Бог подаст

Государственную публичную библиотеку имени Маяковского в ближайшее время ждет уплотнение. Архимандрит Феогност, московский церковный чиновник, которого сегодня прочат на смену патриарху Алексию, сумел убедить чиновников петербургской администрации начать процедуру передачи здания, принадлежащего крупнейшей городской библиотеке, в свое распоряжение.

Наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры убежден, цитируем, что "в преддверии празднования 300-летия Санкт-Петербурга и в целях возвращения центру города его исторического облика, положительное решение о передаче здания Фонтанного подворья Русской Православной Церкви станет знаменательным событием для жителей Санкт-Петербурга".

Действительно, сам факт притязаний церкви на помещения библиотеки стал знаменательным событием для жителей Санкт-Петербурга - 20 тысяч этих жителей подписались под обращением к городским властям с просьбой не разрушать крупнейшую библиотеку. Происходило это весной прошлого года и тогда казалось, что власть действительно изменит свое отношение к светскому образованию - хотя бы под напором общественного мнения.

Увы - совсем недавно, как только страсти поутихли, городские чиновники все-таки приняли решение подарить мужскому монастырю Сергиевой лавры первые 26 квадратных метров петербургской публичной библиотеки, на которых расположился компьютерный класс этого учреждения. И, судя по официальной переписке церковных служителей с представителями власти, не за горами решение о передаче всего дома на Фонтанке 44.

Не возжелай имущества ближнего своего

Впрочем, пока библиотекой руководит Зоя Качалова, церковь этих помещений не получит - без подписи директора инициатива городских чиновников юридически несостоятельна, а Зоя Васильевна заявляет, что никогда не подпишет подобных документов:

- Вы не боитесь, что чиновники вас в результате просто уволят, а затем спокойно решат все вопросы?

- Я слышу подобные угрозы с весны, но я не боюсь их. Думаю, в городе просто нет специалиста, который мог бы, заняв мое место, подписать документы о разрушении библиотеки - это бы уничтожило и его репутацию. Наши фонды превышают два миллиона единиц, у нас сто тысяч читателей и 3 тысячи ежедневных посетителей - разве позволительно разрушать подобный образовательный центр?

- Передача 26 квадратных метров так катастрофична для крупнейшей городской библиотеки?

- Посмотрите на документы - везде речь идет о "поэтапной передаче всего здания", а эти 26 метров лишь первый звоночек. Священники говорят, что там будет часовня и я с ужасом думаю о том, как люди со свечками будут расхаживать по нашей библиотеке - ведь открытый огонь у нас запрещен десятками инструкций. Любопытно, что разрешение городской пожарной службы церковные лоббисты получили не сразу - сначала им было дано отрицательное заключение. Потом, видимо, после нажима со стороны, пожарные изменили свое мнение на противоположное.

- Почему власть поддерживает притязания монастыря?

- Здесь возможно много объяснений - например, некоторые чиновники кивают на президента страны, который якобы религиозен и потому мог бы поддержать подобные шаги. Но я не видела подобных документов за подписью президента. Возможно, сказываются какие-то личные обстоятельства - например, мне известно о поведении одной из городских чиновниц, от которой зависело решение о передаче нашего здания монастырю. Так вот, эта женщина, будучи глубоко религиозной, посчитала, что должна отблагодарить бога за некую, сугубо личную радость, причем именно таким образом - отдать церкви помещение нашей библиотеки. Впрочем, все может быть намного прозаичней - человек, который заварил всю эту кашу, некий архимандрит Феогност, выглядит очень профессиональным и авторитетным лоббистом. Больше всего он похож на нового русского коммерсанта, а такие люди знают немало способов, как можно убедить чиновников принять нужное решение.

- Насколько уместными выглядят притязания церкви?

- В доме на Фонтанке 44 до революции действительно располагалось подворье Свято-Троицкой лавры, т.е. гостиница, куда приезжали монахи из Москвы. Называть здание гостиницы культовым помещением нельзя, поэтому разговоры об исторической справедливости здесь неуместны. Церковные чиновники кивают на придомовую часовню, которая была в этом здании, но, во-первых, от нее просто ничего не осталось, даже стен, а во-вторых, часовни были практически в каждом крупном городском здании - что же теперь, все их передавать церкви? Кроме того, наше здание 15 лет назад капитально ремонтировалось, оно перестроено специально под нужды библиотеки и чтобы проводить здесь церковные обряды, надо снова все капитально перестраивать. Кстати, все эти аргументы десять лет назад уже высказывал Анатолий Собчак, когда архимандрит Феогност впервые обратился к нему с просьбой о передаче здания. Дословно на прошении Анатолий Александрович написал следующее: "Ни одного кв. метра никаким подворьям не передавать. Если свободен подвал - организуйте там книжный магазин. Б-ка им. Маяковского - одна из старейших и лучших в городе". Это был недвусмысленный отказ и церковь не беспокоила нас до тех пор, пока не поменялось руководство города. У нового руководства иные приоритеты и это видно хотя бы по тому, как был решен вопрос с областной библиотекой на Кирилловской 19 - там в пользу религиозной общины отобрали целый этаж.

- Вашу библиотеку ждет такая же судьба?

- Мне трудно поверить, что для нашей библиотеки будет построено новое специализированное здание, причем в центре города, чтобы было удобно всем посетителям. Намного легче верится в то, что нас просто вышвырнут из уже обжитого и отремонтированного помещения и предложат какие-нибудь полуразрушенные фабричные корпуса на окраинах Петербурга в качестве альтернативы. Впрочем, до лета 2003 года этого точно не произойдет - такого скандала накануне 300-летия города репутация "культурной столицы" просто не выдержит.


