Письмо светскому духовнику (А.И. Стреляному)

Уважаемый Анатолий Иванович!

7 августа 1998 я услышал Ваш ответ "атеистам" и порадовался, что не я написал Вам те слова в письме академика Фейнберга, которые висели и у меня на языке после Вашей реакции на предложение радиослушателя открыть рубрику "С атеистической точки зрения". (Уж больно лапидарно Вы тогда высказались в том духе, что Вашим слушателям атеистическая точка зрения не интересна).

А не написал я их потому, что затруднился, что противопоставить "Христианской точке зрения". Естественнонаучную? Но подобная рубрика на радио "Свобода" уже есть: "Наука и техника наших дней". Или, может быть, "С мусульманской точки зрения"? Так ведь я довольно равнодушен ко всей палитре "религиозного дурмана".

Порадовался же я потому, что не оказался на месте весьма достойных людей Е.Л. Фейнберга и В.Л. Гинзбурга, которых Вы, хоть и очень деликатно, но все же "приложили". И все-то Вы сказали правильно, но только не совсем это относится к этим людям - они не атеисты в том смысле, что призывают - "не верь во Христа!". Они ученые и мыслители, озабоченные разгулом мракобесия и суеверий в России. Для них приближение православной церкви к власти, государственная пропаганда религии - это продолжение унижения науки, когда власти игнорируют советы ученых и обращаются к церкви и к оккультизму всех оттенков. Не вульгарный атеизм они имели в виду, а защиту научного мировоззрения.

И совсем не только в вопросах мироздания наука может спорить с Библией. (Хотя, какой уж тут спор!) Вы перечислили вопросы, которые подлежат компетенции религии - это вопросы морали, этики, общежития и т.д., до которых, де, атеизму нет дела. Но если не иметь в виду вульгарный атеизм, а подразумевать под "атеистической точкой зрения" рациональный, естественнонаучный подход к этим вопросам, то и здесь наука имеет большие наработки, по своей надежности приближающиеся к знаниям в области точных наук. Я имею в виду совокупность таких дисциплин, как биология, зоология, этология, психология, социология и др.

Разумеется, религии хранят в мифологической форме реальное накопленное знание, ценный опыт в очень чувствительной сфере социальных отношений между людьми. И характерный для религий консерватизм сыграл в истории, вероятно, положительную роль, потому что жизнь людей может меняться очень быстро, даже быстрее смены поколений, а "сердце человеческое" вообще не меняется*. Однако, все, и консерватизм в том числе, хорошо в меру. Время создания Ветхого Завета - фундамента трех основных религий - специалисты относят к середине первого тысячелетия до н.э. Новый Завет (как "новое мышление" в рамках "единственно верного учения"!) возник в начале н.э. Эти учения отражали необходимость внесения изменений в правила межчеловеческих отношений с переходом от рода к нации и затем к многонациональным образованиям. Но с тех пор утекло много воды. Население Земли выросло раз в 20 - 50, а темп роста населения - в тысячи раз. За последние сто лет накоплено бесконечно больше знаний о мире и о его обитателях, чем за всю историю человечества. И, как никогда, человечеству пора взяться за ум.

И вот что я скажу Вам, Анатолий Иванович: нет спасения несчастной, недоделанной и богоподобной "обезьяне" на путях Христовых или Магометовых, не удержать ее от самоуничтожающих бесчинств сказками и заповедями. Слишком взрывчатый замес представляет собой сплав сборного генетического багажа сотен миллионов лет эволюции с безграничной изобретательностью, рожденной огромным биологическим компьютером, бесплатно и бесконтрольно обременяющим каждую особь этого злосчастного вида. Сегодня, когда эти компьютеры все чаще и легче включаются в гигантские социальные сети, неустойчивость мира становится все более устрашающей. Апокалиптические видения не зря стоят перед лицом человечества с библейских времен, время от времени воплощаясь в репетиции конца света: эпидемии, войны, революции, экологические и демографические катастрофы, призрак ядерной зимы - это все порождено людьми или вызвано их безмерным размножением. А ведь им грозят и чисто природные, совершенно реальные внешние катастрофы - сейсмические, климатические, метеорные - тут бы и сплотиться людям! А им бы все драться!

