозунгом "Зачем нам философия, когда у нас есть физика!", долгое время служивший основой научного мировоззрения, привел к тому, что наука, образно говоря, срубила сук, на котором она сидела. Эволюционируя сама по себе, она ничего не отдала собственной первооснове и превратилась в некое подобие "колосса на глиняных ногах", ибо ноги, на которых стоит наука - это и есть отставшая от современной жизни философия. Но поскольку философия это наука о мировоззрении в целом, то эта отсталость проявляется не только в науке, но и во всех других формах общественного сознания, таких как религия, оккультизм и т.п., и это также является одной из причин того, что все альтернативы научному мировоззрению вытаскиваются из прошлого.

Следует ли видеть в этой тенденции к мистификации нечто прогрессивное? Это, разумеется, зависит от точки зрения, но, на мой взгляд, все то, что представляется в настоящее время как альтернатива научному методу познания и науке в целом, является ретроградными формами мировоззрений, вытащенными в современность из тьмы веков и завернутых в привлекательную для массовой публики обертку.

Следует ли игнорировать эту тенденцию или бороться с ней, пытаясь ее подавить? Этого уж точно делать не следует, ибо, во-первых, эта тенденция является фактом, хоть и не физическим, но историческим, а наука не имеет права игнорировать факты; а во-вторых, борьба с этой тенденцией a priori означает, что те, кто отстаивают научное мировоззрение, ставят сами себя на один уровень с теми, кого они сами же считают ограниченными, отсталыми и заблуждающимися людьми.

Что делать? Необходимо не бояться признать отсталость нашего осознания физической реальности. Я, разумеется, прекрасно отдаю себе отчет в том, что это мое предложение может быть (и, скорее всего, будет) принято в штыки многими людьми, считающими себя компетентными в области фундаментальной науки. Они, разумеется, могут сказать, что мои предложения вернуться к наглядным физическим представлениям и аналогиям являются следствием отсталости моего собственного мышления. Я этого ни в коем случае не отрицаю. Я, как и любой другой здравомыслящий человек, прекрасно осознаю собственную ограниченность. И я не страдаю от этого осознания, в отличие от многих других, которые и являются, как правило, проповедниками мистицизма и оккультизма, оправдывая свою ограниченность принципиальной невозможностью постичь замыслы Творца, или как-либо еще, хотя истина заключается просто-напросто в том, что им лень напрягать свои головы и искать новые пути. Но судите сами, много ли людей понимают и могут хоть как-то уложить в своей голове основные положения современной фундаментальной физики? Не механически выучить и уметь применять ее формулы, а понимать их смысл? Я думаю, что очень немногие способны на это. Я, разумеется, не написал бы эту работу, если бы относил себя к их числу, и я честно признаю, что аксиоматический и философский базис современной науки меня (я допускаю, что в силу моей ограниченности и примитивности моего мышления, хотя я уверен, что я не более ограничен, чем миллионы моих сограждан) удовлетворить не может. Это, безусловно, субъективное мнение, но я уверен, что оно найдет много сторонников среди тех, кого волнует дальнейшая судьба науки, прогресса, и развития человеческой мысли в целом. Если сравнить за какие научные работы в прошлом и сейчас присуждаются Нобелевские премии, то можно обнаружить явный сдвиг этих работ в прикладную область. Прикладная наука развивается на созданной ранее теоретической базе, но успехи прикладной науки не являются оправданием тому, чтобы закрывать глаза на несовершенство существующих теорий, которые перестали эволюционировать. Рано или поздно их потенциал будет исчерпан.

Опустилась до уровня религии

В настоящее время стало модным искать пути объединения науки и ортодоксальной религии, или, если говорить шире, науки и мистицизма. А как Вы думаете, уважаемые читатели, почему вообще возникла возможность поиска подобных путей? Вовсе не потому, что наука в своем развитии доросла до того, чтобы впитать в себя догматический идеализм и мистические представления, как утверждают некоторые сторонники мистики или религии (и современные богословы в частности). Это абсолютно абсурдный взгляд на ситуацию. Говорить такое значит утверждать, что наука в своем развитии не более и не менее как доросла до средневековых богословских спекуляций. А не будет ли более здравой точка зрения, согласно которой, она не доросла, а опустилась до такого уровня?