Все там будем

Валерий Назаров, председатель КУГИ, мужественно принял удар на себя и любезно согласился прокомментировать ситуацию с библиотекой имени Маяковского, специально для наших читателей.

- На основании каких законодательных актов проводится передача государственного имущества религиозной организации?

- На основании Указа президента от 23 апреля 1993 года. Как государственный чиновник я просто обязан выполнять требования закона.

- Публичная библиотека для городской администрации менее важный объект, чем очередная часовня?

- Ничего страшного не происходит и СМИ напрасно драматизируют ситуацию - в распоряжении публичной библиотеки находится 6 зданий общей площадью 10 тысяч кв. метров, а мы передаем церкви всего лишь 25 метров! Причем еще не передали - пока госпожа Чалова не поставит свою подпись, я тоже не могу подписать соответствующий документ.

- Предыдущее руководство города уже решало эту проблему и, в отличие от вас, поддержало библиотеку и сотни тысяч ее пользователей.

- У церкви не меньше "пользователей" - их интересы тоже надо учитывать. Нельзя, аморально использовать чужое имущество - его необходимо возвращать и мы это делаем, причем основываясь на федеральном законе.

- Если речь идет о повальной реституции, то придется начать со Смольного - это здание тоже изначально не принадлежало государству.

- Что касается Смольного, то я действительно чувствую здесь себя неуютно - именно потому, что это чужое помещение. Но в Указе президента речь идет только о культовых зданиях, их мы и возвращаем. В отношении помещения на Фонтанке 44 остановились на следующем: если будет принято решение о передаче всего здания, мы обязательно предоставим библиотеке новое здание. Пока же речь идет о соседстве библиотеки и церкви и в этом я не вижу ничего плохого - про областную библиотеку на Кириловской 19 тоже писали, что она погибнет после передачи части своих помещений. Но сегодня мы видим, что религиозная община помогает библиотеке и все довольны таким сотрудничеством.

Без комментариев

Русская православная церковь является, пожалуй, самой закрытой от прессы организацией, поэтому нам не удалось получить никаких комментариев от священнослужителей московской и даже петербургской епархии. Однако в нашем распоряжении имеются официальные обращения церковных чиновников к представителям власти, из которых можно сделать вывод, что тотальная реституция является одной из важнейших задач всей РПЦ, а не только отдельных ее приходов и подворий. Вот, например, цитата из обращения, подписанного патриархом Алексием:


"ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВУ
ВЛАДИМИРУ ВЛАДИМИРОВИЧУ ПУТИНУ,
ПРЕЗИДЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ваше Превосходительство, многоуважаемый Владимир Владимирович!

Участники Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, состоявшегося 13 - 16 августа сего года в Москве, в Храме Христа Спасителя, свидетельствуют Вам свое уважение и желают успеха в нелегких трудах, совершаемых Вами на благо народов России и мира...

...Памятуя о том, что возврат исторически принадлежащего ей имущества является международно признанным правом Церкви, просим Вас употребить все возможные усилия для подтверждения этого права и на национальном уровне, за чем должны последовать переговоры о полной или частичной компенсации утраченного. Проблемы нынешних пользователей не могут становиться непреодолимым препятствием к возврату церковной собственности.

С глубоким уважением
АЛЕКСИЙ II, Патриарх Московский и всея Руси;
члены Священного Синода"


Любопытно, что точно такие же доводы (о возврате исторически принадлежавшего имущества) могут сегодня привести члены КПРФ как правоприемники КПСС - имущество КПСС было так же, без суда, конфисковано в 1991 году, причем в помещениях, принадлежавших компартии, сегодня легко и непринужденно располагаются представители региональной и даже федеральной власти и никого из них призрак коммунизама особо не тревожит.

Что касается доводов об обязательности выполнения Указа президента от 1993 года, то он действительно содержит следующий пассаж: "осуществить поэтапную передачу в собственность или пользование религиозным организациям культовых зданий, строений и прилегающих к ним территорий и иного имущества религиозного назначения, находящегося в федеральной собственности, для использования в религиозных, учебных, благотворительных и других уставных целях, связанных с религиозной деятельностью".

Однако, как известно даже юристам-первокурсникам, распоряжения президента не содержат общеобязательных норм. То есть указанное распоряжение следует отнести к разряду поручений, адресованных конкретным исполнительным органам на их усмотрение, и уважаемый Валерий Львович слегка преувеличивал, рассказывая о неизбежности передачи помещения библиотеки московскому монастырю как о прямом следствии из пресловутого Указа.

Таким образом, ситуация полностью зависит от политической воли представителей региональной и федеральной власти, а потому всякие попытки свалить ответственность за принимаемые сегодня решения на пенсионера по имени Борис Николаевич Ельцин выглядят чрезвычайно неубедительно.

А вот еще один неубедительный пассаж - РПЦ, как организация, имеющая, по самым скромным оценкам, годовой доход в $500 млн., и налоговые льготы от государства на неменьшую сумму, вдруг делает красивый жест, выкладывая $50 млн. и дарит Санкт-Петербургу современное здание для публичной библиотеки.

Не верите? Вот и мне не верится, ибо нет таких примеров в нашей новейшей истории.

Остается поверить в чудо - вдруг губернатор передумает. Кто знает подходящую молитву, читайте ее вслух, всякий раз проходя по Фонтанке.

Евгений Зубарев

наверх