Вера. Разум. Фанатизм

Этот материал написан мной в ответ на статью члена-корреспондента РАН Леонида Ивановича Корочкина "О роли науки и роли религии в формировании мировоззренческой парадигмы. Экскурс в биологию", помещенную на сайте СПб отделения РГО. Однако позволю себе скромно надеяться, что он будет иметь значение, выходящее за рамки частной полемики.

1.Что такое вера и знание - для индивидуума и для человечества?

Мой уважаемый оппонент предлагает свои определения веры и знаний. Не принимая и не оспаривая их, осмелюсь предложить свою трактовку.

Вера - принятие в качестве истины некоего утверждения (высказывания, сведения...), не подтвержденного опытом того, кто его принимает.

Знание - принятие в качестве истины некоего утверждения (высказывания, сведения...), подтвержденного опытом того, кто его принимает.

Отсюда видно, что при таком определении первое понятие (вера) трактуется чересчур широко, а второе (знание) - наоборот, слишком узко. Примем это в качестве первого приближения, а потом немного уточним.

Главное - это выделенный конец фразы в каждом определении, подчеркивающий субъективность каждого из понятий. Получается вот что. Я (Тревогин) знаю, что есть на свете город Новгород - я там был. Но, к сожалению, не могу сказать то же самое о городе Смоленске - там я как раз не был и вынужден довольствоваться чужими свидетельствами (рассказами, книгами, телепередачами...). Стало быть, я не знаю, а лишь верю в существование Смоленска? Выходит - так, хотя это резко расходится с общепринятым пониманием слова "знать". Но ситуация не безнадежна: я знаю, что могу сам в любой момент убедиться в существовании Смоленска, отправившись туда. Что же касается чужих свидетельств (рассказов, телепередач...), то у меня просто нет оснований сомневаться в их добросовестности и правдивости.

Но в конце концов я - всего лишь один индивид из нескольких миллиардов, и что я знаю, а во что верю, никого, кроме моих близких, не волнует. А вот с точки зрения человечества важно совсем другое. Оно, человечество, как раз знает, что есть на свете город Смоленск. Почему? Да потому, что очень многие его представители там были, да и сейчас продолжают жить. На этом примитивном примере мы приходим к очень важному выводу:

Объем знаний человечества как целого на много порядков превышает объем знаний любого индивидуума.

Спрашивается: стоило ли ломиться в открытые двери? Не спешите зубоскалить. Попробуйте ответить на простой вопрос: что такое наука - это знание или вера? Очень хочется ответить, что, конечно же, знание. Совокупность всех добытых к настоящему времени научных сведений - конечно же, знание, но только по отношению ко всему человечеству. Но применительно к индивиду, как это ни прискорбно - всего лишь вера. Ну пусть не на 100 % вера, а процентов эдак на 99,99...9. Леонид Иванович приводит простой пример: "я верю (принимаю без доказательств, хотя они могут быть мне представлены), что 5 * 6 = 30, а не 25 или 40". Все правильно: первоначально ребенок заучивает таблицу умножения догматически, без доказательств. Но практически сразу же он имеет возможность самостоятельно проверить каждую ее строчку, нарисовав на бумаге пять рядов по шесть кружочков (или крестиков, или чертиков) в каждом и непосредственным подсчетом убедиться, что всего их будет 30. Большинство людей так и поступают. И вера превращается в знание.

Но беда в том, что для индивида есть предел. Непосредственно я могу убедиться в справедливости закона Ома и еще нескольких столь же простых законов природы. Но я не в состоянии повторить весь путь, который прошло человечество в познании научной истины. Я не в состоянии проверить двойную спиральную структуру молекулы ДНК и многие другие столь же сложные вещи (скажем, законы квантовой механики). Препятствий тут может быть три (в различных комбинациях):

  • нехватка времени;
  • нехватка денег и
  • нехватка мозговых извилин.