Почему такое оказалось возможным? Потому, что современная теоретическая физика имеет пустотное физическое содержание. Именно эта пустота и является почвой, на которой произрастают пустотные же мистические и религиозные представления. Именно эта пустотность ответственна за то, что теоретическая физика становится все более и более бесплодной, а наука в целом становится все более и более узко-прикладной и ограниченной текущими задачами технологии, которые формируются сиюминутной рыночной конъюнктурой. А этой рыночной конъюнктуре, в свою очередь, нет никакого дела до познания и понимания Природы, напротив, ей выгодно существование общества людей, неспособных понимать мир, в котором они живут, а способных только пользоваться предлагаемыми им идейными шаблонами мышления, коими, в частности, и являются различные религии. Потому что торговля мировоззрением - это тоже бизнес, и очень прибыльный, ибо он не требует практически никаких производственных затрат. И абсолютно безопасный, ибо по сути своей ничем не отличается от торговли воздухом, которой занимались устроители финансовых пирамид, но законодательно не подпадает под определение мошенничества.

Что такого связывает между собой науку и ортодоксальную религию, что в последнее время между ними завязалось некое подобие дискуссии? На различных форумах, существующих во "всемирной паутине", можно найти отголоски этой дискуссии, так сказать, ее проекции в умах отдельных людей, участвующих в этих обсуждениях. Так что же общего? Ну, разумеется, предметная область, ибо и наука, и религия, и оккультизм и т.п., все это различные формы общественного сознания и мировоззрений, которые рассматривают наш мир и место в нем человека с различных точек зрения, но это лишь одна сторона медали. На вторую сторону этой медали мало кто обращает внимание, в силу того, что вторая сторона настолько самоочевидна, что выглядит недостойной внимания. А заключается эта вторая сторона в том, что для того, чтобы вести дискуссию, мало иметь общую предметную область, надо еще, помимо этого, говорить на одном языке.

Не только общая предметная область объединяет оккультизм, религию и современную науку. Их объединяет умозрительность. Их объединяет то, что и наука, и религия говорят языком пустоты. Их объединяет то, что наука, как и религия, в значительной степени стала идеологией и обросла догмами - положениями, принимаемыми по привычке, слепо и без рассуждений. Их объединяет то, что как под религией, так и под современной наукой нет прочного материалистического философского базиса, потому что мало кто прилагал усилия к тому, чтобы поднять уровень материалистической философии до того, чтобы она могла служить основой современной науке.

Вероятностная трактовка принципа причинности, принятая в современных квантовых теориях, по сути дела, является попыткой рассматривать природу как статистически закономерный хаос, в котором все может быть, и ничего нельзя сказать наверняка. Ну и, разумеется, находятся люди, которые используют эту слабость современного научного мировоззрения, утверждая, что раз все может быть, то может быть и то, во что они предлагают слепо верить.

Если спуститься с небес физических моделей современной фундаментальной науки в наш грешный трехмерный эвклидов мир, и задаться вопросом, во что легче поверить - в то, что вселенная такова, как ее умозрительно представляет современная наука, или в человека, изображенного на церковной иконе, ответ становится очевиден. Бога, по крайней мере, можно изобразить. Антропоморфная религиозная вера, по крайней мере, наглядно визуализируется. А попробуйте представить себе хотя бы четырехмерный куб. Всего-то навсего…

Ну что, получилось?

Слепая вера - в науке

А если нет, то как можно до сих пор говорить, что современная наука не требует от человека слепой веры? Ведь слепота это ни что иное, как неспособность видеть, не так ли? И если выбирать между слепой верой в науку и слепой верой в бога какой-нибудь религии, что предпочтет обычный человек, не имеющий специального образования, если его, конечно, вообще волнуют мировоззренческие проблемы? Богатый выбор, ничего не скажешь! И так, и эдак выходит, что ты слепой. Так что верь нам, и молчи в тряпочку. И верят. И в науку, и в религию, и в оккультизм, и в магию, и во все сразу, одновременно, потому что с точки зрения слепца все это одно и то же - темнота и не более того. Непонятно, но зато здорово… И много новых красивых и умных слов, которые можно глубокомысленно произносить перед стадом таких же слепцов.

