Долг, который не тянет карман государства

В бюджете на 2003 год, столь благосклонно принятом Госдумой, выделен, как известно, особый "стабилизационный фонд", главное назначение которого - отдать внешний долг государства. Кто спорит, долги платить надо, но почему-то выходит, что одним отдавать надо, а другим - вроде и не обязательно.

Помню, как в советские времена, когда гостиница была рядовому гражданину по карману, меня, инвалида 1-й группы, выгоняли из номера потому, что приехали иностранцы и их надо было поселить. Получается, что есть настоящие люди и второстепенные, т.е. мы с вами.

Вероятно, дело здесь не только в экономических выгодах или традиционном русском гостеприимстве. С петровских времен, когда появилась пресловутая табель о рангах, качество людей стало соотноситься с занимаемой ими должностью. Даже сейчас большинство полагает, что начальник умнее их хотя бы потому, что сумел усесться в начальственное кресло. Благодаря стараниям Петра, по-видимому, стало насаждаться и преклонение перед иностранным как более цивилизованным /или прогрессивным/, а носители этого "прогрессивного" выступали более уважаемыми людьми, чем соплеменники.

Так и с долгами. При акционировании Сбербанка государство взяло на себя и его обязательства. С тех давних пор миллионы ограбленных вкладчиков пребывают в благословенных мечтаниях, что государство о них вспомнит. Но напрасно. Брошенную старикам максимальную тысячерублевую компенсацию иначе как насмешкой не назовешь. Судите: была у меня на сберкнижке в 1991 году тысяча рублей, и я мог купить на них полтора цветных телевизора или 20000 почтовых конвертов. Сегодня, получив эту тысячу, я смог бы купить лишь 222 конверта и, в лучшем случае, тумбочку под телевизор. Ведь по весьма скромным подсчетам специалистов советский рубль 1991 года равен 24,3 нынешнего рубля.

Правительство постоянно подчеркивает, что выплатить вкладчикам этот долг оно не в состоянии, поскольку его величина равна 5 годовым бюджетам и он не обеспечен экономически. Спрашивается, почему же в 1991 году он был обеспечен хотя бы природными ресурсами страны, а сегодня нет? Не потому ли, что эти общенародные ресурсы - газ, нефть, металл и т.д. - вдруг оказались в индивидуальных карманах Потаниных, Абрамовичей, Вяхиревых и им подобных. Тогда было бы справедливо отдать долг хотя бы акциями этих компаний. Ведь иностранцам, которым мы должны, мы предлагаем в счет государственного долга любые акции, готовы инвестировать долговые деньги в любые предприятия.

Сейчас

готовится пенсионная реформа, суть которой в появлении накопительных вкладов пенсионеров. Правительство бьет себя в грудь, клятвенно заверяя, что уж с этими-то вкладами ничего не случится. Но кто ему поверит? Конечно, оно, как всегда, может наплевать на общественное мнение и сделать по-своему. Однако, для поддержания хрупкого доверия было бы намного продуктивнее вернуть сбербанковские долги в полном объеме хотя бы тем, кто в 1991 году уже был пенсионером. Тогда, может быть, и другие вкладчики поверят, что к моменту выхода на пенсию их средства будут им возвращены.

Президент не устает повторять, что защита соотечественников для него святое дело. Действительно, кто же будет нас уважать, если мы забываем о самоуважении. Но тогда почему сегодня идет разговор о возвращении царских долгов частным вкладчикам во Франции, а собственным вкладчикам ничего не остается, как со злостью взирать на убеждающую надпись, выведенную на каждой сберкнижке, что государство гарантирует ему сохранность вкладов.

А еще Президент не устает повторять, что строим мы именно правовое государство. Это, казалось бы, доказывает серия исков бывших чеченских заложников на Дубровке к московскому правительству и правоохранительным органам. Если справедливость подобных исков может вызвать у кого-то сомнение, то справедливость и правомерность иска к нашему государству со стороны граждан, потерявших свои сбережения в Сбербанке в 1992 г., вряд ли у кого вызовет возражение.

Кто же выступит инициатором такого судебного процесса, способного создать прецедент? Полагаю, что организационную часть могло бы взять на себя РГО. Конечно, призывать власть имущих к гуманному обращению со своими гражданами - дело благородное, но, как показывает исторический опыт, малоперспективное. А вот помочь ограбленным гражданам получить реальные деньги или акции того же "Газпрома" было бы для РГО не только благородно, но и пропагандистски безупречно.

Сергей БОРОДАВКИН,
доктор философских наук Тел.: (81267)14813
E-mail: borodavkin@tihvin.spb.ru

наверх


кофе старбакс купить