Но это мои личные проблемы! В конце концов, ведь это препятствия чисто "технические". Я знаю, что если уж очень захочу (и если не отброшу коньки преждевременно), то напрягусь, как следует, заработаю кучу денег на покупку электронного микроскопа и прочей аппаратуры, прочитаю соответствующую литературу (полазаю по библиотекам и Интернету), постараюсь поумнеть и повторю-таки опыты Уотсона и Крика (а для квантовой механики - опыты по рассеянию электронов, пропущенных через две щели и т.д.)!!! И кто тогда посмеет сказать, что я просто слепо верю?!

Так вот в чем корень вопроса: в потенциальной возможности проверки научных сведений любым конкретным индивидом. И мы теперь уточним понятие знания (даже применительно к индивиду!) следующим образом:

Знанием в широком смысле слова можно считать принятие в качестве истины некоего утверждения (высказывания, сведения...), которое, хотя и не проверено индивидом, но, во-первых, получено из достаточно надежного источника, а во-вторых, потенциально может быть им проверено (отбросив чисто технические трудности).

Конечно, первое условие (надежность источника) довольно субъективно, и мы о нем поговорим позже.

Но существенно то, что, говоря о научных истинах, мы можем теперь на полном основании называть их не "верой", а "знанием", хотя и с оговоркой: в широком смысле слова.

2. Какая разница между просто верой и религиозной верой?

Как хорошо известно, есть в логике закон достаточного основания, который никто пока не отменял. Он скромно рекомендует не принимать за истину высказывание, для которого нет достаточных оснований. Иначе говоря, источник информации должен быть надежным, что и было отмечено выше. Субъективно? Да, субъективно. Каждый оценивает надежность источника в соответствии со своим складом ума и - что очень существенно! - с важностью вопроса. Вам говорят:

(Утверждение первое). Слышали новость? Супруги Сидоровы разводятся.

И что - вы будете искать перекрестные свидетельства этой новости? Вряд ли. Скорее всего, поверите так. Во-первых, сообщил вам об этом человек хороший и психически нормальный. Во-вторых, вопрос-то ерундовый. Ну разводятся и разводятся. Жалко, конечно, но от этого не умирают. В-третьих - и это самое главное! - полученная информация ничему не противоречит: ни закону Ома, ни теореме Пифагора, ни законам наследственности Менделя.

А теперь некто вам говорит:

(Утверждение второе). На северном полюсе планеты X, обращающейся вокруг звезды Y в галактике Z, стоит трехметровый шоколадный петух.

Тоже поверите? Да ни в коем случае. Даже если сообщает вам об этом тот же самый достойный человек. Не видно никаких достаточных оснований, откуда и как можно было бы почерпнуть эту информацию.

И наконец:

(Утверждения третье, четвертое, пятое и т.д.)). Существует загробная жизнь - ад и рай. Был один человек, которому удалось однажды остановить на какое-то время вращение Солнца вокруг Земли (sic!). Если специальный человек окропит подводную лодку специальной водой и произнесет при этом специальные слова, то это навсегда убережет лодку от любой катастрофы (NB. Не ручаюсь за достоверность информации, но АПЛ "Курск" была единственной нашей ПЛ, подвергнутой процедуре "освящения"). Продать собственную дочь в рабство - вполне допустимая вещь. Избавить страну (например, Россию) от бедствий можно с помощью двух козлов: одного, принеся в жертву, надо убить, а второго (козла отпущения) - отпустить, предварительно намазав ему рога кровью первого. Крестик на шее способен спасти от вражеской пули. Есть свинину, зайчатину, раков, крабов, устриц - тяжкий грех. А вот убивать язычников и атеистов, наоборот, в высшей степени похвально. И так далее и тому подобное.

Поразительно, но на свете есть сотни миллионов людей, безоговорочно принимающих на веру утверждения типа 3, 4, 5,... Спрашивается, а на каком достаточном основании? Такого достаточного основания не существует - так же, как и для утверждения 2 (про шоколадного петуха). С точки зрения логики, эпистемологии, здравого смысла - примеры 2 и 3,4,5,... абсолютно равноправны. Между ними нет никакой разницы.