Каков же выход? Как говорил булгаковский Воланд, "следуйте мудрому правилу - лечить подобное подобным". Горе (и счастье!) человечества - от ума. Только ум позволил виду безмерно разрастись. И этот же ум поставил его на грань самоуничтожения. И кроме как на ум, на рациональное, уже накопленное и будущее знание, надежд у нас нет. "Ни бог, ни царь и ни герой!" Как бы мы индивидуально ни были умны или глупы, мы все невежественны перед горой собранных нами всеми и нашими предками знаний - сокровищ, которые, наконец, надо начать применять не для сиюминутной выгоды или взаимного истребления, а для стратегического планирования разумного и достойного будущего. Фантастические достижения в разработке систем искусственного интеллекта создают техническую базу этим мечтаниям. Но для их воплощения нужна огромная просветительская работа сродни проповеднической. (Можно сказать, что необходима новая религия!) Детям в школах надо объяснять, что мы не сотворены по образу и подобию Бога, а являемся продуктом эволюции и несем на себе все печати зверства. И что если мы хотим быть людьми, то мы должны следовать советам накопленного знания, уважать его как высшее богатство, хранить, преумножать и, если хотите, веровать в него (но в отличие от архаических религий, помнить, что храм знания всегда в строительных лесах). И что почитать среди себе подобных надо не крутых и рычащих (прелестных нашему зверскому подсознанию), а разумных, и из таковых выбирать себе лидеров, дабы не уподобиться скотам*.

Вот почему "Христианская точка зрения" представляется мне устаревшей - она искусственно консервирует архаический уровень знаний и не способна реагировать на новые вызовы времени. "Все в руках Господних!". А как быть с холокостом и т.д.? Как терпит всеведущий Бог бесчинства нового времени, перед которыми грехи Содома и Гоморры - детские шалости? Ответы клириков на подобные вопросы совершенно беспомощны. Зачем дурить людям голову? Чем может церковь ответить на грозу демографического взрыва? Она упорствует в запрещении абортов и даже контрацепции! Я преисполнен почтения к Папе Иоанну-Павлу II - он, по моему мнению, самый выдающийся деятель Церкви всех времен, разумный и просвещенный гуманист. Но печально видеть, как и его руки связаны догмами *.

Человечество в целом очень серьезно относится к вопросам религии, чего я, продукт советской власти и домашнего воспитания в духе французских энциклопедистов, не понимал и не понимаю сейчас, и особенно после того, как в возрасте около 40 лет прочитал Библию. Я был глубоко удручен прочитанным и никак не мог понять, как такой документ - несомненно, бесценный в качестве иторико-литературного памятника - стал в глазах человечества "Великой Книгой". (Впрочем, мне известно, что некоторые конфессии запрещали мирянам читать "первоисточники", дабы не впасть в грех сомнения). Конечно, в первую очередь я имею в виду Ветхий Завет. И не о беспомощности сказок о сотворении мира идет речь. А об общем духе этой очень обычной, кровавой и полной подлостей, предательств и жестокостей (как и трогательных примеров человечности, конечно!) частной истории скотоводческого рода, осознавшего себя божьим избранником и поставившего себя этим над всеми другими родами и племенами. Я не понимал, как можно было канонизировать эти наивные, местами поэтичные, а чаще банальные или страшные байки в качестве Божьего откровения. Я, в частности, говорю о множестве примеров вопиющей аморальности этих текстов. Помнится, я в 1991 г. втравился в диспут с двумя учеными баптистами (в самолете над Атлантикой, где я случайно затесался в салон бизнес класса, которым летали новые русские, представители власти и Церкви). Они по долгу службы стали обращать меня в веру. В ходе беседы я спросил их, как Церковь обходится сегодня со всяческими противоречиями Священного Писания и почему она не устроит пересмотр текстов наподобие того, как это было сделано на первом Вселенском Соборе. В ответ мне было сказано, что никаких противоречий в Священном Писании нет и что даже светская наука сейчас точно установила, что мир был сотворен 5 тысяч лет назад за шесть дней. Бог с ней, с наукой, ответил я, но как быть с Моисеем, который дал иудеям заповедь "не укради" и при этом подучил иудеек, как им обманом выманить золотые украшения у египтянок (накануне исхода). "И да обберем мы египтян" - примерно так сказал Моисей. На это ученые клирики сказали мне, что ничего подобного в Библии нет. Я взял из их рук Библию и тут же нашел им это место. После короткого замешательства они мне заявили, что Моисей был вправе сделать это, потому что египтяне недоплачивали за труд иудеев! (С баптистами мы все же расстались друзьями. Они считали, что поколебали меня в моем безверии и обещали прислать Библию с параллельными русско-английскими текстами и ссылки на научные свидетельства в пользу достоверности библейских мифов. Ничего не прислали).