Разумеется, важные и высокопоставленные в рамках современной академической системы сторонники научного элитаризма и кастовости могут мне возразить, что для того, чтобы понять Природу на современном уровне, надо приложить много усилий и много учиться. Что только очень способные и талантливые люди (такие, какими они себя считают и, возможно, вполне заслуженно), посвятившие всю свою жизнь этому делу, могут постичь "божественную красоту" мыслей великих ученых, кои легли в основание современных представлений о вселенной. Я, разумеется, не возражаю против умственного труда, учебы, величия естествоиспытателей прошлого и талантов их нынешних последователей, достраивающих абстрактный храм современной науки, хотя уверен, что ни один из них так же не способен представить хотя бы четырехмерный куб, как и любой обычный, не имеющий к науке отношения человек. Против божественной красоты тоже не возражаю. Я не противник веры в Бога - это индивидуальное дело каждого. Более того, если, как это принято в пантеистической философии, под Богом подразумевается Природа как таковая, ее абсолютная рациональность, точная и строгая взаимная гармония, в которой находятся все ее явления, я могу совершенно спокойно называть себя верующим в Бога человеком, т.к. я верю как в закономерность Природы, так и в ее познаваемость с любой степенью точности. Я даже не противник догматических религий - слепо верить догматикам тоже индивидуальное дело каждого. Но Ньютон не становится менее великим человеком из-за того, что сегодня ньютоновскую механику может понять любой школьник, даже близко не обладающий его способностями. Почему его механику просто понять? Да хотя бы потому, что вся эта механика может быть наглядно изображена в поясняющих ее схемах и рисунках. Потому, что эта механика следует из непосредственного жизненного опыта людей и ему соответствует. Вот почему вера в ньютоновскую механику не является слепой.

Поймите меня правильно, я не призываю к возврату механистических представлений, это тоже возврат к прошлому, и я был бы ничуть не лучше современных проповедников, паразитирующих на несостоятельности современной материалистической философии, если бы отстаивал необходимость такого шага. И я не призываю к тому, чтобы исключить из физической терминологии кибернетическую и психологическую. Раз уж она появилась в физике, значит таковы требования сегодняшнего дня. К тому же работа на стыке столь различных научных отраслей обещает быть очень плодотворной. Вполне возможно, что именно на этом стыке в будущем будут целиком раскрыты численные закономерности биологической эволюции, ведь ДНК живой клетки - тоже информация. Вполне возможно, что в будущем ученые будут рассматривать вселенную как своеобразный мыслящий живой организм, наподобие живого мыслящего океана из романа "Солярис" Станислава Лема. В конце концов, давно замечено, что мысли научных фантастов часто становятся затем достоянием науки - вспомните хотя бы "Гиперболоид инженера Гарина". Но океан Соляриса не был призраком. Он существовал как явление материального мира (в реальности романа Станислава Лема, разумеется). ДНК живой клетки, хранящее информацию о ее дальнейшем развитии, - тоже не призрак, это очень даже материальные и очень сложные химические соединения.

Я не проповедую откат в прошлое физики. Я лишь обращаю внимание на существующие в настоящее время проблемы, не обращать внимание на которые уже становится опасным. Я обращаю внимание на то, что эти кибернетические и психологические понятия, ставшие частью современной физической терминологии, не имеют под собой материальной основы. Они призрачны, как призрачны религиозные и мистические представления. Наше понимание и осознание философских категорий материи, движения, частицы, пространства и времени, которое у нас есть на сегодняшний день, не годится для того, чтобы сосуществовать с этими понятиями.