Мне с гневом возразят: а как же Библия? Разве это не авторитет? Разве это не достаточное основание? Хорошо, давайте разберемся.

3. Как относиться к Библии - критически или некритически?

Вопрос вопросов: что такое Библия - творение Бога или творение человека? Никакого промежуточного варианта ответа здесь быть не может: или - или. Если это творение Бога, то почему в нем (творении) столько противоречий, нелепостей, безнравственности (с точки зрения нормального человека)? Несколько примеров приведено выше; можно привести еще сотни. Если это творение Бога, то и принимать его нужно некритически, причем без малейшего изъятия, со всеми упомянутыми нелепостями и т.д. Ни одной буквы нельзя выкинуть, ни одной запятой - как можно!

Если же это творение человека, то и относиться к нему нужно хладнокровно: одни эпизоды принимать целиком, другие частично, третьи буквально, четвертые иносказательно, пятые безжалостно отбрасывать. А главное - во всем сомневаться, все воспринимать скептически, подвергая перекрестной проверке все, что только возможно (например, сопоставляя ветхо- и новозаветные рассказы с твердо установленными данными истории, астрономии, биологии, физики, других наук).

На каком основании люди считают Библию авторитетом? Обычный ответ: потому что она продиктована Самим Богом. А это почему, откуда это известно? Вряд ли на этот вопрос можно дать вразумительный ответ, кроме примерно таких:

  • потому что она сама так утверждает;
  • потому что это очень древняя книга;
  • потому что так утверждают мои родители (и/или ряд других уважаемых людей);
  • потому что так утверждают мои соотечественники (люди одной со мной национальной принадлежности);
  • потому что так утверждает большинство людей;
  • потому что "ПОТОМУ" оканчивается на "У".

Вряд ли можно признать любой из этих "аргументов" убедительным. Особенно первый. Это самый обыкновенный порочный круг. Наподобие: "Учение Маркса всесильно, потому что верно. А верно потому, что всесильно". (Для придир - поклонников Ленина: так он, конечно, не говорил. Это пародия. Но недалеко ушедшая от оригинала).

Так как же все-таки относиться к Библии разумному человеку? Выборочно, как сказано выше? Но разные люди выберут для буквального и аллегорического понимания разные эпизоды (что и происходит в реальности). Где опора, где авторитетное мнение? У священников? А кто они такие?

4. Кто такие священники?

Принято считать, что священники - это полномочные представители Господа Бога. А каковы достаточные основания так полагать? И на этот вопрос есть ответ. Первым христианским священником был апостол Петр. А дальше священнические саны передаются цепочкой хиротоний (рукоположений): священник предыдущего уровня (в хронологическом смысле) возлагает руки на голову священника следующего уровня, тем самым передавая и ему свои божественные полномочия. На второго священника нисходит так называемая "благодать".Такая вот своеобразная эстафетная палочка. Рукоположенный священник теперь как бы Чрезвычайный и Полномочный посол Бога. Он отныне вправе судить, что такое хорошо и что такое плохо (с точки зрения Бога, разумеется), какое место в Библии нужно толковать буквально, а какое - иносказательно и так далее.

Это все прекрасно и замечательно. Но возникает простенький вопрос. Непрерывные цепочки хиротоний, берущие начало от апостола Петра, когда-то давно разветвились на православные, католические и многие другие (правда, не все христиане признаЮт священничество, но это несущественно). Откуда же в этих ответвлениях возникли разногласия, раз все они имеют один первоисточник и в конечном счете наделяются полномочиями Одним и Тем же Богом? Почему одни послы Бога признаЮт существование чистилища, а другие нет? Почему одни признаЮт святых, а другие нет? Почему одни предписывают крестить лоб так, другие сяк, третьи - эдак? Почему одни разрешают поклоняться скульптурным изображениям, а другие - только плоским (иконам)? И так далее, и тому подобное. Кто бы из христиан (православных, католиков или любых других) дал мне вразумительный ответ на все эти вопросы?