Эта

история говорит, в первую очередь, о недостаточной квалификации ученых баптистов: они могли бы ответить, что заповедь "не укради" была написана позже этого эпизода, или, ближе к истине, что заповедь определяла отношения людей колен Израилевых и никак не ограничивала степень коварства в отношениях с чужаками. Однако, в Библии полно и менее безобидных историй. Вы помните, например, что было дальше с этим египетским золотом? Моисей поднялся на Синай для бесед с Яхве, оставив лагерь иудеев под присмотром левитов ("политруков"). Через некоторое время иудеи впали в брожение и, ввиду отсутствия Моисея как представителя Яхве, потребовали предоставить им "временно исполняющего обязанности" Бога. И левиты предложили иудеем сдать золотые украшения египтян, дабы отлить Золотого Тельца. Вернувшийся Моисей застал иудеев, поклоняющихся идолу, впал в праведный гнев и велел левитам опоясаться мечами, пройти по лагерю и истребить так много отступников, как удастся. Уцелевшие пали ниц и покаялись. После чего Моисей сжег Тельца, а пепел растворил в воде(!). [Так и хочется ехидно заметить: знаем, знаем, и мы проходили изъятие золота у населения в двадцатых годах! История явно шита белыми нитками. На месте Моисея наказывать надо было левитов, отливших иудеям Золотого Тельца. Но кто же наказывает старательных исполнителей плана?]. Или другая история из того же Пятикнижья, которую можно назвать истоком двойного стандарта. Моисей запретил иудеям сочетаться с чужаками, и, кажется, особо возражал против чернокожих. Но кто-то из строптивцев указал ему, что он сам живет с молодой эфиопкой при живой законной жене-иудейке. И тогда упал Моисей на лице свое и возопил - дескать, Господи, ты видишь этот жестоковыйный народ, меня, старика, эфиопкой упрекнули! Ну и Господь навел порядок - земля разверзлась и поглотила нечестивого критикана.

[Я надеюсь, что я не задел Ваши чувства этими кощунственными пассажами. Не один я из неангажированных атеистов впадал в этот грех. Совсем недавно мне попалась новелла Томаса Манна "Закон", где Манн продолжил осуществление своей идеи реалистической реконструкции библейских историй (прекрасно реализованной им ранее в громадной книге "Иосиф и его братья"). Так вот, в этой новелле Манн излагает историю Исхода и, в частности, останавливается на "казнях египетских", которые учинил Моисей над египтянами, принуждая фараона отпустить иудеев с миром. Как всегда, Манн объясняет все чудеса естественными событиями, более или менее удачно приписанными чародейству Моисея, или просто выдумками. Кроме последней, десятой "казни", по мнению Манна уже буквальной. Моисей угрожал побить в Египте руками Яхве всех первенцев, что и произошло. Манн полагает, что на деле это была свирепая террористическая операция, осуществленная боевиками-левитами в обличии ангелов смерти - совсем в духе новейших времен! Не знаю, был ли Манн атеистом, но уж юдофобом он точно никогда не был].

Я, конечно, понимаю, что основной пафос христианства связан с Новым Заветом и с личностью Христа. Но и в Новом Завете хватает двусмысленностей и противоречий, легко провоцирующих религиозные расколы и религиозное изуверство: достаточно вспомнить ту же инквизицию или современную ирландскую трагедию. Любая слепая вера легко вырождается в фанатизм и нетерпимость к инакомыслящим. А истинная вера должна быть именно слепой, "беззаветной".

Все это пишется, разумеется, не для эфира "Свободы" - это просто односторонний разговор с Вами, главным русским светским духовником. Впрочем, Вы вольны распорядиться с этим, как сочтете нужным. [Я не ожидал, что Вы огласите мое предыдущее письмо про А.П. Александрова и Ю.Б. Харитона, и даже струхнул по советской привычке, когда мне друзья сказали, что меня цитировали на "Свободе"].

В этом месте своего уже недельного писания я услышал кусочек следующей программы "Ваши письма", где Вы уклонились от запрошенных слушателем объяснений сути и корней религии. И правильно! Лучше с официальной идеологией не связываться! Однако, при этом я дополнительно укрепился в уже имевшемся у меня подозрении, что Вы и сами достаточно равнодушны к религиозным проблемам, а потому я зря Вам морочу голову. Но потраченного времени жалко, так что письмо я Вам все же пошлю. Кстати о потраченном времени. Вы, конечно, понимаете, что если физик пишет на такие темы, это значит, что с работой у него неважно. Так оно и есть. Положение российской науки очень печально. В прошлом году меня пригласили в Вашингтон на конференцию по обсуждению состояния русской науки - я их интересовал как представитель сразу двух ветвей науки - РАН и "отраслевой науки". Я написал большой доклад, который уже опубликован в трудах этой конференции: "Russian Science and Industrial Policy: Moscow and Regions". Georgetown University, Washington, March 24-25, 1997. E.B.Alexandrov: "R&D Enterprises in St.Petersburg: a view from inside". Если Вам интересно, могу прислать его в русском оригинале.