С точки зрения диалектической философии, эволюция возможна, если есть единство и борьба противоположностей. Единство и борьба человеческой идеи и окружающего нас материального мира и обеспечивала эволюцию науки. Но с того момента, как началась идеализация науки, а затем и ее идеологизация, она становилась все менее и менее плодотворной, все более и более трудной для понимания и, как следствие, все более и более догматической, что и сделало ее похожей на своеобразную религию. С точки зрения диалектической философии это объясняется тем, что материя, как диалектическое дополнение человеческой мысли, постепенно исчезала из научного миропонимания. Математика является лишь инструментом познания окружающего мира, но в рамках современной физики математика стала инструментом познания самой математики. Наслоение одних математических абстракций, несущих на себе отголоски физического смысла в силу использования традиционной физической терминологии, на другие, возможно и представляет интерес для специалистов как своеобразная игра ума, но оно не имеет практического значения и не ведет к расширению понимания окружающей нас Природы.

Продолжать этот путь - обрекать творческую теоретическую мысль на еще большее бесплодие. Но переходить к догматическому идеализму как основополагающему мировоззрению - значит обрекать творческую мысль на полное бесплодие, ибо это то же самое, что изначально исключить саму физическую реальность как таковую из процесса познания. Если нет двух полюсов, - человеческой мысли и окружающей материи, - то нет ни диалектики, ни эволюции. Исторический опыт показывает, что любая религия ровным счетом ничего не привнесла в расширение понимания мира, в котором мы живем. Тот же сэр Исаак Ньютон помимо построения основ теоретической механики под конец своей жизни занимался трактованием Апокалипсиса Иоанна Богослова. Время показало, какой из этих двух трудов великого человека нашел большее практическое применение.

Убрать пустоту

Каковы же пути выхода из тупика, в который зашло естествознание в настоящее время? Все проблемы и парадоксы, возникавшие на различных этапах развития физической мысли, как я продемонстрировал в этой работе, - и, надеюсь, достаточно наглядно, - так или иначе связаны с той или иной формой пустоты, присутствующей в рамках соответствующих теорий. Выход один - необходимо убрать всю эту пустоту из физики, а точнее - заполнить ее материей, и тем самым заткнуть дыру, в которую пролезают и на которой произрастают и паразитируют спекулятивные мистические и оккультные теории. На этой же пустоте произрастает и ряд сугубо современных псевдонаучных спекулятивных фантастических, а точнее, - научно-фантастических концепций мироздания. Именно на этом пути, - пути заполнения пустоты физической реальностью, я уверен, и лежат все ключи к разрешению всех парадоксов, существующих в рамках различных физических теорий. Необходимо заполнить чем-либо вроде эфира физическое пространство, вернув в физику понятие физической субстанции как диалектически дополняющее понятие к понятию физической частицы. Необходимо строить модель физической вселенной исходя из предположения о ее динамической стационарности, которое не противоречит принципу причинности. И, наконец, просто жизненно необходимо убрать из физики статистическую интерпретацию принципа причинности, принятую в рамках современных квантовых теорий. Но ставить такие задачи - значит идти поперек фундаментальных теорий, достаточно давно укоренившихся в науке. Против множества наросших на них ставших привычными представлений. Против множества учебников, на которых выросло не одно поколение ученых. Ставить такие задачи - значит нести ересь с точки зрения академической науки. Вот почему мало кто отваживается на то, чтобы сомневаться в том, в чем сомневаюсь я, не пытаясь делать вид, что понимаю, о чем идет речь, когда речь идет о пустоте. И, наконец, ставить такие задачи значит отказываться от традиции преемственности формализма физических теорий, когда каждая новая теория должна включать в себя старую в качестве частного или предельного случая. Но это очень опасная традиция, ибо если на раннем этапе развития науки в теории возникли ошибочные парадигмы, они наследуются во всех остальных поколениях научных теорий. То же самое касается и неразрешимых противоречий. Этот механизм наследования формализма и математического аппарата, который подменил собой механизм преемственности физических представлений о материи, привел к тому, что дерево теоретической науки, похоже, до конца выросло в смысле реального содержания. Наслоения математических абстракций, разумеется, могут продолжаться и дальше сколь угодно долго. Точно так же, как механизм наследования в растительном мире приводит к возможности деления клеток и роста растений, аналогичный механизм служил делению физических теорий на прикладные отрасли и развитию своеобразного дерева научных знаний. Но где-нибудь в окружающем нас мире кто-нибудь видел дерево, которое может расти вверх бесконечно? Стремление ученых во что бы то ни стало сохранить преемственность теорий и математического аппарата напоминает мне стремление разработчиков очередного процессора Intel нового поколения сохранять в нем все команды, бывшие в процессоре Intel8086, которые давным-давно никак не используются ни разработчиками операционных систем, ни программистами. Кстати говоря, это стремление сродни стремлению богословов во чтобы-то ни стало сохранить ранее провозглашенные религиозные догматы. Преемственность теорий это не то же самое, что преемственность наглядных физических представлений, на которой я настаиваю, и совсем не то же самое, что преемственность экспериментальных результатов, на отказе от которой настаивать, разумеется, совершенно абсурдно, ибо они и есть истинный фундамент фундаментальной науки.