Среди

прочих полномочий священники (по крайней мере в некоторых конфессиях) наделены еще и таким: причислять к лику святых. (Правда, подобные вопросы решаются не индивидуально, а коллегиально, но сути это не меняет). В связи с этим возникает новый вопрос:

5. Что означает атрибут "святости"?

Как известно, свойства предметов (атрибуты, признаки) бывают имманентные, т.е. внутренне присущие им, а бывают декларированные, то есть условно, произвольно им приписанные. Начнем с первых.

Вода мокрая. Луна круглая. Помидор красный. Такой-то ген волнистого попугайчика рецессивный (а такой-то - доминантный). Это все примеры имманентных атрибутов - внутренне присущих свойств, от воли людей не зависящих. Постановлением Политбюро ЦК КПСС нельзя сделать воду сухой. Папской энцикликой нельзя сделать Луну квадратной. Решением Вселенского Собора нельзя сделать помидор синим. Постановлением Священного Синода нельзя сделать рецессивный ген доминантным и наоборот.

Теперь рассмотрим атрибуты, приписанные предметам условно. Крым принадлежит Украине (а до того принадлежал РСФСР и, в разное время, - Российской империи, татарам...). Остров Шикотан принадлежит России (а когда-то принадлежал Японии, которая и сейчас на него претендует). Нет никаких теоретических препятствий (а только политические) считать Крым частью территории Норвегии или, скажем, Эквадора. Гражданство физического лица, его политическая и правовая принадлежность тому или иному государству - тоже пример условного, неимманентного свойства. Никакой рентген, никакое анатомическое, физиологическое, цитологическое или иное исследование, даже посмертное вскрытие не способно установить, является ли (являлся ли) данный индивид гражданином Российской Федерации, США, Израиля или Аргентины.

Напрашивается интересный вопрос: а что такое святость - это свойство индивида имманентное или произвольно ему приписанное? И если приписанное, то кем - Самим Богом или Его наместниками на земле? Вот РПЦ взяла да и объявила Николая II святым. Не будем спорить о том, кто отдал приказ стрелять в мирную толпу 9 (22) января 1905 г. и на чьей совести лежит ходынская трагедия. Речь о другом. Николай, что - так прямо и родился с готовым атрибутом святости? Видимо, нет: он приобрел святость потом. Когда? Сразу после расстрела большевиками царской семьи? Или спустя восемь десятилетий, когда РПЦ признала его таковым? А все эти 80 лет после расстрела он был святым, но только люди об этом не знали? Кто же решает вопрос о святости и кто чьему решению должен подчиняться? Вопрос решает Бог, а священники каким-то загадочным образом об этом решении узнаЮт и принимают к сведению? Или решают люди, а Бог это решение потом утверждает?

(Правда, иногда и имманентное свойство приобретается предметом не сразу. Помидор сначала был зеленым, а потом, по мере созревания, в результате ряда физических, химических и биологических процессов постепенно стал красным. В других случаях это происходит не постепенно, а сразу. При определенных температурах вода скачкообразно из жидкости превращается в газ или твердое тело. В физике это называется фазовыми переходами).

Пойдем дальше. Александр Невский - тоже святой. Первый вопрос: а чем хуже Суворов или Жуков, почему они не святые? Вопрос второй: как относиться к святости Александра Невского немцам - отдаленным потомкам тех, что были перебиты и утоплены в 1242 году? Как вообще католики должны относиться к православным святым, а православные верующие, наоборот, - к какому-нибудь святому Януарию или к Франциску Ассизскому? Священники той или иной христианской конфессии признали Имярека святым - прекрасно. А Бог-то с таким решением согласился или нет? Все подобные вопросы отпадают, если выражение "святой человек" означает просто "очень хороший человек". В таком случае все просто: человек становится святым постепенно, по мере совершения все большего количества добрых поступков и воздержания от поступков злых. Но тогда при чем тут Бог и Его наместники?