Завершая это затянувшееся послание, я прилагаю копию статьи В.Л. Гинзбурга "Вера в Бога несовместима с научным мышлением", опубликованную в газете "Поиск", №29-30 (479-480), 11-24 июля 1998 г., стр.15, а также свою неопубликованную заготовку для петербургской газеты, где имеются те же мысли о соотношении науки и религии.

До свидания, желаю Вам сохранения сил и энтузиазма в работе. Надеюсь, что Вы когда-нибудь опубликуете "Ваши письма".

С неизменным почтением, Е.Б. Александров.

18.08.98


* Во всяком случае, как считают специалисты, не меняется последние 50-100 тысяч лет, с тех пор как человек в основном вышел из-под пресса естественного отбора (как следствие возникшей способности приобретать, копить и передавать в поколениях знания и умения). Это самое "сердце человеческое" представляет собой набор врожденных программ социального поведения, генетическая общность со всем миром живых существ и преемственность которых прекрасно прослеживается сегодня в наших родственниках - от обезьян до насекомых (!) включительно. Зоологи, этологи и генетики считают, что биологически человеческий вид не завершен, что его эволюция прервалась примерно 50 тысяч лет назад. До видового завершения человеку не хватило "каких-нибудь" 3-6 миллионов лет. Вот тогда бы человеку не понадобились скрижали - заповеди Моисея были бы у него прошиты в генах и были бы незыблемы. (Только не был бы он тогда человеком с его пусть ограниченной, но несомненной свободой воли!) У завершенного вида "мораль" едина и в норме нерушима (например, заповедь "не убий себе подобного" строго соблюдается у профессиональных убийц, скажем, тигров или змей, см. труды Конрада Лоренца), а у человека мораль - как кодекс строителя коммунизма: говорим одно, думаем другое, делаем третье. Специалисты считают, что у человека переналожены обрывки врожденных социальных программ разных подвидов обезьян, имевших различные общественные уклады, и потому человек внутренне непредсказуем. Например, считается, что в животном мире брачное поведение жестко детерминировано видом - петух имеет гарем, гусь - однолюб. У человека же встречаются любые из известных брачных схем, причем они могут совмещаться в одной личности. Заповеди Моисея - это попытка рационального сознания навести порядок в этом беспорядке внутренних побуждений. Ну и, как всегда бывает с плодами просвещения, - с сомнительным и переменным успехом. ("Законы запрещают человеку делать лишь то, на что его толкает инстинкт". Чуть что, и природное зверство, умноженное на изощренную человеческую изобретательность, берет верх.). В детстве, читая "Тиля Уленшпигеля", я ужасался очевидным сходством зверств инквизиции - воинства Христова - со зверствами ЧК - воинством коммунизма.
* Жить, разумеется, можно и в скотстве, или, иными словами, в гармонии с природой. Но мы так бесконечно далеко оторвались от этой гармонии (если под таковой понимать натуральные законы джунглей!), что возврат к ней возможен лишь через апокалиптические сценарии тысячекратного сокращения поголовья людей.
* Справедливости ради надо признать, что позиция Папы в этом конкретном вопросе при всей ее кондовой консервативности, вероятно, ближе к стратегическим интересам вида, чем существующие рациональные подходы. Утверждение о том, что человек около 50 тысяч лет назад вышел из под пресса естественного отбора, верно до некоторых пределов. Его иммунная система продолжала оставаться предметом атак, по-прежнему совершенствуясь (или поддерживаясь) свирепым отбором. Чуть что - и в мор погибало до половины популяции города или даже региона. Десятки тысяч лет женщины рожали за жизнь 10-20 детей, из которых выживало 2. Это продолжалось до второй половины 19 века. И только в 20 веке успехи медицины позволили сохранять жизнь почти каждому рожденному. Это резко снизило давление отбора по признаку иммунно-защищенности и поставило на повестку дня перспективу грядущего вселенского мора. СПИД, возможно, - один из первых звонков. Поэтому, идея "планирования семьи" на путях контрацепции в основе порочна. Проблему, возможно, решил бы какой-то будущий пренательный отбор, когда зачатие шло бы беспрепятственно, но плоды жестко отбирались на начальных стадиях развития по набору противопоказаний (тема будущих драм и боев!). Как тут разбираться с грехом детоубийства - это отдельная боль. (Должен оговориться, что эта тема - мое доморощенное творчество - я в литературе с ней не встречался).

наверх