Резюме

Резюмируя все, что здесь было сказано, следует заключить, что если не отважится на ломку традиционных философских представлений о пространстве, времени, движении и материи, которые к настоящему времени себя изжили, и не переосознать эти философские материалистические категории, лежащие в основе физики и науки в целом, подняв их на качественно новый уровень, удовлетворяющий требованиям сегодняшнего дня, нас ждет период застоя в теоретической физике. Ни разу за всю историю своего существования, эволюция теоретической физической мысли не останавливалась. В настоящее время она еще не остановилась, хотя я считаю, что она явно пробуксовывает. Если эта остановка произойдет, то вслед за ней последует неизбежное разложение, которым всегда сменяется любой застой. Хорошим примером, хотя и взятым "из другой оперы", является разложение коммунистической идеологии в конце исторического периода брежневского застоя в СССР. О том, что ждет человечество, связавшее все области своей жизни с технологией и научно-техническим прогрессом, если эти застой и разложение случаться в будущем, остается только догадываться. Но ничего хорошего от такой перспективы ожидать не приходится.

Наличие паразитов на теле науки, коими являются новомодные оккультные и мистические течения, а также ряд современных наукообразных, но не имеющих никакого отношения к реальной материальной науке идеологий - первый признак слабости науки. И, возможно, - первый признак ее разложения… Многие сочтут, что я преувеличиваю существующие в настоящее время негативные околонаучные идеологические тенденции. Я счастлив, если это так и есть. Но игнорировать признаки болезни, надеясь на то, что она сама собой закончится, в данном конкретном случае безответственно, легкомысленно и очень опасно.

P.S.

После прочтения этой работы кому-то (но уж точно не компетентным специалистам) может показаться, что я являюсь каким-то специалистом широкого профиля в области теоретической физики. Нет. Это не так. Все мои научные знания основаны только на университетском курсе и информации, почерпнутой мной из научно-популярных изданий. Сам я считаю, что я в основном дилетант в том, о чем здесь писал. И, возможно, все те парадоксы, на которые я здесь указал, для кого-то не являются таковыми. Возможно, что многие из них уже нашли какое-нибудь (и я не удивлюсь, если еще более парадоксальное) объяснение. В наш информационный век трудно уследить за всем, даже за развитием своей любимой отрасли знаний. Как бы там ни было, я написал о том, о чем мне самому интересно было писать. И я надеюсь, что найдутся те, кого заинтересует эта работа, несмотря на возможную недостаточную компетентность ее автора в рассматриваемых здесь вопросах. Для строгих же судий, которые наверняка найдут изъяны в моих знаниях, у меня есть одна просьба: не стреляйте в пианиста, он играет как умеет. В любом случае, им полезно будет знать о моих заблуждениях, дабы уметь лучше выражать свои мысли для тех, кого они, возможно, учат современной физике.

Эта работа не претендует на критику чего-либо, эта работа не претендует на точное знание чего-либо. Эта работа - лишь точка зрения ее автора на его же знания, и на современное положение дел в отрасли, в которой он имеет честь работать.

наверх


Веселое путешествие - туры в грецию цены Янница, планирование тура.