Христианин (в частности, православный) должен иметь четкие ответы на все подобные вопросы. Но в том-то и дело, что без всяких рассуждений верить в святость, провозглашенную "своей" Церковью, гораздо легче, нежели понимать: а что это слово - "святость" - означает.

6. Агнцы и козлища

Один из излюбленных аргументов верующих, в частности, православных - обвинение атеистов в безнравственности и прочих смертных грехах. "Если Бога нет - все дозволено!" Рискуя схлопотать обвинение в непочтительности к классику, все же выскажусь: Достоевский сморозил когда-то сгоряча откровенную глупость, а верующие ее в восторге подхватили. Послушать Федора Михайловича, так все без изъятия атеисты - сплошь вурдалаки, лысенковцы и людоеды. Можно подумать, что верующий Иоанн Грозный был агнцем Божиим. Можно подумать, что атеисты Марк Твен, Анатоль Франс, Бернард Шоу, Бертран Рассел и другие питались человечиной. "Он бегает по Африке и кушает детей - гадкий, нехороший, жадный Бармалей!" Кстати о лысенковщине. Сам-то Трофим Денисович, конечно, был атеистом. А каково мировоззрение креационистов (которых, насколько можно понять, Леонид Иванович, кажется, не слишком жалует)? Вот уж они-то точно верующие. А разве креационизм лучше лысенковщины? Вот то-то и оно.

Что же касается того, что, мол, религия способствовала становлению и развитию науки, то, право, не знаешь, плакать или смеяться. Леонид Иванович, Вам, что - надо напоминать о судьбе Джордано Бруно или Галилео Галилея? Вам ничего неизвестно о том, какими методами "святая" инквизиция насаждала "истину"? Вы никогда не слыхали, что примерно полторы тысячи лет - от Аристотеля до Галилея и Декарта - человеческая мысль была крепко и надежно заперта на замок, ибо Церковь (христианская церковь, Леонид Иванович!) наложила негласный запрет на свободные научные исследования, поскольку они противоречили наивным библейским сказкам? А "Приключения Тома Сойера" Вы, Леонид Иванович, читали? Ведь это не выдумка Марка Твена, будто церковные мракобесы преследовали врачей, исследовавших трупы в целях изучения анатомии и, тем самым, совершенствования методов лечения. Все это было, да и сейчас кое-где есть. И того гляди, вернется и в нашу страну усилиями РПЦ и ее сторонников. Конечно, многие творцы науки были верующими и даже богословами. Но этого все-таки маловато, чтобы восторженно заявлять о благотворном влиянии религии на свободную научную мысль. Религия гораздо больше и чаще эту самую мысль тормозила и по возможности душила, нежели ей способствовала.

Так что не надо так все представлять в упрощенном черно-белом свете: дескать, все верующие (или только все православные) - белые и пушистые, а все атеисты (иноверцы) - бяки-закаляки кусачие. Недостойна ученого (да и просто серьезного человека) такая примитивная позиция. Уж простите, если можете.

7. С кем Вы, Леонид Иванович?

Для того, чтобы никогда и ни в чем не ошибиться, мы должны верить, что то, что мы видим белым, есть черное, если таковым его называет Иерархическая Церковь.

Игнатий Лойола,
основатель Ордена иезуитов

Спустя неделю после трагических событий 11 сентября 2001 года Российское Гуманистическое общество выступило с заявлением "Разум против религиозного терроризма" (оно опубликовано, в частности, в 22-м номере журнала "Здравый смысл"). Диагноз случившегося поставлен предельно точно: человечество столкнулось вовсе не с исламским терроризмом и даже не с ваххабитским. Миру, цивилизации бросает вызов РЕЛИГИОЗНЫЙ ТЕРРОРИЗМ. После событий 11 сентября этот вид терроризма заявил о себе в Каспийске 9 мая уже нынешнего, 2002-го года.

Цепочка выстраивается логичная и ясная:

Вера без достаточного основания -> догматическая вера -> фанатичная вера -> фанатизм -> нетерпимость к инакомыслию -> кровь и насилие -> терроризм.

И все это вместе взятое называется религией. И держится она - религия - на заведомом обмане и на запрете на самостоятельное мышление. Почему террористы-камикадзе (и в США, и в Палестине, и в других местах) так сравнительно легко жертвуют своей жизнью? Потому что им вдолбили в сознание убежденность в райской награде на "том свете". Отработана даже технология "командировок" в рай. Будущего камикадзе угощают обильной трапезой с наркотиком. Заснувшего, его переносят в прекрасный сад с экзотическими растениями и изысканными кушаньями. Важным элементом этого спектакля являются молодые очаровательные девушки без "комплексов". Снова обед с наркотиками - бессознательное состояние - возвращение в исходный пункт. "Ну как, понравилось? Вот это тебя и ждет на том свете, если ты выполнишь приказание". А кое-кому даже обещают астрономический долларовый счет (!!!) на том свете. Как тут не вспомнить фразу из фильма "Праздник святого Йоргена": "Учитесь, ваше преосвященство, работать без отмычек!".

Не хочу выдвигать тезис, аналогичный дурацкому афоризму Достоевского, и зачислять всех верующих всех конфессий в одну компанию с террористами-камикадзе. Однако предложил бы каждому верующему поразмыслить вот над чем.

Любая церковь (и православная в том числе) претендует на полное владение мировоззрением своих прихожан. Есть такое уродливое и неуклюжее слово - "воцерковление". Так вот, каждый "воцерковленный" обязан думать, полагать и считать так, как ему предписывает соответствующая церковь. Вы можете быть выдающимся биологом, членом-корреспондентом РАН, но если РПЦ заявляет, что чихать она хотела на все генетические экспертизы, вместе взятые, что аутентичность "екатеринбургских останков" не доказана, так как не было чуда, - то и вы обязаны чихнуть на генетику вслед за РПЦ.

Если РПЦ скажет, что не было никакой эволюции, а все без исключения виды были сотворены одним махом - значит, так оно и есть. И лучше не рассуждать на эту тему.

Если РПЦ вздумает объявить Иоанна Грозного святым (а почему бы, собственно, и нет? Ведь после каждого своего чудовищного преступления этот изверг и садист исправно каялся наместнику Господа Бога, тем самым очищая себя от "греха") - значит, быть по сему.

Если РПЦ скажет, что Ной действительно разместил миллионы биологических видов на своем ковчеге, притом вместе с запасами пищи на несколько месяцев, то сомневаться не в чем.

Если РПЦ требует отслужить панихиду по усопшему, иначе покойнику не дадут на том свете лишнего стакана компота или контрамарки в райскую филармонию - значит, так надо.

Если РПЦ скажет, что святой водой можно вылечить болезнь, застраховать от несчастья и уничтожить радиоактивность - значит, так оно и есть, а смерть больного, случившееся ЧП и упрямые показания дозиметра - это все дьявольские козни или плоды греховности.

Воцерковленный не имеет права на сомнение, на собственную мысль, на логические рассуждения. Дело воцерковленного - не рассуждать, не сомневаться и даже не понимать, а, не раздумывая, принимать на веру то, что ему предписывает церковь.

В заключение - маленький вопрос персонально глубокоуважаемому Леониду Ивановичу, биологу и православному христианину:

Допускаете ли Вы возможность развития человеческого эмбриона из гаплоидной клетки?

(Кто не понял - речь идет о непорочном зачатии).

В случае утвердительного ответа Вы, Леонид Иванович, не биолог.

В случае отрицательного ответа Вы, Леонид Иванович, не христианин.

Так определитесь же, по какую Вы сторону баррикад в противостоянии разума и невежества.

Петр Тревогин

наверх